главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Соединённые Штаты Америки. Межвоенный период и Вторая мировая война (1921–45 гг.). Электронная еврейская энциклопедия
Соединённые Штаты Америки. Межвоенный период и Вторая мировая война (1921–45 гг.)

КЕЭ, том 8, кол. 341–354
Опубликовано: 1996
Обновлено: 16.08.2006

СОЕДИНЁННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. МЕЖВОЕННЫЙ ПЕРИОД И ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА (1921–45 ГГ.) В 1920-х–1-й половине 1940-х гг. численность еврейского населения США росла относительно медленно, особенно по сравнению с периодом 1880-х–1910-х гг. Если в 1925 г. в стране насчитывалось около 4,5 млн. евреев, то по оценке на 1945 г. (которую некоторые специалисты считают завышенной) их было около 5 млн. (3,57% всего населения). Одним из главных факторов столь резкого изменения демографической тенденции стало введение американскими властями иммиграционных квот, значительно сокративших приток еврейских переселенцев в США. Движение за прекращение или ограничение иммиграции, особенно еврейской, зародившееся в США уже в конце 19 – начале 20 вв. (см. выше), достигло наибольшего размаха сразу после 1-й мировой войны, когда в стране резко усилились изоляционистские и националистические настроения, ксенофобия и опасения, что левый политический радикализм, получивший после 1917 г. широкое распространение в Европе (евреев считали главными его носителями), перекинется в США («красная паника» 1919–21 гг.). Под воздействием подобных настроений Конгресс США уже в 1921 г. ввел первые иммиграционные квоты, установив предельное количество переселенцев: в год не более 3% от общего числа выходцев из соответствующей страны (иммигрантов и их детей), проживавших в США в 1910 г. Через несколько лет последовало ужесточение этих ограничений: согласно так называемому закону Джонсона, принятому в 1924 г. и поэтапно введенному в действие в 1925 г., квоты были понижены до 2% численности соответствующей группы иммигрантов на 1890 г.; принадлежность к выходцам из той или иной страны стала определяться по месту рождения, так что, к примеру, еврей, родившийся в Польше, считался выходцем оттуда, даже если прожил всю жизнь в Германии или Великобритании.

Хотя внешне закон Джонсона не имел антисемитской направленности (квоты распределялись по странам исхода, а не по этнической принадлежности или вероисповеданию), он фактически основывался на характерной для расизма презумпции абсолютного превосходства «нордических» наций (англичан, ирландцев, немцев, скандинавов) над народами Восточной Европы, Средиземноморья и стран Востока, включая евреев (восточноевропейских ашкеназов, основную часть сефардов, представителей восточных общин), составлявших большинство переселенцев из этих регионов; основной целью закона Джонсона было поощрение иммиграции первых и ограничение притока вторых. По этой причине за точку отсчета и был принят 1890 г., когда, в частности, массовое переселение евреев в США еще только начиналось. Согласно закону Джонсона, вид на постоянное жительство в США могли в течение года получить 5982 выходца из Польши, 2148 – из России, 749 – из Румынии и т. п.; сверх квоты в страну допускались лишь те, у кого в США имелись родственники, готовые дать письменное обязательство о принятии на себя всей ответственности за материальное положение иммигранта. Поскольку лишь часть (пусть и весьма значительную) переселенцев из стран Восточной Европы и Средиземноморья составляли евреи, общий объем их иммиграции в США уменьшился до нескольких тысяч человек в год. Одновременно возросла доля иммигрантов-евреев, покидавших США (в 1921–24 гг. — около 0,7%, в 1925–37 гг. — 3,8%). Вследствие резкого сокращения иммиграции почти весь прирост численности еврейского населения США с середины 1920-х гг. был обусловлен естественными факторами; приблизительно к 1940 г. большинство американского еврейства впервые составили уроженцы страны.

В середине 1930-х гг. приток евреев в США несколько возрос, однако это объяснялось прежде всего резким увеличением их иммиграции из Германии, где в январе 1933 г. к власти пришли нацисты (квота для уроженцев этой страны была относительно велика — 25 957 человек в год), а не изменением политики американских властей, чье отношение к еврейской иммиграции не только не улучшилось, но и значительно ухудшилось: в 1936 г. разрешение на въезд в США получили лишь 6252 беженца из Германии, в 1937 г. — 11 352, а всего в 1933–37 гг. — не более 33 тыс. (при квоте в 129 785 человек). В 1938–41 гг. в США прибыло около 124 тыс. беженцев из Германии и оккупированных ею стран Западной, Центральной и Восточной Европы. Поскольку материальное положение многих иммигрантов, прибывавших в США из Европы в 1930-х гг., было крайне тяжелым, еврейские благотворительные организации создали в 1934 г. Национальный координационный комитет помощи беженцам и эмигрантам из Германии (с 1939 г. — Национальная служба помощи беженцам). Вместе с тем десятки тысяч европейских евреев, пытавшихся спастись от нацистских преследований, не смогли получить разрешение на въезд в США из-за нежелания американских властей изменить иммиграционное законодательство или изыскать иные способы приема беженцев (подробнее см. Ф. Д. Рузвельт).

