главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Россия. Евреи в русской культуре и науке и в российской общественно-политической жизни (до 1917 г.). Электронная еврейская энциклопедия
Россия. Евреи в русской культуре и науке и в российской общественно-политической жизни (до 1917 г.)

КЕЭ, том 7, кол. 390–402
Опубликовано: 1994

РОССИЯ. ЕВРЕИ В РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ И НАУКЕ И В РОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ (ДО 1917 г.)

Процесс вхождения евреев в русскую культуру и укоренения в ней затянулся из-за непреодолимых правовых ограничений на многие десятилетия. По сути он начался с эпохи «великих реформ» Александра II, в ходе которых эти ограничения для части еврейского населения были ослаблены. До этого в культурной жизни России лишь спорадически встречаются имена евреев, как правило, принявших христианство; среди них монах Арсений Грек, основавший в середине 17 в. в Москве первую в России школу, где обучали греческому языку и латыни, живописцы 17 в. – начала 18 в. Иван Башмаков и Василий Познанский, врач А. Р. Санхец, член Петербургской АН, медальеры С. Юдин (1730 – после 1800), в 1762–1800 гг. возглавлявший Петербургский монетный двор, и Саломон Кордели (с 1813 г. мастер двора), выполнивший портреты героев войны 1812 г., ксилофонист-виртуоз М. И. Гузиков, музыкальный критик М. Раппапорт (1823–84) и другие.

Многовековая музыкальная традиция евреев обусловила их выдающуюся роль в развитии русской музыки, в особенности музыкального образования и исполнительского искусства. По инициативе Антона Рубинштейна в 1859 г. было создано Императорское русское музыкальное общество, а в 1862 г. основана Петербургская консерватория; его брат Николай был основателем (1866) и бессменным директором Московской консерватории. Все четверо российских скрипачей, удостоенных во второй половине 19 в. звания «солиста Его Императорского Величества», были евреями. Российское еврейство выдвинуло таких первоклассных дирижеров, как братья Рубинштейн, Э. Гольдштейн (1851–87), С. Кусевицкий, И. Добровейн, Ф. Блюменфельд (1863–1931), А. Хессин (1869–1955), Л. Штейнберг (1870–1945), Э. Купер (1877–1960) и другие. На императорской сцене пели: первый исполнитель партий Ленского и Германа в операх П. Чайковского М. Медведев (Бернштейн; 1852–1925), И. Тартаков (1860–1923), Л. Сибиряков (Спивак; 1870–1938) и другие; О. Каминьский (1869–1917), выступавший в оперных театрах Италии и России, получил прозвище «русского Баттистини». Ведущую роль в создании русской исполнительской школы сыграли скрипачи Г. Венявский, Л. Ауэр, А. Бродский (1851–1929), П. Столярский, виолончелисты К. Давыдов (1838–89), Е. Вольф-Израэль (1872–1956), И. Пересс (1881–1924), пианисты Юзеф Венявский (см. Г. Венявский), Евгения Городецкая (1865–1939), С. Майкапар, Изабелла Венгерова (1871–1956), Е. Вильбушевич (1874–1933) и другие. Как педагоги и музыкально-общественные деятели прославились сестры Елена, Евгения и Мария Гнесины (см. М. Гнесин). О музыкантах-евреях в России и их вкладе в музыкальную культуру страны более подробно см. Музыка. Еврейская музыка и музыканты–евреи в России и в Советском Союзе.

Отрицание изобразительного искусства, в особенности занятия скульптурой, приравниваемого еврейской религиозной традицией к идолопоклонству, к второй половине 19 в. сменилось в еврейской среде терпимым отношением к нему. С 1870-х гг. на Императорском монетном дворе стал работать резчиком и медальером Авенир Грилихес, а затем его сын Аврахам — старший медальер монетного двора. Уже в 1871 г. в члены Академии художеств был избран скульптор М. Антокольский, открывший перед русской скульптурой новые пути; в 1885 г. академиком по портретной и исторической живописи стал И. Аскназий, а в 1893 г. — М. Маймон. Однако самый значительный вклад в русскую живопись внесли И. Левитан и В. Серов. Видное место в новом русском искусстве 20 в. заняли Л. Бакст, Н. Альтман, Р. Фальк, М. Шагал и другие. Большую роль сыграли евреи также в художественном образовании в Российской империи на рубеже 19 в. и 20 в. (М. Антокольский, Л. Пастернак, И. Пэн и другие). Подробно о вкладе евреев в развитие русской живописи, графики и скульптуры см. Искусства пластические. 19 в. – начало 20 в.; 20 век; Вклад евреев в русское искусство 20 в. и в советские искусства пластические.

