главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Украина. Евреи Украины в годы Второй мировой войны (1939–45). Электронная еврейская энциклопедия

Украина. Евреи Украины в годы Второй мировой войны (1939–45)

КЕЭ, том 8, кол. 1244–1254
Опубликовано: 1996
Обновлено: 16.08.2006

УКРАИНА. ЕВРЕИ УКРАИНЫ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1939–45)

23 августа 1939 г. был подписан договор между СССР и Германией (пакт Молотова—Риббентропа), секретный протокол к которому предусматривал раздел Польши. 1 сентября германская армия вторглась в Польшу; 17 сентября Красная армия перешла польско-советскую границу и заняла Западную Украину и Западную Белоруссию. 22 октября были проведены выборы в западноукраинское Народное собрание, которое в тот же день открылось во Львове.

Евреи составили 2% делегатов нового законодательного органа Западной Украины (10% населения). 24 марта 1940 г. состоялись выборы в Верховной Совет СССР от Западной Украины и Западной Белоруссии. Среди 55 вновь избранных депутатов не было ни одного еврея. Среди депортированных карательными органами в отдаленные районы Советского Союза жителей Западной Украины евреи составляли около 30%. Советские власти всячески препятствовали проникновению еврейских беженцев из Польши и Германии на советскую территорию. В феврале 1940 г. Центральная имперская служба по делам еврейской эмиграции под руководством Р. Гейдриха обратилась в Переселенческое управление при СНК СССР с предложением об организации переселения евреев из Германии на советскую территорию: в Биробиджан и Западную Украину. Советские власти дали категорический отказ. Начальник переселенческого управления Е. Чекменев писал наркому иностранных дел В. Молотову 9 февраля 1940 г.: «По согласованию правительства СССР с Германией об эвакуации населения на территорию СССР эвакуируются лишь украинцы, белорусы и русские». В циркулярах НКВД евреев, бежавших из Польши, которых в прошлом германские власти использовали на принудительных работах, называли потенциальными шпионами.

На территории Западной Украины, как и в других районах, присоединенных в 1939–40 гг. к Советскому Союзу, была запрещена деятельность еврейских общественных организаций и движений. Были закрыты руководящие органы еврейских общин, подавляющее большинство еврейских религиозных, культурных, медицинских и благотворительных учреждений. В то же время появилось значительное число школ с преподаванием на языке идиш. В августе 1940 г. был увеличен тираж газеты «Дер штерн» (Киев), но попытка первого секретаря ЦК КП(б)У Н. Хрущева добиться от центральных властей в Москве разрешение на увеличение тиража еще на десять тысяч экземпляров была отклонена. Открылись еврейские театры во Львове и Черновцах.

Согласно переписи 1939 г. еврейское население Украины составляло 1 млн. 532,8 тыс. человек. На территориях Восточной Польши, аннексированных Советским Союзом в 1939 г., проживали 1,270 тыс. евреев. С осени 1939 г. и до начала советско-германской войны несмотря на все препятствия, чинимые советскими пограничными властями, 300 тысяч еврейских беженцев из Польши проникли на советскую территорию. Многие из них были высланы, некоторые попали в заключение, но часть из них получили советское гражданство и остались в присоединенных районах. Накануне войны еврейское население Львова составляло 180 тысяч человек.

В июне 1940 г. в состав Украины вошли аннексированные у Румынии Северная Буковина, а также Хотинский, Аккерманский и Измаильский уезды Бессарабии. В них проживало около 278 тыс. евреев. Согласно данным большинства историков, на 22 июня 1941 г. еврейское население Украины составляло 2,5 миллиона евреев.

Стремительные темпы наступления вермахта привели к тому, что в первые месяцы войны была оккупирована значительная часть Украины, а летом 1942 г. германские войска заняли остальную территорию ее. Стремительное наступление германской армии сыграло основную роль в том, что большинство еврейского населения, особенно из пограничных районов, не успело эвакуироваться. Советские власти не предпринимали никаких мер по специальной эвакуации евреев. Совет по эвакуации при СНК СССР в письме 27 июня 1941 г. определил группы гражданского населения, подлежащие первоочередной эвакуации: семьи квалифицированных рабочих и инженеров, военных, советских и партийных работников, сотрудников НКВД, детские дома. Евреев организованно эвакуировали, только если они принадлежали к перечисленным категориям. Жителям районов, присоединенных в 1939–40 гг., при эвакуации чинили препятствия. Многие евреи не хотели уезжать в эвакуацию, потому что были убеждены, что советская пропаганда преувеличивает жестокость немцев к евреям, сыграли свою роль воспоминания о поведении германской армии на Украине в 1918 г., когда немецкие военнослужащие лояльно относились к евреям.