В 1920–30-х гг. число американских евреев, занятых в промышленном производстве (главным образом швейном, а также табачном, кожевенном, меховом и др.), постепенно сокращалось. Так, уже к началу 1930-х гг. доля евреев среди рядовых членов Международного союза рабочих по изготовлению женского платья упала до 40%, а в Объединенный союзе рабочих швейной промышленности и Союзе рабочих меховой и кожевенной промышленности, созданных в 1910–20-х гг. в качестве преимущественно еврейских профобъединений, к началу 2-й мировой войны появилось немало рабочих других национальностей, хотя в руководстве по-прежнему преобладали евреи (см. ниже). Среди работодателей в швейной, меховой и кожевенной промышленности ведущие позиции остались за еврейскими предпринимателями (это положение в основном сохраняется и ныне); многие евреи продолжали работать модельерами, закройщиками и т. п. Однако в целом наблюдался отток евреев из всех отраслей промышленности, обусловленный как резким уменьшением числа новых переселенцев (для которых физический труд зачастую был единственной возможностью добыть средства к существованию), так и сменой поколений американского еврейства, в результате которой его наиболее активную часть составили дети иммигрантов, прибывших в США в 1880-х–1910-х гг. Они большей частью выбирали профессии, не связанные с ручным трудом, стремясь стать бизнесменами, служащими государственных учреждений или частных компаний, инженерами, адвокатами, врачами, дантистами, преподавателями средних и высших учебных заведений, в меньшей степени — социальными работниками. Поскольку деятельность такого рода требует высшего образования, с начала 20 в. число евреев — учащихся средних школ и студентов непрерывно росло: так, в Нью-Йорке в средних учебных заведениях к 1931 г. евреи составили 51% учащихся, в колледжах и университетах к 1935 г. — 49,6%; в бесплатных муниципальных колледжах этого города с 1915 г. до конца 1950-х гг. было около 85% евреев. Всего в 1930-х гг. в США в колледжах ежегодно обучалось около 105 тыс. евреев (примерно 9% общего числа студентов).

После 1-й мировой войны многие высшие учебные заведения, прежде всего наиболее престижные (например, Гарвардский университет), установили процентную норму для евреев, как правило, от 5 до 10%; частные университеты и колледжи практиковали ее открыто, государственные — негласно. Несмотря на резкие протесты еврейских организаций, политических объединений левого и либерального толка, профсоюзов, подобная практика сохранялась до конца 2-й мировой войны, что вынуждало многих молодых евреев уезжать для получения образования за границу (в основном в Западную Европу). После окончания учебы они нередко сталкивались в США с дискриминацией при найме на работу: крупные банки, страховые компании, торговые и промышленные предприятия, солидные адвокатские конторы, как правило, нанимали только «белых христиан» или отдавали им предпочтение перед другими кандидатами, в том числе и евреями; последних охотно брали на работу лишь фирмы, основанные и действовавшие при значительном участии еврейского капитала или руководимые евреями. Профессиональные корпорации (например, объединения стоматологов) ограничивали прием евреев в свои ряды; врачи-евреи могли найти место только в общинных больницах (им было крайне трудно даже пройти интернатуру), педагоги — лишь в общедоступных школах крупных городов. Места штатных преподавателей высших учебных заведений также были почти недоступны для евреев. Тем не менее, число евреев, активно работавших в американской науке, в 1920-х гг. — 1-й половине 1940-х гг. значительно возросло; среди них выделялись (помимо тех, кто начал свою научную деятельность в предшествующий период) физик И. А. Раби (в США с 1899 г.), биохимики М. Калвин, У. Х. Стайн, Дж. Уолд, генетик Г. Дж. Меллер, микробиолог З. А. Ваксман, физиолог Х. С. Гассер, иммунолог и бактериолог К. Ландштейнер (в США с 1922 г.), экономист С. Кузнец (в США с 1922 г.). В 1930-х гг. в США эмигрировали из Европы, прежде всего из Германии, где в 1933 г. к власти пришли нацисты, физики Х. А. Бете (1937 г.), Ф. Блох (1934 г.), Э. Сегре (1938 г.), Дж. Франк (1933 г.), А. Эйнштейн (1933 г.), биохимики К. Э. Блох (1936 г.), Ф. А. Липман (1939 г.), О. Мейергоф (1940 г.), микробиолог и генетик С. Э. Луриа (1940 г.), физиолог и фармаколог О. Лёви (1940 г.), религиозный философ А. И. Хешел (1940 г.).

Несмотря на все препятствия, в межвоенный период удельный вес евреев среди «белых воротничков» (представителей свободных профессий, служащих государственных и муниципальных учреждений, частных компаний), а также мелких и средних предпринимателей быстро увеличивался, так что к концу 1930-х гг. они составили бо́льшую часть самодеятельного еврейского населения США; тем самым в стране в основном завершилось формирование еврейского «среднего класса». Уровень жизни значительной части американских евреев в период экономического процветания 1920-х гг. существенно повысился; в результате многие из них стали покидать неблагополучные «дешевые» районы крупных городов: так, в Нью-Йорке происходило массовое переселение евреев из типично эмигрантских кварталов Манхаттана в более респектабельные в то время Бронкс, Бруклин и Куинс. Несмотря на то, что в результате экономического кризиса 1929–33 гг. («великой депрессии») многие еврейские бизнесмены (в том числе и крупные) разорились, а обострение конкуренции на рынке труда и услуг сделало рабочие места, требующие высокой квалификации, еще менее доступными для евреев, чем в годы процветания, новой «пролетаризации» американского еврейства не произошло. Усилился лишь приток евреев в государственные учреждения, функции которых после 1933 г., когда правительство Ф. Д. Рузвельта начало осуществлять политику «нового курса» (см. ниже), заметно расширились, что потребовало соответствующего увеличения персонала; кроме того, на государственной службе евреям — по крайней мере формально — гарантировались такие же возможности, как и представителям других национальных групп и конфессий. Многие реформы, осуществленные в рамках «нового курса» (страхование банковских вкладов, расширение полномочий профсоюзов, установление минимальной заработной платы и максимальной продолжительности рабочего дня, социальное страхование, особенно введение пенсий по старости) способствовали во 2-й половине 1930-х гг. существенному улучшению экономического положения евреев, принадлежавших к наименее обеспеченным слоям общества, а также части евреев среднего класса. Дальнейшее повышение благосостояния всех групп американского еврейства произошло в годы 2-й мировой войны, когда экономика США переживала бум, сопровождавшийся резким расширением деловой активности, уменьшением безработицы и ростом заработной платы.