Евреи традиционно были мастерами ювелирного искусства. Ю. Раппопорт (1864–1916) стал в 1883 г. «главным серебряником» прославленной фирмы придворных поставщиков Фаберже, одним из трех мастеров (всего их в фирме было около 500), имевших право ставить свою подпись на выполненные ими работы.

В русском театре конца 19 в. – начала 20 в. широкой популярностью пользовались трагические актеры братья Роберт (1860–1934) и Рафаил (1861–1938) Адельгейм, приобщившие широкие массы зрителей к лучшим произведениям мировой классической драматургии и значительно поднявшие культуру провинциальных театров, Л. Леонидов, комик Б. Борисов (Гурович; 1873–1939), режиссеры А. Санин и А. Таиров, артисты эстрады братья Виктор (1882–1944) и Владимир (1883–1953) Хенкины, театральные критики и историки театра Н. Эфрос (1867–1923) и А. Кугель и многие другие. В современном балете (см. Танец) начала 20 в. приобрела известность Ида Рубинштейн.

О евреях в русской литературе и литературоведении см. Русская литература, а также Русско-еврейская литература.

В развитие русской философской мысли (см. Философия) начала 20 в. значительный вклад внесли С. Франк, Л. Шестов, М. Гершензон, Любовь Аксельрод, Я. Берман (1868–1933), П. Юшкевич (1873–1945), А. Гурвич (1874–?), А. Деборин, С. Гессен (1887–1950), Г. Гурвич (1894–1965) и другие.

Уже в 1840 г. евреи стали учиться в русских университетах; в Дерптском университете (см. Тарту), где преподавание до 1889 г. велось на немецком языке, фамилии евреев—выпускников встречаются с 1800–1810-х гг. Однако сделать научную карьеру в России еврею было почти невозможно. Уже в 1810 г. (по просьбе Дерптского университета) комитет министров утвердил правило «не допускать евреев к получению университетских степеней», и хотя впоследствии оно было отменено (в 1844 г. Леон Мандельштам получил в Петербургском университете степень кандидата философии), на практике ничего не изменилось. Евреи могли получить профессуру в российских университетах лишь после принятия христианства (Д. Хвольсон, Ф. Левинсон-Лессинг, А. Иоффе, И. Равич, Е. Тарле, физиолог И. Цион; психиатр Ис. Оршанский и многие другие), хотя иногда и это не помогало (например, министр народного просвещения Н. Боголепов не допустил к занятиям для подготовки к профессуре принявшего православие П. Когана). Выдающуюся роль в развитии русской и мировой науки сыграл родившийся в христианской семье И. Мечников (его мать приняла православие), первый русский ученый, получивший Нобелевскую премию. К чтению лекций в русских университетах евреи допускались в порядке редкого исключения, и лишь некоторые из них — физиологи Н. Бернштейн (1836–91, см. о нем в статье Н. Бернштейн) и Н. Бакст, невропатолог Л. Минор (см. Ш. Минор), офтальмолог М. Мандельштам, математики Х. И. Гохман (1851–1916) и В. Каган (1869–1953), экономист и историк И. Кулишер (см. Кулишер, семья) — были приват-доцентами, но ни один не достиг должности профессора (в тех же случаях, когда евреев избирали профессорами, как Н. Бернштейна и М. Мандельштама, совет университета отменял эти решения). На Высших женских курсах (не являвшихся государственным учебным заведением) изредка встречались профессора-евреи (Н. Бакст, Л. Минор). Часть еврейских ученых для продолжения занятий наукой была вынуждена эмигрировать; так поступили В. Хавкин, Леонид Мандельштам, Лина Штерн и многие другие. Фактический запрет евреям, не желавшим сменить вероисповедание, преподавать в высших учебных заведениях нанес заметный урон русской медицине и юриспруденции, в которых евреи занимали видные позиции.

Основы изучения культуры и быта народов Севера, явившиеся существенным вкладом в мировую этнологию, заложили политические ссыльные В. Богораз, В. Иохельсон и Л. Штернберг.