Оккупированная немцами Украина была разделена на специальные административные районы. В рейхскомиссариат «Украина» входили Ровенская, Волынская, Каменец-Подольская, Житомирская, Киевская, Полтавская области, северные районы Винницкой области, Николаевская (без западных районов), Кировоградская области, левобережные районы современных Херсонской и Запорожской областей, Днепропетровская и часть Запорожской областей. В дистрикт «Галиция», который был присоединен к генерал-губернаторству «Польша» вошли: Львовская, Станиславская, Дрогобычская области и большая часть территории Тернопольской области. Была образована административная единица Транснистрия, переданная под румынское управление. В ее состав вошли Молдавия и следующие области Украины: Одесская, западные районы Запорожской, а также части Винницкой и Николаевской области. Вся территория восточнее Днепра, куда входили большие районы Украины, в 1941–42 гг. находилась под юрисдикцией военной администрации.

Немецкая оккупация означала тотальное уничтожение всего еврейского населения. Выступая 30 января 1939 г. на заседании рейхстага, А. Гитлер заявил: «...если международные еврейские финансисты в Европе и за ее пределами сумеют еще раз втянуть народы в мировую войну, то результатом войны будет не большевизация мира и, следовательно, триумф еврейства, а уничтожение еврейской расы в Европе». Еще до Ванзейской конференции евреи Советского Союза были обречены на тотальное уничтожение. Р. Гейдрих — начальник Главного управления имперской безопасности приказом от 2 июля 1942 г. обязал СС (см. СС и СД) расстреливать на территории Советского Союза партийных активистов, комиссаров и евреев. Командующий действовавшей на Украине 6-ой немецкой армией В. фон Райхенау 10 октября в приказе требовал от военнослужащих: «Мы обязаны воздать суровое, но справедливое наказание еврейским ублюдкам. Это послужит еще одной цели — подавлению в зародыше восстаний в тылу вермахта, поскольку опыт показывает, что их зачинщиками всегда являются евреи».

Важная роль в уничтожении еврейского населения Украины отводилась эйнзацгруппен СС. На территории Украины, за исключением южной части, действовала эйнзацгруппа «С» под командованием бригадефюрера СС доктора О. Раша. На юге Украины уничтожение евреев осуществляла эйнзацгруппа «Д» под командованием доктора О. Олендорфа. В уничтожении евреев активную роль играли три охранные дивизии СС, подразделения так называемой полиции порядка, приданные группе армий «Юг». В уничтожении активно участвовали части вермахта. Командование немецких войск на Украине стало опасаться, что чрезмерная вовлеченность военнослужащих вермахта в дело уничтожения евреев может помешать их участию в войне. 24 октября 1941 г. командующий группой армий «Юг» К. фон Рунштедт издал приказ, в котором говорилось, что задача преследования евреев как «элементов враждебных рейху» лежит исключительно на зондеркоммандо (подразделения эйнзацгруппен). Была запрещена «индивидуальная акция военнослужащих, либо их участие в эксцессах местного украинского населения».

Огромную роль в уничтожении евреев Украины сыграли украинские полицейские подразделения, в большинстве состоявшие из жителей западных районов Украины. По данным английского историка М. Дина, в декабре 1941 г. в местных полицейских формированиях Украины и Белоруссии насчитывалось 35 тысяч человек, а в декабре 1942 г. — около 300 тысяч. Со временем они все активнее участвовали в акциях уничтожения. 19 августа 1941 г. местной украинской полиции в Белой Церкви поручили произвести расстрел еврейских детей, родители которых уже были уничтожены. Жестокость, с которой выполнялся этот приказ, привела к попытке командования 295-й немецкой дивизии остановить расстрел. Он был ненадолго отложен, а затем возобновлен. 6 сентября 1941 г. после расстрела в Радомышле более 1,1 тыс. взрослых евреев эйнзацгруппен украинской полиции было поручено уничтожить 561 ребенка. 16 октября 1941 г. еврейское население Чудного (около 500 человек) было расстреляно украинской полицией по распоряжению немецкого коменданта Бердичева. Во Львове украинские полицейские активно участвовали в депортации евреев в Яновский концлагерь и уничтожении их. Так, один из украинских полицейских признался на исповеди главе греко-католической (униатской) церкви на Украине митрополиту А. Шептицкому, что за одну ночь он убил 75 евреев.