Среди евреев, принадлежавших к верхушке американского общества, в межвоенный период обозначилось преобладание финансистов, биржевых маклеров, торговцев недвижимостью, владельцев индустрии развлечений (особенно киностудий и кинотеатров), в меньшей степени — крупных торговых предприятий; в числе основных пайщиков и высших администраторов ведущих промышленных, транспортных и строительных корпораций евреев было сравнительно мало. Для 1920–40-х гг. характерна судьба Билли Роуза (Уильям Сэмюэл Розенберг, 1899–1966), который родился в бедной нью-йоркской семье и начинал карьеру с должности стенографиста; после 1-й мировой войны был автором текстов популярных песен, затем — владельцем ночного клуба и продюсером бродвейских шоу, а позднее занялся скупкой недвижимости (в том числе приобрел несколько театров) и коллекционированием предметов искусства (Билли Роуз преподнес свое богатое собрание скульптур О. Родена, Дж. Эпштейна и др. в дар Израильскому музею в Иерусалиме, где они экспонируются в «саду скульптуры», носящем его имя).

В межвоенный период и в годы 2-й мировой войны евреи продолжали активно участвовать в политической жизни США, преимущественно оказывая поддержку Демократической партии, делавшей в 1920–30-х гг. основную ставку на представителей национальных меньшинств. Основная часть американского еврейства (около 85%), в том числе многие из тех, кто раньше поддерживал республиканцев или социалистов, проголосовала на президентских выборах 1932 г. за кандидата демократов Ф. Д. Рузвельта, выдвинувшего концепцию «нового курса», которая предусматривала более активное вмешательство правительства в экономическую жизнь ради создания «государства всеобщего благосостояния» (деятельное участие в разработке этой программы приняли Б. В. Кохен, 1894–1983, и Ф. Франкфуртер). Пост министра финансов в кабинете Рузвельта в 1934–45 гг. занимал Г. Моргентау-младший; президент поддерживал дружеские контакты с несколькими лидерами еврейской общины США, включая С. С. Вайза (антисемиты, используя игру слов, называли «новый курс» Рузвельта, на английском языке буквально «новая сделка», — «еврейской сделкой»). Советником многих президентов США, как республиканцев, так и демократов, был в 1910–40-х гг. Б. Барух. В состав Верховного суда США в 1930-х гг. входили Л. Д. Брандайз (до 1939 г.), Б. Н. Кардозо (в 1932–38 гг.) и Ф. Франкфуртер (с 1939 г.); тогда же четыре еврея занимали губернаторские посты, многие работали в министерствах (в том числе и на высших административных должностях), в судах низших инстанций, муниципальных органах. Мэром Нью-Йорка в 1933, 1937 и 1941 гг. избирался Ф. Г. Ла-Гардия (1882–1947; сын еврейки и итальянца). Несмотря на то, что Рузвельт не предпринял достаточно энергичных усилий для спасения европейского еврейства от нацистского геноцида (см. выше), на выборах 1936, 1940 и 1944 гг. около 90% евреев США голосовали за него.

Реформы Рузвельта, важной составляющей которых было социальное законодательство, обусловили резкое падение влияния левых организаций — Социалистической и Социалистической рабочей партии — на американское еврейство; этому способствовало также уменьшение численности еврейского пролетариата (см. выше). Вместе с тем среди наиболее известных социалистических лидеров в 1920–30-х гг. по-прежнему было немало евреев — В. Бергер, М. Хилквит, Д. Дубинский, А. Роуз (Олеш Ройз, 1898—?). Продолжали действовать Еврейская социалистическая федерация и секции Бунда. Евреи также сыграли важную роль в создании американского коммунистического движения, хотя в целом его популярность в среде американского еврейства была сравнительно невысока. По некоторым оценкам, в Коммунистической партии США, созданной в 1921 г., евреи составляли в 1920-х гг. до 15% рядовых членов; в руководство этой партии входили И. Амтер (1881–1954), М. Бедахт (1885—?), Б. Гитлов (1891–1965), Джей Лавстоун (Я‘аков Либштейн, 1898—?), Дж. Стейчел (1900–1966) и др. евреи; в качестве активных пропагандистов коммунистических идей в 1920–30-х гг. выступали публицисты Г. М. Фаст, Майкл Голд (Ирвин Гренич, 1893–1967), Б. Вольф (1896—?). Известным влиянием в среде евреев, приверженных языку идиш и полагавших, что только решение национальных проблем по советскому образцу может положить конец антисемитизму, пользовалась Еврейская федерация коммунистической партии, возникшая в октябре 1919 г. в результате раскола Еврейской социалистической федерации и возглавленная А. Биттелменом (1890—?); среди ее активных деятелей были М. Винчевский и К. Мармор (1879–1956). Коммунистические фракции образовались во всех профсоюзах, где численно преобладали евреи; в руководящих органах некоторых профобъединений, например, Союза рабочих меховой промышленности, коммунистам на некоторое время удалось получить большинство. В 1922 г. начала выходить коммунистическая газета на идиш «Фрайхайт» под редакцией бывших бундовцев М. Ольгина и Ш. Эпштейна. Для привлечения евреев в свои ряды коммунисты активно использовали культурную работу: в 1920-х гг. под их контроль перешла часть школ с преподаванием на идиш, созданных ранее под эгидой Арбетер ринг; в сентябре 1937 г. коммунисты создали формально беспартийную организацию Идишер култур-фарбанд (ИКУФ), провозгласившую своей целью борьбу за сохранение и развитие еврейской культуры на идиш. Тем не менее уже с конца 1920-х гг. число евреев — приверженцев коммунистического движения начало снижаться, что было вызвано безоговорочной поддержкой Коминтерном антиеврейских арабских беспорядков 1929 г. в Эрец-Исраэль, а затем сталинским террором и сотрудничеством советских властей с нацистской Германией в 1939–41 гг. Несмотря на кратковременные подъемы, связанные с экономическим кризисом 1929–33 гг., установлением власти нацистов в Германии, переходом Коминтерна к политике «народного фронта» (1935 г.), началом советско-германской войны (1941 г.), к концу 1940-х гг. еврейское коммунистическое движение почти сошло на нет, а в Коммунистической партии США евреев осталось сравнительно мало. Ее покинули даже такие видные руководители, как Дж. Лавстоун и Б. Гитлов (в автобиографии, озаглавленной «Я признаю: правда об американском коммунизме» и опубликованной в 1940 г., он подверг резкой критике своих недавних единомышленников). В начале 1930-х гг. несколько сот евреев-коммунистов переселились из США в Еврейский национальный район (впоследствии Еврейская национальная область) Советского Союза (см. Биробиджан); позднее многие из них пали жертвами сталинских «чисток».