Судебная реформа 1864 г., создавшая российскую адвокатуру, сразу же привлекла евреев-юристов, видевших, так же как и их русские коллеги, смысл своей работы в защите прав личности и часто совмещавших практическую деятельность с научной. Среди знаменитых российских адвокатов конца 19 в. – начала 20 в. достойное место занимают М. Винавер, О. Грузенберг, А. Гольденвейзер, А. Пассовер, Г. Слиозберг и другие, которые также занимались широкой общественной деятельностью.

В конце 19 в. – начале 20 в. (особенно в 1905–17 гг.) газеты в России стали с большим успехом выполнять те общественные задачи, которые раньше лежали, главным образом, на традиционных «толстых» журналах. Периодическая печать взяла на себя многие функции партий и других политических объединений, находившихся в России на нелегальном или полулегальном положении; ее значение было очень велико. Для части еврейских публицистов и журналистов, число которых в этот период быстро возрастало, сотрудничество в русских газетах и журналах было первым этапом общественно-политической или научной карьеры. Одними из первых евреев, ставших редакторами-издателями русских газет, были О. Нотович (1849–1914), руководивший петербургским «Новым временем» (в 1873–74 гг., когда это издание занимало либеральные позиции), а также «Новостями», и А. Липскеров (1848-?), издававший в Москве «Новости дня» (1883–1906), а затем «Новости иностранной литературы». В провинции получили известность М. Кулишер (см. Кулишер, семья), редактировавший в 1880-х гг. киевскую либеральную газету «Заря», И. Кугель (1873–1941), редактор «Киевской мысли», а затем газеты «День» (Петербург), Н. Розенштейн (умер в 1902 г.), редактор газеты «Ростовские-на-Дону известия», И. Хейфиц, редактор «Одесских новостей», И. Сморгунер (умер в 1897 г.), редактор «Русского Туркестана», и другие. Юрист и политический деятель И. Гессен основал юридический еженедельник «Право» (1898–1917) и редактировал газету «Речь» (1906–17), член редколлегии которой М. Ганфман (1872–1934) был редактором газет «Наша жизнь» и «Товарищ». Одним из наиболее талантливых публицистов и ведущих сотрудников «Речи», «Русской мысли» и других кадетских и близких к ним изданий, а также участником сборника «Вехи» был А. Изгоев (Ланде; 1872–1935). Я. Гуревич (1843–1906) с 1890 г. редактировал издававшийся в Петербурге педагогический журнал «Русская школа», а А. Кугель — выходивший там же наиболее авторитетный в России театральный еженедельник «Театр и искусство» (1897–1918). Постоянным сотрудником (с 1886), а в 1905–1907 гг. одним из руководителей газеты «Русские ведомости» (Москва) был Г. Иоллос (см. о нем выше). Широкую известность как журналисты и публицисты получили Л. Слонимский (см. Х. З. Слонимский), И. Шкловский (Дионео, 1866–1935), И. Бикерман (1867–1942), П. Звездич (1868–1944), Л. Клячко (Львов, 1873–1934), И. Левин (1876–1944), О. Дымов, О. Д’Ор (И. Оршер, 1879–1942), С. Познер (1880–1945), С. Португейс (псевдоним Степан Иванович, 1881–1944), Н. Волковыский (1881–1941?) и многие другие.

Из-за правовых ограничений, а также вследствие своей социальной обособленности евреи были в первой половине 19 в. очень далеки от русской общественной жизни. Они не могли принять участие в революционном движении декабристов, поскольку в декабристской организации допускались только христиане, преимущественно дворяне: так, в Союзе благоденствия могли состоять лишь «те из российских граждан», которые «исповедуют христианскую веру». Единственным евреем-декабристом был Г. Перетц (см. А. Перетц), принявший православие в возрасте 25 лет; он возглавлял одну из организаций декабристов, так называемое «Общество Перетц — Глинка», примыкавшее к Союзу благоденствия. Г. Перетц надеялся при помощи декабристов улучшить положение евреев в России; он говорил своему соратнику Ф. Глинке «о необходимости общества по высвобождению евреев... и к поселению их где-нибудь в Крыму или даже на Востоке в виде отдельного народа». Член Польского патриотического общества доктор Плессель был одним из связных между ним и Южным обществом декабристов. В то же время среди руководителей и рядовых участников движения были сильны антисемитские настроения. Глава Южного общества П. Пестель утверждал, будто евреи, согласно своей религии, считают, «что они предопределены все прочие народы покорить и ими обладать... Нет таких обманов и фальшивых действий, коих бы они себе не позволяли, в чем им их раввины еще более способствуют». П. Пестель писал, что «разоряют они [евреи] край, где жительствуют». См. также Декабристы.