Осуществлять геноцид еврейства Украины оккупационным властям помогала Организация украинских националистов (ОУН). Накануне войны ОУН сформулировала свою позицию в еврейском вопросе: «Долгим будет обвинительный акт. Коротким будет приговор». Особой разницы в отношении к евреям между двумя группировками, на которые разделялась ОУН, — под руководством С. Бандеры и А. Мельника — не было. В середине июля 1941 г. во Львове состоялось заседание руководства бандеровской группировки ОУН, участники которого согласились с профессором С. Ленкавским: «Относительно жидов принимаем все методы, которые ведут к их уничтожению». Мельниковцы также считали, что евреи несут коллективную вину перед украинским народом и должны быть уничтожены. Члены ОУН уничтожили тысячи евреев во время резни, устроенной 25 июля 1941 г. (так называемый день Петлюры) во Львове, Тернополе, Станиславе (см. Ивано-Франковск) и нескольких других населенных пунктах.

Пресса на украинском языке на оккупированных территориях, особенно те издания, которыми руководили украинские националисты, отличалась еще более воинствующими антиеврейскими настроениями, чем издания, выходившие в других районах СССР, занятых немцами. Так, в издававшейся в Киеве в октябре–декабре 1941 г. газете «Украинское слово» в каждом номере публиковались антисемитские материалы. В одном из последних номеров газеты была опубликована статья под названием: «Жиды — самые большие враги человечества».

В 1942 г. лидеры бандеровского крыла ОУН изменили свою позицию в еврейском вопросе. На это повлияли: роспуск немцами самопровозглашенного во Львове 30 июня 1941 г. правительства Украинского государства во главе с Я. Стецько; арест С. Бандеры, Я. Стецько и других руководителей ОУН, посмевших говорить о создании Украинского государства, а также тот факт, что большинство проживавших на Украине евреев было к тому моменту уже уничтожено. В апреле 1942 г. Вторая конференция ОУН, констатируя «негативное отношение к евреям, признала: нецелесообразным в данный момент международной ситуации принимать участие в антиеврейских акциях, чтобы не стать слепым орудием в чужих руках». В августе 1943 г. Третий чрезвычайный съезд ОУН признал равноправие всех национальностей, проживавших на Украине, отказавшись от принципа этнического превосходства украинцев. Во временных инструкциях ОУН членов организации призывали «не проводить никаких акций против евреев». Откровенно объяснялось изменение позиции в еврейском вопросе: «Еврейское дело перестало быть проблемой (их осталось мало), — но с оговоркой, — это не относится к тем, кто выступает против нас активно».

Отряды вооруженных организаций, созданных украинскими националистами, даже те, что воевали с немцами, такие как ОУН и Украинская повстанческая армия (УПА), в основном преследовали и уничтожали евреев, бежавших в леса, а члены ОУН, продолжавшие служить в украинской полиции, как и раньше активно участвовали в антиеврейских акциях. Бывали случаи, когда отряды украинских националистов мобилизовывали в свои ряды евреев, бежавших в леса, но это были исключительно врачи, медсестры и некоторые категории ремесленников. Некоторые из них были впоследствии расстреляны. По данным израильского ученого А. Вайса, отряды украинских националистов на территории Западной Украины уничтожили 28 тысяч евреев.

В румынской зоне оккупации подразделениями румынской армии и жандармерии были уничтожены около 240 тысяч евреев, причем многие — с садистской жестокостью. Так, в Одессе от 19 до 25 тысяч евреев были загнаны, а потом сожжены заживо на девяти артиллерийских складах. В ряде лагерей, созданных румынской администрацией в Печере Винницкой области, в Ахмечетке, Богдановке и Доманевке людям не давали никакой еды и не разрешали брать ее у местного населения. Почти все заключенные умерли от голода.