В 1920–40-х гг. во многих областях американской культуры евреи вышли на ведущие позиции. Появилась плеяда прозаиков и драматургов еврейского происхождения, чье творчество составило целую эпоху в истории художественной литературы США на английском языке: С. Беллоу (в США с 1937 г.), С. Н. Берман, Б. Хехт (1894–1964), М. Голд, Анзя Езерска (в США с 1901 г.), Дж. С. Кауфман (1889–1961), Л. Левинсон (1882–1955, в США с 1890 г.), С. Б. Орниц (1890–1957), Дороти Паркер (Ротшильд; 1893–1967), Х. Рот, Н. Уэст (Вайнстайн, 1903–40), И. Файнман (1893–?), Лиллиан Хелман (1905–84). Обрели известность поэты С. Куниц (1905–2006), Бабетта Дейч (1895–1982) и К. Фиэринг (1902–61), писавшие прозу и стихи И. Шнейдер (1896–1958) и Ч. Резников (1894–1976), театральный критик Дж. Дж. Натан (1882–1958), историки литературы Дж. Э. Шпингарн (1875–1939) и А. Ярмолинский (1890–1975, в США с 1913 г.). Крупный вклад в развитие американской прессы внесли издатели У. Анненберг (родился в 1908 г.), П. Блох (1877–1941), Ю. Мейер (1875–1959; с 1933 г.– владелец газеты «Вашингтон пост»), С. И. Ньюхауз (1895–1979), А. Х. Сулцбергер (см. Сулцбергер, семья; унаследовал газетную империю А. С. Окса), Дороти Шифф (см. Дж. Г. Шифф), журналисты М. Бергер (1898–1959), Х. Бернстайн (1876–1935), А. Крок (1886–1974), У. Липпман (1889–1974), Л. Фишер, М. Хеллинджер (1903–47; прославился заметками очевидца об атомной бомбардировке Нагасаки) и многие др.

Величайшими американскими композиторами 20 в. стали Дж. Гершвин (Гершович; создатель первой национальной оперы «Порги и Бесс»), А. Копленд, Л. Бернстайн. Среди исполнителей выделялись дирижер С. Кусевицкий (в 1929–49 гг. возглавлял Бостонский симфонический оркестр, ставший под его руководством одним из лучших в мире), пианисты А. Шнабель (жил в США в годы 2-й мировой войны), В. Горовиц (в США с 1928 г.), Артур Рубинштейн (жил в США в 1939–54 гг.), скрипачи Л. Ауэр (в США с 1918 г.), И. Менухин, Е. Цимбалист (в США с 1911 г.), М. Эльман (в США с 1908 г.), Я. Хейфец (в США с конца 1910-х гг.), виолончелист Г. Пятигорский (в США с 1929 г.).

Американские художники-евреи, начавшие свой творческий путь в межвоенный период, — живописцы Бен-Цион (Вайнман; 1899–1987, в США с 1920 г.), Х. Блум (родился в 1913 г., в США с 1920 г.), А. Готлиб, У. Зорах (1887–1966), М. Кантор (1896–1974; в США с 1911 г.), Дж. Левин (родился в 1915 г.), М. Ротко, Р. Сойер (см. Сойер, братья), Дж. Хирш (1910–1981), Б. Шан (в США с 1906 г.), скульпторы С. Бейзерман (1889–1957), Луиз Невельсон (1900–88), гравер И. Эймен (родился в 1918 г.), сценограф Ю. Берман (1899–1972; в США с 1920-х гг.), дизайнер Х. Дрейфус (родился в 1904 г.) и многие другие — работали во всех жанрах искусств пластических, в самых разных стилях и направлениях. В 1930–40-х гг. в США переселились из Европы живописцы А. Л. Копли (псевдоним Алкопли; родился в 1910 г.) и М. Банд (1900–74), скульптор Ж. Липшиц (в США с 1941 г.), фотохудожник Л. Мохой-Надь (1895–1946, в США с 1937 г.) и др. В 1933–40 гг. многие художники-евреи, принадлежавшие к различным авангардистским школам (как старожилы, так и вновь прибывшие в страну), участвовали в осуществлении крупного проекта украшения общественных зданий, финансировавшегося федеральным правительством.