Евреи не принимали участия в студенческих кружках конца 1820-х – начала 1840-х гг. Не было их и в кружке петрашевцев, действовавшем во второй половине 1840-х гг. В первую в России народническую организацию — Харьковско-Киевское тайное общество, основанное в Харьковском университете в 1856 г., — входили шесть евреев; наиболее активным среди них был Вениамин Португалов. В апреле 1858 г. некоторых членов общества, в том числе и В. Португалова, исключили из университета за участие в студенческих волнениях; в 1860 г. многие из них были арестованы. На следствии В. Португалов так объяснил причины присоединения евреев-студентов к революционному обществу: «С нашим вступлением исчезла из университета кличка жид, и студенты-евреи преобразились. Последние годы мы были истинно русскими, но только еврейского происхождения». Одним из руководителей крупнейшей организации народников 1860-х гг. — общества «Земля и воля» — был сын богатого купца Н. Утин (1841–83), член центрального комитета общества (в мае 1863 г. он покинул Россию, а позднее за участие в революционном движении был заочно приговорен к смертной казни). В конце 1860-х — начале 1870-х гг. Н. Утин был секретарем Русской секции Первого Интернационала. Евреи были и среди членов Большого общества пропаганды (известного по имени его руководителя Н. Чайковского как кружок чайковцев), центральное ядро которого возникло в 1871 г. в Петербурге в результате слияния женского кружка Софьи Перовской и кружка М. Натансона, ставшего одним из лидеров общества. Активную роль в нем играли также руководитель киевского кружка П. Аксельрод и глава одесского кружка С. Чудновский (1849–1912). Однако в целом участие евреев в народническом движении в 1860-х — первой половины 1870-х гг. было довольно редким явлением. Частично это объяснялось самой спецификой движения: евреям, даже ассимилированным, было трудно вести пропаганду среди крестьян, так как для этого требовалось выглядеть, как человек из народа, и хорошо знать жизнь русской деревни. Поэтому в первом массовом «хождении в народ» в 1874–75 гг. принимало участие всего несколько евреев: например, О. Аптекман (1849–1926), работая фельдшером, вел революционную пропаганду в Псковской и Пензенской губерниях.

Среди руководителей созданной в 1876 г. в Петербурге народнической организации «Земля и воля» были М. Натансон и О. Аптекман; активное участие в ее работе принимали П. Аксельрод, Л. Дейч и другие евреи. В числе осужденных по делу о первой в России политической демонстрации, организованной землевольцами в Петербурге в декабре 1876 г., было несколько евреев, например, А. Бибергаль (1855–1925), приговоренный к 15 годам каторжных работ (самый тяжелый приговор); он был первым евреем, отправленным в России на каторгу за участие в революционной деятельности. Во втором хождении в народ, организованном «Землей и волей» в 1877 г., принимали участие несколько евреев: О. Аптекман, А. Хотинский (1852–1888), работавший фельдшером в Саратовской губернии и проводивший революционную пропаганду среди крестьян. В террористические группы, созданные землевольцами в 1878–79 гг. в южных городах России и в Петербурге, входили С. Виттенберг (1852–79), А. Гобст (1848–79), И. Арончик (1859–88); С. Виттенберг и А. Гобст были казнены за подготовку покушений на Александра II.