Уже в первые дни и недели оккупации немцы приступили к массовому уничтожению еврейского населения и заключению оставшихся в живых в гетто. По данным российского историка И. Альтмана, на территории Украины было создано 442 гетто, около 60% из них были в пределах границ Украины на 1939 г. Около 38% находились в румынской зоне оккупации. Одним из первых гетто было создано в Каменец-Подольском 20 июля 1941 г. Оно стало и первым на оккупированной территории СССР местом, куда депортировали евреев из других стран мира. К концу июля в Каменец-Подольский были привезены из Венгрии 11 тысяч евреев, бежавших из Польши и Чехословакии. В гетто были также помещены жители окрестных местечек. Всего там было заключено около 30 тысяч человек. В конце августа в Каменец-Подольском была проведена самая массовая за лето 1941 г. акция уничтожения евреев на территории СССР. Были уничтожены 23,6 тыс. узников, в том числе все зарубежные евреи.

29 сентября 1941 г., через 10 дней после оккупации Киева, в городе было развешано около двух тысяч объявлений, призывавших евреев собраться в определенных местах для переселения. 24–29 сентября силами зондеркоммандо 4а (эйнзацгруппен «С»), согласно ее отчету в Бабьем Яру были расстреляны 33 771 еврея. В Бабьем Яру в 1941–43 гг. расстреливали скрывавшихся евреев, а также еврейских жителей других населенных пунктов. Согласно сведениям украинских историков, всего там было уничтожено 150 тыс. евреев.

Вскоре после создания гетто в Днепропетровске 13 октября было расстреляно 10–12 тысяч человек в районе Института транспорта. Как сказано в отчете Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских оккупантов и их пособников (ЧГК), немцы «с целью сокрытия следов преступления... наполнив овраг трупами, засыпав сверху землей, на этом же месте произвели посадку деревьев». С октября 1941 г. по январь 1942 г. были расстреляны 12 тысяч из 16 тысяч евреев Донецкой области. Местом убийств стали заброшенные шахты, например, в Горловке. В Харькове в середине декабря 1941 г. 10 060 человек были заключены в гетто на территории тракторного завода. До окончательной ликвидации гетто было расстреляно около тысячи человек. 2 января 1942 г. свыше восьми тысяч человек были расстреляны в Дробицком Яру. Несколько сот пожилых человек, оставшихся в здании синагоги, а также скрывавшиеся от переселения, были казнены через непродолжительное время. Всего в Харьковской области до февраля 1942 г. были уничтожены двенадцать тысяч евреев.

В Полтавской области в конце октября 1941 г. были уничтожены три тысячи евреев Кременчуга, 22 ноября 1941 г. — две тысячи евреев Золотоноши, в октябре–ноябре 1941 г. — две тысячи евреев Полтавы. В рейхскомиссариате «Украина» почти 40% жертв были уничтожены до Ванзейской конференции.

Уничтожение в рейхскомиссариате «Украина» (в тыс. чел.)

Область1941–
01.1942
1942
(фев.–дек.)
1943–44Всего
Винницкая 42,3 33,711,6 87,6
Волынская 6,0 95,0 1,5102,5
Днепропетровская 5,7 4,6 - 10,3
Житомирская 3,6 0,6 49,8
Кировоградская 6,5 3,2 - 9,7
Николаевская 16,3 5,9 0,8 23,0
Ровенская 22,0 76,0 - 98,0
Херсонская 12,8 0,6 - 13,4
Хмельницкая 36,2 69,8 0,5106,5
Черкасская 8,5 5,0 0,5 14,0
Итого 201,9297,415,5514,8

Еврейское население в рейскомиссариате «Украина», за исключением единичных случаев, в основном в Винницкой области, было уничтожено к концу 1942 г. До февраля 1942 г. было уничтожено большинство евреев, попавших в военную зону оккупации.

В дистрикте «Галиция» были организованы 78 гетто, в основном в конце 1941 г. – начале 1942 г. Во Львове после уничтожения десятков тысяч евреев немцами и украинскими националистами в конце июля–октябре 1941 г. губернатор Галиции приказал 6 ноября 1941 г. поместить 136 тысяч евреев в гетто на территории, где раньше проживали 25 тысяч человек. Угроза эпидемии тифа приостановила переселение. К концу года евреи были переселены в самый неблагоустроенный район города. После серии ликвидаций 10 ноября 1942 г. было создано гетто, где были заключены около тридцати тысяч человек. Окончательно гетто было ликвидировано в июне 1943 г. Многие из его жителей, как и евреи из других гетто Галиции, были депортированы в Яновский концлагерь во Львове и в лагеря смерти на территории Польши, в первую очередь Белжец.