Как и в предшествовавший период, в 1920–40-х гг. особенно велика была роль евреев в американском кинематографе: режиссеры Э. Любич (1892–1969), Э. фон Штрохайм, Дж.фон Штернберг (1894–1969), М. Ле Рой (1900–87), М. Ретиц (Кертес; 1882–1962; в США с 1926 г.), Б. Уайлдер (1906–2002, в США с 1934 г.), Л. Майлстоун (Мильштейн; 1895–1980, в США с 1913 г.), А. (Мих.) Литвак (1902–74; в США с 1936 г.), У. Уайлдер (1902–81), О. Л. Преминджер (Премингер; 1906–86, в США с 1935 г.), М. Гордон (1909–78), А. Манн (А. Э. Бунсман, 1906–67), Ф. Циннеман (Зиннеман, 1906–?); сценаристы Б. Хехт (см. выше), Н. Красна (1909–84), Дж. Уолд (1912–62), К. Формен (1914–84; был также режиссером), Э. Леман (родился в 1915), Д. Трамбо; актеры П. Лорре (Л. Левенштайн, 1904–64), П. Муни, Э. Дж. Робинсон (Голденберг, 1893–1973), Дж. Шильдкраут (см. Шильдкраут, семья), Силвия Сидни (Софья Косов; родилась в 1908 или 1910 г.), братья Маркс, Э. Кантор, Д. Кей, Дж. Гарфилд (1913–52), Луиза Райнер (родилась в 1910 г.; в США с 1935 г.), К. Дуглас (И. Демски, родился в 1916 г. или 1918 г.) и многие др. Первый в США звуковой фильм «Певец джаза» выпустили в 1927 г. братья Уорнер (см. выше); главную роль в нем исполнил Э. Джолсон. В начале 1930-х гг. в Голливуде работал С. Эйзенштейн.

В 1920-х и особенно в 1930–40-х гг. весьма заметным стало участие евреев и в американском театре; так, в становлении характерного для него жанра музыкального ревю важную роль сыграли композиторы Дж. Керн (см. выше) и Р. Роджерс, либреттисты Л. Харт и О. Хаммерштейн-младший. Большой успех имел мюзикл «Иголки и булавки», поставленный в 1937 г. любительской труппой Международного союза рабочих по изготовлению женского платья, в которую входили в основном евреи. Одним из крупнейших в США балетных импресарио стал в межвоенный период С. Юрок (в США с 1906 г.).

В 1920-х гг. еврейская культура на идиш достигла в США пика своего развития. К концу этого десятилетия число членов Арбетер ринг составило 80 тыс. человек; в школах с преподаванием на идиш обучалось 12 тыс. детей. В стране действовали 28 театров на идиш (из них 11 – в Нью-Йорке); осенью 1927 г. они в совокупности давали ежемесячно свыше 600 представлений 85 пьес. В литературе на идиш помимо большого числа литераторов, начавших свою творческую деятельность в предшествующие десятилетия, обрели известность прозаики И. Башевис-Зингер (в США с 1931 г.; единственный писатель на идиш, удостоенный Нобелевской премии), З. Н. Брусилов (1892–1977), Ф. Бимко (1890–1965, в США с 1921 г.), Б. Демблин (1897–1976, в США с 1921 г.), Ш. Миллер (1895–1958, в США с 1912 г.), И. Розенфельд (1880–1944, в США с 1921 г.), Л. Шапиро (1878–1948, в США с 1921 г.), романист и драматург И. И. Зингер (1893–1944, в США с 1933 г.), поэты Б. Д. Бялостоцкий (1892–1962, в США с 1911 г.), Б. Вайнштейн (1905–67, в США с 1925 г.), А. Луцкий (Ахарон Цукер; 1899–1957, в США с 1914 г.), А. Б. Табачник (в США с 1921 г.), критик Н. Майзель (в США в 1937–64) и многие др. В 1941–51 гг. в США жил З. Шнеур. Вместе с тем суммарный тираж периодических изданий на идиш после 1915 г. неуклонно снижался; среди этих изданий выделялись основанная ранее газета «Форвертс», «Тог» и «Моргн журнал», а также выходившая с 1922 г. «Фрайхайт» (см. выше), журналы «Цукунфт» (см. выше), «Векер» (публиковался с 1921 г.), «Ундзер вег» (с 1925 г.), «Идише култур» (с 1928 г.), «Дер идишер кемфер» (под редакцией Х. Гринберга). В стране действовали также учебные заведения с преподаванием на иврите, созданные различными сионистскими организациями, однако сторонников развития еврейской культуры на этом языке было значительно меньше, нежели приверженцев идиш. На иврите писали (помимо беллетристов, чьи первые произведения появились в начале 20 в.) прозаики И. Тверский (в США в 1926–47 гг.), Р. Валенрод (1899–1926, в США с начала 1920-х гг.), поэты А. Регельсон (в США с 1905 г.), А. Х. Фридланд (1891–1939, в США с 1906 г.), Г. Прайль (в США с 1922 г.), поэт и романист Шим‘он Галкин (в США с 1914 г.), поэт, эссеист и драматург А. Цейтлин (в США с 1939 г.), публицисты М. Х. Майзельс (1901–84; в США с 1930 г.) и М. Риболов (в США с 1921 г.), критики Н. Майзель (в США в 1937–64 гг.) и А. Эпштейн (1880–1952, в США с 1925 г.). Среди сравнительно немногочисленных периодических изданий на иврите наибольшей популярностью пользовалась нью-йоркская газета «Ха-доар» (в 1921–22 гг. — ежедневная, в 1922–70 гг. — еженедельная; редактор М. Риболов), которую выпускал Хистадрут иврит оф Америка (Американское объединение любителей иврита), основанное в декабре 1917 г.