Евреи были и среди руководителей двух организаций, возникших в результате раскола «Народной воли» в августе 1879. В обществе «Черный передел», стоявшем за продолжение революционной пропаганды в деревне и отрицавшем террор, ведущую роль играли П. Аксельрод, О. Аптекман, Л. Дейч. После того, как в 1880 г. некоторые руководители организации (Г. Плеханов, Л. Дейч) уехали за границу, а другие, в том числе О. Аптекман, были арестованы, одним из лидеров «Черного передела» в России и редактором журнала под тем же названием стал М. Шефтель. В исполнительный комитет крупнейшей народнической организации «Народная воля», которая также была создана в августе 1879 г., вошел А. Зунделевич: он сыграл большую роль в выработке ее программы и тактики. Членом «Народной воли» были также Геся Гельфман (единственная еврейка в группе, непосредственно осуществившей 1 марта 1881 г. убийство Александра II); И. Арончик, агент исполнительного комитета, участник подготовки покушения на Александра II в сентябре — ноябре 1880 г. под Москвой (подкоп под Московско-Курской железной дорогой, приговоренный на процессе двадцати (1882) к бессрочной каторге и сошедший с ума в Шлиссельбурге; С. Златопольский (1855–85), также готовивший в 1880 г. взрыв царского поезда, член исполнительного комитета «Народной воли» с февраля 1881 г., приговоренный к бессрочной каторге на процессе семнадцати (1883); его брат Л. Златопольский (1847–1907), принимавший участие в подготовке несостоявшегося покушения на Александра II в Одессе (подкоп на Итальянской улице) и приговоренный в 1882 г. на процессе двадцати к 20 годам каторги. В то же время среди главных организаторов и идеологов «Народной воли» не было ни одного еврея. Некоторые евреи — А. Бах (1857–1946; принял православие), В. Богораз (Н. А. Тан), организовавший подпольные типографии в Ростове-на-Дону, Л. Штернберг и Б. Оржих (1864-?; в 1888 был приговорен к бессрочной каторге) — участвовали в народовольческом движении и после разгрома его основного ядра (1881). Часть из них даже пыталась восстановить «Народную волю»: например, Софья Гинзбург (1863–1891; в 1880 г. приняла православие) в 1888 г. вернулась из-за границы в Россию для того, чтобы воссоздать террористическую организацию народовольцев и подготовить покушение на Александра III, но была арестована и приговорена к смертной казни, замененной бессрочной каторгой (покончила жизнь самоубийством).

Участие евреев в народническом движении не смягчило юдофобских настроений, свойственных многим его участникам. Один из главных идеологов народничества М. Бакунин нередко допускал антисемитские высказывания; так, в 1871 г. он писал, что «весь еврейский мир, который является одной бандой эксплуататоров, пиявок и паразитов, который лишь обжирается за чужой счет, не считаясь с государственными границами... находится сегодня, с одной стороны, в распоряжении Маркса, а с другой стороны, Ротшильда». Погромы начала 1880-х гг. не были осуждены ни «Народной волей», ни «Черным переделом». Более того, исполнительный комитет «Народной воли» выпустил в 1881 г. прокламацию, в которой приветствовал погромы и называл Александра III «господским жидовским царем». Эта прокламация была одобрена всеми членами исполнительного комитета, включая С. Златопольского; лишь Вера Фигнер уничтожила все присланные ей экземпляры. На страницах подпольных журналов «Народная воля» и «Черный передел» крестьян призывали к продолжению погромов, а евреев объявляли главными эксплуататорами. Резко отрицательно были встречены в народнической среде попытки отдельных революционеров, как евреев (А. Либермана, Л. Гольденберга-Гетройтмана, около 1846–1916), так и христиан (М. Драгоманова), развернуть революционную работу в еврейской среде. Большинство революционеров-евреев находилось в плену антисемитских догм, господствовавших в это время среди народников, которые видели в еврейском народе сплошную «эксплуататорскую массу». Например, Л. Дейч утверждал: «Так как большинство еврейских тружеников принадлежало к ремесленникам, которые... не прочь были заниматься какой-нибудь мелкой торговлей, то мы их всех готовы были причислить к гешефтмахерам». В. Португалов рассматривал погромы как «одно из выражений социального движения против несправедливостей эксплуататорских классов»; А. Зунделевич выражал «презрение к преобладающим в еврействе элементам непроизводительного труда и ростовщичеству» и считал, что эти виды деятельности должны «исчезнуть вместе с [их] представителями... когда произойдет социальная революция».