Судьба евреев, оказавшихся на территориях, вошедших в румынскую оккупационную зону, несколько отличалась от судьбы евреев других оккупированных территорий Советского Союза. В июле–августе 1940 г. были созданы 10 гетто в Буковине, которая стала одной из провинций Румынии. До конца 1942 г. гетто в Буковине остались в лишь нескольких населенных пунктах: в Черновцах, где оно было создано 11 октября 1941 г., в котором первоначально было размещено около 20 тысяч человек, в Сучаве — 9 тысяч человек, Садагоре — 6,5 тыс., в Заставне — три тысячи, в Кицмани — 2,8 тыс. Остальные евреи Буковины были депортированы в 1941 г. в Транснистрию. С июля по январь 1941 г. в Транснистрию были депортированы 125 тыс. евреев из Бессарабии и Румынии, в том числе две тысячи евреев из Черновиц, высланных в октябре вскоре после создания гетто. Депортация проходила в чудовищных условиях и сопровождалась массовыми издевательствами и расстрелами. Под румынский контроль Транснистрия была передана в начале сентября 1941 г., а до этого времени областью управляли немецкие военные власти, которые осуществляли акции массового уничтожения как местных, так и депортированных евреев. В конце июля в Могилев-Подольский прибыло 25 тысяч евреев из Бессарабии. 4 тысячи были сразу расстреляны немцами, а остальные в жутких условиях скитались в окрестностях Могилев-Подольского до 17 августа, когда правительство Румынии дало согласие принять их в Бессарабии. При переправе через Днестр многих евреев застрелили или утопили в реке немецко-румынские солдаты. Уцелевшие были заключены в концентрационные лагеря. До февраля 1942 г. румыны проводили в Транснистрии массовые акции по уничтожению еврейского населения. С наибольшей жестокостью румыны вели себя в Одессе, где 16 октября 1941 г., в день оккупации города, оставалось около 100 тысяч евреев. После того, как 19–25 тыс. были сожжены заживо 22–25 октября (см. выше), остальные были депортированы в концентрационные лагеря Доманевка, Ахмечетка, Богдановка, где были расстреляны, сожжены заживо или погибли от голода и холода. Лишь несколько сот депортированных евреев Одессы остались в живых.

К концу февраля 1942 г. в Транснистрии оставались в живых 20–25 тысяч уцелевших местных евреев, 120 тыс. депортированных из Бессарабии и Одесской области, 55 тысяч из Буковины. В 1942–43 гг., когда начало меняться положения на советско-германских и других фронтах Второй мировой войны и усилилось давление на И. Антонеску представителя римского папы, румынской православной церкви и Совета евреев Румынии, положение евреев Транснистрии постепенно начало улучшаться. С начала 1942 г. депортированные из Бессарабии и Украины стали получать финансовую и продовольственную помощь еврейской общины Румынии, а с 1943 г. — международных еврейских организаций. В Транснистрии насчитывалось около 180 гетто, в которых были четкая система управления (во главе стоял президент общины), хорошо развитые службы, кустарное производство, больницы. Так, в гетто Жмеринки было создана девятилетняя школа, в которой было 250 учеников до 16 лет и 30 учителей. Среди прочих предметов обучения были иврит и идиш. Накануне освобождения в одном из крупнейших гетто Транснистрии — Могилеве-Подольском проживало около 19 тысяч евреев; в Черновцах после освобождения в апреле 1944 г. еврейское население составляло 17 341 человек. В гетто Бершади 11 марта 1944 г. было освобождено 11 129 евреев.

Опасения евреев Транснистрии и Румынии, что накануне освобождения во время боев немцы могут осуществить тотальное уничтожение всего еврейского населения, не оправдались в первую очередь благодаря активным действиям папского нунция в Румынии А. Кассуло, которого активно поддерживал Ватикан (см. выше). И. Антонеску, понимая, что Германия проигрывает войну, пытался наладить контакты с союзниками и был заинтересован выступить в роли спасителя евреев. В ультимативной форме он потребовал от властей нацистской Германии не осуществлять никаких акций по уничтожению евреев. Это требование в основном было выполнено. В то же время в тюрьме Тирасполя было расстреляно около тысячи евреев-заключенных. Хотя за время оккупации в Транснистрии погибло около 263 тысяч евреев, в том числе не менее 157 тысяч местных и более 88 тысяч депортированных, именно там уцелело подавляющее большинство оставшихся в живых евреев на территории Советского Союза.

Число уничтоженных евреев, которые были жителями Украины на 22 июня 1941 г., составляет более 1 млн. 400 тыс. человек (более половины всех советских евреев, погибших во время Катастрофы). Украина потеряла 60% своего довоенного еврейского населения.