Во 2-й половине 1920-х гг. в США существовало свыше 3700 еврейских общин, среди которых преобладали ортодоксальные. В период процветания 1920-х гг. в ряде городов страны были возведены новые синагогальные здания; многие из них представляли собой монументальные сооружения и имели богатое внутреннее убранство. При большинстве синагог действовали учебные заведения (главным образом вечерние и воскресные), благотворительные общества, погребальные братства (см. хевра каддиша). Вместе с тем именно в 1920-х гг. в среде американского еврейства резко усилились ассимиляционные тенденции, обусловленные вступлением в жизнь детей иммигрантов 1880—1910-х гг. («второго поколения»): они большей частью переходили в быту на английский язык, перенимали образ жизни христианского большинства населения страны и стремились ни в чем не отличаться от него в культурном отношении; это зачастую достигалось путем полного отказа от еврейских традиций и ценностей. Ассимиляционные процессы (см. ассимиляция) привели к ослаблению ортодоксального течения, к которому принадлежало подавляющее большинство иммигрантов конца 19 – начала 20 вв.; вместе с тем, семьи, почти или вовсе не придерживавшиеся традиций, а также евреи, состоявшие в смешанных браках, но стремившиеся сохранить национальное самосознание, во многих случаях поддерживали связи именно с ортодоксальными общинами. Вновь усилилось влияние реформистов и консерваторов; этому во многом способствовало как стремление многих евреев совместить иудаизм с американским образом жизни, так и то, что оба течения разработали собственные политические платформы, основанные на принципах либерализма и предусматривавшие поддержку профсоюзного движения и борьбу за предотвращение международных конфликтов.

В годы экономического кризиса 1929–33 гг. поступления в фонды еврейских общин США резко сократились (из-за разорения многих еврейских предпринимателей и безработицы), их финансовое положение заметно ухудшилось. Общинные благотворительные организации впервые в истории страны не имели возможности оказать поддержку всем без исключения нуждающимся евреям (число которых значительно возросло), а программы помощи евреям за рубежом в 1930–35 гг. были фактически свернуты. Сильно пострадала также система еврейского образования, особенно ортодоксальные учебные заведения и школы с преподаванием на иврите, поскольку ни общины, ни родители учеников не могли оплачивать работу преподавателей и аренду помещений. Положение начало улучшаться лишь во 2-й половине 1930-х гг., когда жизненный уровень большинства американских евреев существенно повысился (см. выше). В 1939 г. возникла Американская ассоциация еврейского образования; сходные объединения создавались и в отдельных городах (например, в Нью-Йорке в 1940 г. был основан Комитет по еврейскому образованию).

В 1930-х гг. в ряде городов США образовались еврейские общинные советы, объединявшие (по примеру нью-йоркской Кехиллы, существовавшей в 1909–22 гг.) большинство местных еврейских организаций: синагоги, сионистские ассоциации, ложи Бней-Брит, а во многих случаях — и социалистические группы, ранее категорически отказывавшиеся сотрудничать с «буржуазией». Общинные советы координировали благотворительную деятельность (включая помощь евреям в других странах), работу учебных заведений, улаживали конфликты между еврейскими организациями, следили за соблюдением гражданских прав евреев, боролись с антисемитизмом. В 1940-х гг. эти советы были повсеместно признаны в качестве органов, представляющих в своих городах всех евреев, вне зависимости от их политической и религиозной ориентации. Вместе с тем еврейская община США в целом оставалась децентрализованной: ни одна из ассоциаций, действовавших в масштабах всей страны, не смогла взять на себя функции единого представительного органа всего еврейства США.

В межвоенный период возникло несколько новых всеамериканских еврейских организаций, например, Совет еврейских федераций и благотворительных фондов (1932 г.), Еврейский рабочий комитет (1934 г.).

Развитие еврейского национального движения в США шло в 1920-х гг. сравнительно медленно, во многом из-за того, что в большинстве общин значительный вес по-прежнему имели группировки и отдельные лидеры, враждебно или равнодушно относившиеся к сионизму. Антисионистские или несионистские позиции занимали, в частности, руководители многих ортодоксальных и реформистских синагог (при том, что некоторые известные ортодоксальные и особенно реформистские раввины участвовали в национальном движении с первых лет его существования), члены Американского еврейского комитета, Бунд и другие социалистические объединения (под эгидой которых находились популярные периодические издания на идиш; см. выше) и коммунисты. По настоянию крупных филантропов общины и некоторые всеамериканские благотворительные организации, например, Джойнт, отказывались выделять средства на развитие еврейского национального очага в Эрец-Исраэль, направляя их на финансирование программ помощи евреям в других странах, включая выдвинутый советским правительством проект создания еврейских сельскохозяйственных поселений в Крыму (см. также Советский Союз). Это заставило Еврейский Национальный Фонд, Керен ха-иесод (отделение которого под руководством И. Ньюмена действовало в США с 1921), Фонд Еврейского университета в Иерусалиме, Хадассу и Мизрахи учредить в 1925 г. Объединенный палестинский призыв; в первый же год своего существования он собрал около 5 млн. долларов. Значительным успехом сионистов стало установление контактов с теми еврейскими деятелями, которые, не разделяя их программные установки, все же проявляли готовность оказать помощь в освоении Эрец-Исраэль евреями. В 1923 г. президент всемирной Сионистской организации Х. Вейцман вступил в переговоры с председателем Американского еврейского комитета, одним из основателей Джойнта Л. Маршаллом и с видным филантропом Ф. М. Варбургом (см. Варбург, семья); несмотря на существенные разногласия, в 1927 г. Х. Вейцман и Л. Маршалл заключили соглашение, проложившее дорогу к созданию в 1929 г. «расширенного» Еврейского агентства (см. также Сионизм. От декларации Бальфура до Билтморской программы 1917–42 гг.); представители Американского еврейского комитета и других еврейских организаций США заняли в его совете 44 из 112 мест, отведенных так называемым несионистам.