Уже в конце правления Александра II многие представители администрации относились к евреям-революционерам с особой враждебностью. По настоянию военного прокурора В. Стрельникова военные суды на юге России приговаривали евреев к тяжелым наказаниям, включая смертную казнь, за незначительные преступления: так, И. Розовский (1858–80) был казнен за распространение прокламаций «Народной воли». Эта тенденция стала еще более заметной в царствование Александра III. В 1880–90-х гг. власти ссылали евреев — участников революционного движения в наиболее отдаленные районы Сибири: например, в Колымском округе в конце 1880-х гг. из 53 ссыльных было 37 евреев (среди них В. Богораз и В. Иохельсон). В феврале 1889 г. издевательства администрации и конвоя над группой политических ссыльных, состоявшей в основном из евреев, которых должны были отправить из Якутска в Вилюйск и Среднеколымск, привели к протесту заключенных. В ответ власти устроили кровавую расправу, вошедшую в историю как якутская трагедия: 22 февраля дом, где находились ссыльные, был окружен отрядом солдат и обстрелян; погибли шесть ссыльных, в том числе евреи Софья Гуревич, Я. Ноткин, С. Пик, Г. Шур. Летом 1889 г. три участника якутского протеста — А. Гаусман (1859–1889), А. Зотов, Л. Коган-Бернштейн (1862–1889) — были приговорены военным судом к смертной казни, четверо (в их числе М. Гоц, О. Минор) — к бессрочной каторге.

В первую в России марксистскую организацию, созданную эмигрантами в Женеве в 1883 г. (группа «Освобождение труда»), входили П. Аксельрод, Л. Дейч. Одним из лидеров «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», организованного В. Лениным в Петербурге осенью 1895 г., был Л. Мартов. Тесно связанный с этой организацией Московский рабочий союз одно время возглавлял А. Винокуров (1869–1944). Из восьми делегатов 1-го съезда РСДРП, нелегально проходившего в Минске 1–3 марта 1898 г., пятеро были евреями: представители киевской «Рабочей газеты» Б. Эйдельман, Н. Вигдорчик (1874–1954), Бунда — А. Кремер, А. Мутник, Ш. Кац. В образованный на съезде центральный комитет партии в составе трех человек вошли А. Кремер и Б. Эйдельман. Среди лидеров противостоявшего РСДРП умеренного течения в российской социал-демократии (экономизма), сторонники которого разделяли взгляды Э. Бернштейна и полагали, что рабочие должны в первую очередь бороться за улучшение своего экономического положения, были А. Мартынов (Пиккер; 1865–1935) — один из редакторов журнала «Рабочее дело» и В. Кричевский (1866–1919). Во II съезде РСДРП, сыгравшем важную роль в развитии русского революционного движения, принимало участие много евреев, в том числе делегация Бунда из пяти человек, среди которых были М. Либер (глава делегации), В. Коссовский, В. Медем. Они потребовали, чтобы партия строилась по федеративному принципу, а Бунд был признан единственным представителем еврейского пролетариата. Большинство делегатов съезда отвергло предложения Бунда; особенно резко против них выступили Л. Мартов и Л. Троцкий. Не встретив поддержки, делегация Бунда покинула съезд. Многие евреи-делегаты съезда (Л. Мартов, В. Мандельберг, Л. Троцкий, Л. Дейч, В. Крохмаль, М. Либер, А. Мартынов и многие другие) выступили против предложения В. Ленина провозгласить главной программной целью РСДРП установление диктатуры пролетариата и объявить принцип так называемого «демократического централизма» основой организационного строения партии. Среди сторонников В. Ленина были С. Гусев и Розалия Землячка. В состав центрального комитета РСДРП в 1903–16 гг. входили большевики Г. Зиновьев и Д. Шварцман, меньшевики В. Крохмаль, Л. Хинчук (1868–1944), А. Мартынов. Еврейские рабочие, поддерживавшие социал-демократов, как правило, входили в состав Бунда, а среди евреев — членов общероссийских партийных организаций РСДРП — большинство составляли меньшевики. Помимо упомянутых выше членов центрального комитета РСДРП, лидерами меньшевиков были П. Аксельрод, А. Дейч, Л. Мартов, М. Либер, Л. Троцкий. А. Гельфонд (Парвус) и Л. Троцкий, выдвинувшие теорию перманентной революции, были в 1905 г. руководителями Петроградского совета рабочих депутатов.

В партии социалистов-революционеров (эсеры), созданной в конце 1901 г. – начале 1902 г. путем слияния различных народнических организаций, роль евреев была сравнительно велика. В создании партии активно участвовали: Х. Житловский, глава эмигрантской организации «Союз русских социалистов-революционеров»; С. Ан-ский, один из лидеров Аграрно-социалистической лиги; Г. Гершуни, руководитель Южной партии социалистов-революционеров; Е. Азеф (впоследствии изобличен как провокатор); М. Гоц. В 1902–1908 гг. в состав центрального комитета партии входили Е. Азеф, Г. Гершуни, А. Гоц, О. Минор, М. Натансон, И. Рубанович (1860–?), И. Фондаминский (Бунаков). Г. Гершуни создал и возглавил боевую организацию партии. Известными террористами были члены партии эсеров Дора Бриллиант (1879/80–1907), участница террористических актов против В. Плеве и великого князя Сергея Александровича (сошла с ума в Петропавловской крепости), Д. Борищанский, участвовавший в покушении на В. Плеве, а позднее руководивший отрядом террористов, готовившим в 1905 г. покушение на киевского генерал-губернатора Н. Клейнгельса, Маня Школьник (1882–1955), принимавшая участие в покушении на черниговского губернатора А. Хвостова. За участие в революционной и террористической деятельности были казнены эсеры Н. Гершкович (умер в 1905 г.) — один из руководителей созданной весной 1905 г. организации по подготовке вооруженного восстания при центральном комитете партии, А. Шпайзман (умер в 1906 г.), участник покушения на А. Хвостова, Фрума Фрумкина (1873–1907) — участница покушения на генерал-губернатора Москвы С. Гершельмана.

Евреи играли важную роль и в выделившемся из партии социалистов-революционеров движении максималистов, которые создали в октябре 1906 г. «Союз эсеров-максималистов». Наряду с бывшими эсерами, в состав максималистов, практиковавших массовый террор и экспроприации, вошло определенное число членов Бунда, в основном из Белостока. Жандармский генерал А. Спиридович писал о максималистах: «Белосток дал организации многих евреев — террористов, тогда как Москва дала русских лидеров». Евреи составляли около 19% членов максималистских организаций; наибольшей известностью пользовались: Г. Ривкин (1877–1922), один из руководителей вооруженного восстания в Москве в декабре 1905 г., С. Рысс (1877–1907), входивший в исполнительный комитет Петербургской боевой организации максималистов (был казнен), Э. Забельшанский (умер в 1906 г.), один из участников взрыва дачи П. Столыпина на Аптекарском острове в Петербурге, погибший во время этой акции. В 1905–1908 гг. по приговорам военных и военно-полевых судов были казнены сотни максималистов, среди них много евреев, часть которых была приговорена к смерти за сравнительно небольшие преступления.

Одним из лидеров народно-социалистической партии, отколовшейся в 1906 г. от партии эсеров, был В. Богораз; в центральный комитет народно-социалистической партии входил Виктор Португалов (см. Вениамин Португалов). Немало евреев было в группах анархистов и анархо-коммунистов (см. Анархизм), активно действовавших во время революции. От осуществлявшихся этими группами террористических актов и экспроприаций страдали широкие слои еврейского населения. Так, в Одессе члены анархистской группы, руководствовавшейся принципом «безмотивного террора», взорвали бомбу в кафе, где находилось много людей, в основном еврейские семьи, а некий Б. Фридман бросил бомбу в синагогу, потому что там собиралась «еврейская буржуазия».

За исключением Бунда, который был массовой организацией еврейских рабочих и ремесленников, в другие левые партии входило лишь весьма ограниченное число евреев; широкие слои еврейского населения России стояли в стороне от революционной борьбы. Среди руководителей революционного движения евреев было сравнительно много (хотя и значительно меньше, чем утверждал известный большевистский историк М. Покровский, писавший, что «по данным различных съездов, евреи составляют от 1/4 до 1/3 организаторского слоя всех революционных партий»), что объясняется их принадлежностью к городскому населению, активно вовлеченному в революционную борьбу, в отличие от крестьянства, в целом стоявшего в стороне от революции, если не считать аграрные бунты начала 20 в. Участие евреев в общероссийском революционном движении только в очень небольшой степени объясняется их неравноправием, обусловленным ограничительными законами. Идеи борьбы с самодержавием охватили все образованные и полуобразованные слои населения России; евреи только разделяли это общее настроение (так, потомственных дворян в руководстве различных революционных партий было больше, чем евреев).