В годы экономического кризиса 1929–33 гг. число участников сионистского движения в США значительно сократилось. В 1930 г. Сионистская организация Америки насчитывала лишь 8 тыс. членов; в 1933 г. Еврейскому национальному фонду и Керен ха-иесод удалось собрать в стране только 339 тыс. долларов. В то же время выступления против арабских беспорядков в Эрец-Исраэль (1929 г.), Белой книги лорда Пасфилда (1930 г.), а позднее — против выдвинутого британским правительством плана раздела Палестины (1937 г.) объединили вокруг сионистов значительную часть американского еврейства. В 1935 г. влиятельная Центральная конференция американских раввинов (реформистская) официально предоставила своим участникам право самостоятельно решать вопрос об участии в сионистских организациях, а в 1937 г. утвердила Колумбусскую платформу, где признавалось существование еврейского народа и подчеркивалось, что «все евреи обязаны способствовать обустройству Палестины». Сходную резолюцию принял в том же году Союз американских еврейских конгрегаций. Эти решения привели к выделению группы реформистов, продолжавших выступать против сионизма; в 1942 г. они образовали Американский совет по иудаизму. В 1930-х гг. американским сионистам удалось также установить прочные связи с правящими кругами страны; этому во многом способствовала деятельность Американо-палестинского комитета, созданного по инициативе И. Ньюмена в 1932 г. (в комитет вошли вице-президент США Ч. Кертис и многие конгрессмены). В 1930-х гг. несколько увеличилась алия из США, начало которой было положено еще на рубеже 1910–20-х гг.; всего в 1918–48 гг. из США в Эрец-Исраэль на законном основании переселились около 6 600 человек, в качестве нелегальных иммигрантов (см. Иммиграция «нелегальная») — еще несколько тысяч.

1920–30-е гг. стали в США временем наибольшего усиления антисемитизма; юдофобские настроения проникли в этот период во многие слои американского общества. Широко практиковалась дискриминация при приеме евреев на работу и в высшие учебные заведения (см. выше); во многие клубы, фешенебельные гостиницы и на некоторые курорты допускали только христиан, хотя в ряде штатов действовали законы, запрещавшие подобные ограничения (первый из них был принят по требованию еврейских организаций в штате Нью-Йорк в 1913 г.). Неоднократно предпринимались попытки воспрепятствовать поселению евреев в сравнительно зажиточных городских кварталах и респектабельных пригородах. С 1920 г. в стране распространялись «Протоколы сионских мудрецов» и основанные на них антисемитские сочинения, где большевистская революция в России трактовалась как один из этапов осуществления тайного плана разрушения христианской цивилизации и установления всемирного господства евреев. С мая 1920 г. автомобильный магнат Г. Форд, используя принадлежащую ему газету «Дирборн индепендент» (которую по его требованию должны были приобретать и распространять все автосалоны, торгующие автомобилями «Форд»), развернул антиеврейскую пропагандистскую кампанию. Невзирая на протесты еврейских ассоциаций и многих неевреев (обращение от 16 января 1921 г., в котором антисемитская агитация характеризовалась как угроза американской демократии, подписали 119 видных политиков и общественных деятелей, в том числе президент США, представитель Демократической партии У. Вильсон и бывший президент, республиканец У. Х. Тафт), юдофобские материалы публиковались в «Дирборн индепендент» вплоть до 1927 г., когда еврейские общины начали неофициальный бойкот продукции заводов Форда, а против их владельца было подано два судебных иска. Это вынудило Форда объявить (в открытом письме Л. Маршаллу) о прекращении антисемитской кампании и принести извинения американскому еврейству. Тем не менее созданный Фордом образ еврея-заговорщика, стремящегося подорвать «американский образ жизни», а также опубликованный на деньги автомобильного магната английский перевод «Протоколов сионских мудрецов» и написанная им книга «Международный еврей» и в дальнейшем активно использовались в антисемитской пропаганде, в том числе и в нацистской Германии.

Первой в США массовой организацией, принявшей на вооружение антисемитизм, стал после 1-й мировой войны Ку-клукс-клан, влияние которого в начале 1920-х гг. резко усилилось (в 1924 г. он насчитывал около 4 млн. сторонников). Хотя основными врагами Ку-клукс-клана считались негры и католики, его лидеры неоднократно подчеркивали, что евреи также не являются «стопроцентными американцами» и потому представляют собой препятствие на пути к созданию «подлинной Америки». В некоторых местах отделения Ку-клукс-клана пытались организовать бойкот еврейских торговцев и т. п. акции, однако последовательной антисемитской программы идеологи Ку-клукс-клана не выработали, а с 1927 г. его популярность быстро пошла на спад. Сразу несколько антисемитских организаций, как пронацистских (общество Друзья новой Германии, Германо-американский союз и др.), так и популистских (Национальный союз за социальную справедливость), появилось в США в 1930-х гг. Юдофобские выпады постоянно звучали (особенно начиная с 1938 г.) в еженедельных выступлениях по радио известного католического проповедника Ч. Кафлина; издававшийся им журнал «Соушл джастис» перепечатал «Протоколы сионских мудрецов», снабдив их сочувственными комментариями. С антисемитских позиций выступали католические органы печати «Бостон пайлот» и «Бруклин тэблет», организация Христианский фронт, объединявшая преимущественно католиков ирландского происхождения (подобно Ку-клукс-клану она пыталась организовать бойкот торговых предприятий, принадлежавших евреям). Хотя и в этот период насильственные антиеврейские акции были крайне редки, во многих городах начала формироваться еврейская самооборона; для мирного противоборства антисемитизму создавались советы по межобщинным отношениям. В 1938–41 гг. действовал всеамериканский Генеральный совет еврейских организаций самообороны, в 1944 г. возник Национальный консультативный совет по межобщинным отношениям. В 1933–41 гг. евреи США принимали деятельное участие в антинацистском бойкоте; работал Американский объединенный совет по антинацистскому бойкоту. После вступления США во 2-ю мировую войну (декабрь 1941 г.) антисемитизм стал рассматриваться здесь как выражение сочувствия официальной политике правительства враждебной державы (Германии), и потому открытые его проявления быстро прекратились. Однако в ходе опроса, проведенного в 1944 г., когда в США уже были получены достоверные сведения о Катастрофе европейского еврейства, 24% респондентов заявили, что евреи представляют собой угрозу для Америки, а от трети до половины изъявили готовность поддержать антисемитскую кампанию.