Широкие слои евреев поддержали созданную в октябре 1905 г. конституционно-демократическую партию (кадеты), основное либеральное движение России: в черте оседлости евреи составляли подавляющее большинство членов партии, во внутренних губерниях — вторую по численности национальную группу. Например, в 1906 г. в Симбирске насчитывалось 216 членов партии, из них русских — 192, евреев — 14, поляков — три, немцев и татар — по два; в партийные организации Васильевского и Спасского районов Петербурга и эстонской национальной группы входили 1356 человек, из них русских — 875, евреев — 290, поляков —162, эстонцев —134, немцев — 90. Как писал С. Витте, «почти все еврейские интеллигенты, кончившие высшие учебные заведения, пристали к партии «Народной свободы» [другое название конституционно-демократической партии], которая сулила им немедленное равноправие; партия эта в значительной степени обязана своим влиянием еврейству, которое питало ее как своим интеллектуальным трудом, так и материальным». В 1905–1907 гг. из 54 членов центрального комитета партии семь были евреями: М. Винавер, председательствовавший на партийных съездах, И. Гессен — соредактор партийного печатного органа — газеты «Речь», А. Изгоев, З. Френкель — депутат 1-й Государственной думы, адвокат М. Мандельштам — один из лидеров левого крыла партии, и другие. Выполняя свою программу, кадеты последовательно боролись за полное равноправие евреев в России, за что подвергались нападкам со стороны правой прессы, которая называла эту партию еврейской и всячески подчеркивала влияние евреев в ней.

События 1905–1907 гг. вызвали у многих евреев (так же, как и у значительной части русской интеллигенции) чувство ужаса перед революционным движением. Эта позиция нашла выражение в сборнике «Вехи», 1909, инициатором издания которого был М. Гершензон; помимо него, в числе авторов статей в сборнике были А. Изгоев (Ланде) и С. Франк.

С началом Первой мировой войны среди меньшевиков и эсеров произошел раскол по вопросу об отношении к ней. Часть лидеров этих партий заявила о поддержке усилий своего правительства в войне и о борьбе против реакционного немецкого милитаризма. Такую позицию занимали эсеры И. Фондаминский, А. Гоц, А. Бах, И. Рубанович, меньшевики В. Либер, Л. Дейч, Ф. Дан. Многие евреи, бежавшие после подавления революции 1905–1907 гг. за границу, с объявлением войны вступили добровольцами во французскую армию. Другие меньшевики и эсеры в той или иной степени выступили против войны; активную интернационалистскую позицию занимали Ю. Мартов, П. Аксельрод, М. Натансон, Л. Троцкий. Большевики Г. Зиновьев, Д. Шварцман, Я. Свердлов поддерживали лозунги В. Ленина о поражении своего правительства в войне и о превращении империалистической войны в гражданскую.

После Февральской революции 1917 г. начался бурный рост левых и центристских партий, многие евреи включились в политическую жизнь страны. На съезде партии социалистов-революционеров, состоявшемся в конце мая — начале июня 1917 г., из 318 делегатов было 39 евреев; в избранный на съезде центральный комитет партии из 20 членов вошли семь евреев. Одним из лидеров правой фракции эсеров был А. Гоц, левой — М. Натансон. В новый состав центрального комитета РСДРП, избранный на ее конференции в апреле 1917 г., вошли Г. Зиновьев, Я. Свердлов и Л. Каменев (отец — крещеный еврей); всего в ЦК было девять человек. В состоявшемся в июле 1917 г. съезде РСДРП (264 делегата), участвовали 24 еврея; пять из них были избраны в ЦК партии — Г. Зиновьев, Я. Свердлов, Г. Сокольникова, Л. Троцкий, М. Урицкий.

Хотя большинство российского еврейства поддерживало либеральные или революционные группировки, определенная его часть была настроена консервативно. Некоторые евреи занимали монархические, русско-националистические и даже черносотенные позиции; однако в условиях России правыми и националистами могли быть только выкресты. Среди консервативных и реакционных общественных деятелей еврейского происхождения выделялись: И. Гурлянд (1868–после 1921; см. Х. И. Гурлянд) — чиновник особых поручений при министре внутренних дел, ближайший сотрудник П. Столыпина, ответственный руководитель газеты «Россия», являвшейся официозом; профессор И. Цион — известный правый публицист, сотрудник «Московских ведомостей»; сын крещеных евреев В. Грингмут (1851–1907) — член Московского отделения Союза русского народа, редактор «Московских ведомостей», о котором Николай II говорил, что «он больший роялист, чем король, и больший католик, чем папа»; доктор Лазоверт — участник убийства Г. Распутина, и другие.

Содержание См. Россия.

 ЕВРЕИ РОССИИ (СССР) > Общие сведения
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Россия. Демография еврейского населения Российской империи (1772–1917) Россия. Евреи России после 1991 г. следующая статья по алфавиту