В период между началом 2-й мировой войны и вступлением в нее США (сентябрь 1939–декабрь 1941 гг.) большинство американских евреев выступало за энергичную поддержку государств, воевавших с гитлеровской Германией (Франции, Великобритании, позднее — Советского Союза). Лидеры еврейства США, как правило, воздерживались от высказываний по вопросу о целесообразности присоединения страны к антинацистской коалиции; несмотря на это, некоторые участники изоляционистского движения, принявшего в 1939–41 гг. весьма широкий размах, обвиняли евреев в том, что они, преследуя собственные цели, пытаются втянуть США в ненужную им войну (с подобными утверждениями выступил, например, знаменитый авиатор Ч. Линдберг на митинге, организованном в сентябре 1941 г. комитетом «Америка прежде всего», в состав которого входили несколько евреев). После вступления США в войну десятки тысяч евреев вступили в ряды американской армии. Всего в вооруженных силах страны насчитывалось около 550 тыс. евреев (в том числе 310 военных раввинов); из них 10,5 тыс. погибли в боях, 24 тыс. получили ранения, 36 тыс. были награждены за храбрость.

В годы 2-й мировой войны заметно активизировались сионистские организации США, ставшие к середине 1940-х гг. ведущей политической силой в среде американского еврейства. Число членов Сионистской организации Америки возросло с 49 тыс. человек в 1940 г. до 225 тыс. в 1948 г., Хадассы — с 81 тыс. до 250 тыс. Всего в сионистском движении США участвовало к середине 1940-х гг. около 1 млн. человек Вскоре после начала 2-й мировой войны был создан Чрезвычайный комитет по сионистским делам (с 1943 г. — Чрезвычайный сионистский совет), который возглавляли С. С. Вайз и А. Х. Силвер. В 1939 г. Объединенный палестинский призыв, Джойнт и Национальная служба помощи беженцам (см. выше) заключили соглашение о совместном сборе пожертвований, образовав Объединенный еврейский призыв. В 1939 г. ему удалось мобилизовать 7 млн. долларов, в 1940 г. — 14 млн. В 1941 г. была достигнута дополнительная договоренность о том, что 63% средств, собранных Объединенным еврейским призывом, должны направляться на различные проекты в Эрец-Исраэль. Кампании Объединенного еврейского призыва, проводившиеся в 1940-х гг., дали в совокупности сбор в 638 млн. долларов (огромная по тем временам сумма, три четверти которой было вложено в развитие еврейского национального очага).

В мае 1942 г. под эгидой Чрезвычайного сионистского комитета в Нью-Йорке была созвана конференция, на которой представители сионистов США и Канады приняли Билтморскую программу, провозгласившую целью движения создание еврейского государства в Эрец-Исраэль и ставшую тем самым поворотным пунктом в истории сионизма. На Американской еврейской конференции, состоявшейся в Нью-Йорке в августе 1943 г. (ее делегаты представляли почти половину еврейства США), Чрезвычайному сионистскому совету удалось, несмотря на оппозицию со стороны Американского еврейского комитета и некоторых др. организаций, добиться принятия резолюции, воспроизводившей основные положения Билтморской программы. В результате решительных действий сионистов (прямое обращение конференции Объединенного палестинского призыва к Ф. Д. Рузвельту в январе 1942 г. и др.) администрация США выступила за создание Еврейской бригады, что вынудило правительство Великобритании отказаться от противодействия этому плану. Осенью 1944 г. Рузвельт официально заявил о своей поддержке намерений сионистов в отношении Эрец-Исраэль; сходная резолюция обсуждалась в Конгрессе в начале 1944 г. и в начале 1945 г., но по настоянию военного министерства (опасавшегося, что это приведет к осложнению отношений с Великобританией) ее принятие было отложено до декабря 1945 г. Осенью 1945 г. сменивший Рузвельта президент Г. Трумэн предложил британским властям немедленно разрешить въезд в Эрец-Исраэль 100 тыс. европейских евреев, переживших Катастрофу и находившихся в лагерях для перемещенных лиц (это предложение соответствовало требованиям сионистов).

Вместе с тем ни сионистские, ни какие-либо другие еврейские объединения США и отдельные лидеры американской еврейской общины не предприняли никаких попыток убедить правительство страны в необходимости энергичных действий для спасения европейского еврейства от гитлеровского геноцида; частично это объяснялось опасением, что подобная инициатива будет использована нацистской пропагандой и местными изоляционистами для подкрепления их утверждений о том, что участие США в антигитлеровской коалиции выгодно только евреям. Лишь в январе 1944 г. по предложению Г. Моргентау-младшего Ф. Д. Рузвельт санкционировал создание Совета по делам беженцев войны. Ортодоксальные общины США образовали Ва‘ад хаццала (Комитет спасения), пытавшийся выкупить у нацистов хотя бы часть обреченных на смерть евреев. Однако конкретные результаты деятельности обеих организаций оказались весьма ограниченными.

См. Соединённые Штаты Америки.

 ДИАСПОРА > Регионы и страны
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 
Газеты на идиш в руках пассажиров нью-йоркского метрополитена. 1930-е годы. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.–Т.-А., 2001.

Газеты на идиш в руках пассажиров нью-йоркского метрополитена. 1930-е годы. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.–Т.-А., 2001.
 


  

Автор:
вверх
предыдущая статья по алфавиту Соединённые Штаты Америки. Период массовой иммиграции (1891–1920 гг.) Соединённые Штаты Америки. Евреи США в 1946–70 гг. следующая статья по алфавиту