Евреи Украины испытали необычайно жестокие условия оккупации, они были обречены на тотальное уничтожение. Сказалось на их положении и резко отрицательное отношение подавляющего большинства местного населения, многие представители которого в той или иной форме принимали участие в антиеврейских акциях. Практически евреи не получали никакой помощи от советского партизанского движения, поскольку, в отличие от многих других стран перед руководителями партизанских отрядов и организаций сопротивления никогда не ставилась такая задача. Во многих населенных пунктах молодые мужчины были призваны в армию или эвакуированы вместе с предприятиями, на которых работали, а оставшихся немецкие подразделения и местные полицейские формирования уничтожали в первую очередь как людей, которые могли оказать сопротивление. Беженцы из гетто сталкивались с открытыми проявлениями антисемитизма в советских партизанских отрядах, где у них нередко отбирали все оружие, оставляя их беззащитными перед карателями. В лесах их также преследовали антисемитские отряды ОУН, УПА (см. выше), польских Национальных вооруженных сил, а иногда и Армии Крайовой. Вопреки всем этим нечеловеческим трудностям, евреи оказывали сопротивление (см. Сопротивление антинацистское).

Одним из видов сопротивления на оккупированных территориях было моральное сопротивление. Так, при тотальном запрете всех форм религиозной жизни, любых форм обучения и всех видов культурной деятельности, всякое нарушение этого запрета было формой моральной борьбы с оккупантами. Культурная работа велась во многих гетто, даже в Яновском концлагере проходили нелегальные литературные вечера. Другой формой морального сопротивления были коллективные письма и обращения к властям. Так, 13 августа 1941 г. еврейская община Черновиц ходатайствовала о возвращении евреев-мужчин из концлагеря. Как одну из форм сопротивления можно рассматривать уклонение от регистрации и побеги с места заключения. Так, по данным израильского историка Ш. Спектора, 47 500 из 180 тысяч узников гетто Волыни пытались бежать из своих населенных пунктов и скрыться в тайниках накануне акций или бежать с места казни. В местечках и маленьких городах Волыни это пытались сделать половина узников, а в больших городах — около 10%. В Киеве 29 сентября 1943 г. бежали члены так называемой зондеркоммандо 1005, которые должны были уничтожать следы массовых расстрелов в Бабьем Яру. Группа состояла в основном из евреев. 26 августа 1942 г. группа евреев — заключенных трудового лагеря в Сарнах организовала побег, перерезав ножницами колючую проволоку, но спастись удалось немногим.

Бежавшие узники старались попасть к партизанам или перебраться в Транснистрию, где было больше шансов уцелеть. Евреи Галиции пытались бежать в Венгрию.

Бывали случаи, когда евреи во время массовых казней стремились погибнуть вместе с палачами. Так, в Богдановке группа юношей и девушек сумела увлечь вместе с собой одного из конвоиров в костер, в котором сжигали трупы. Есть много воспоминаний о мужестве, с которым люди шли на казнь, иногда отказываясь от предложенной им возможности спасения. Так, когда раввину Мадорису из города Ровно предложили спастись, он ответил: «Куда идут овцы, туда идет и пастырь». Он был расстрелян вместе с остальными евреями. Священник Князевский из Кременчуга писал: «Необходимо подчеркнуть, с каким мужеством несчастные шли на смерть. Они, сидя в машинах... раскланивались с согражданами других наций и кричали: “Начинают с нас, а вами кончат”...»

В отличие от Польши, где еврейское сопротивление было сосредоточено в основном в гетто, на оккупированных советских территориях евреи-подпольщики играли видную роль в общем движения сопротивления. Среди оставленных для подпольной работы было значительное число евреев. И, хотя их направляли в другие населенные пункты, некоторые из-за специфической еврейской внешности были в первую очередь обречены на провал. Секретарем подпольного горкома Киева был назначен С. Брус, до войны секретарь горкома партии в Белой Церкви. Под его руководством были созданы восемь подпольных райкомов и подпольные организации на всех крупных предприятиях. При его непосредственном участии было проведено несколько диверсионных актов. Во время ареста в июне 1942 г. он застрелился. В киевском подполье активно участвовали: Г. Левицкий; Татьяна Маркус, устроившаяся под поддельным документам на имя «грузинской княжны Татьяны Маркусидзе» в офицерскую столовую, заманивавшая в засаду немецких офицеров, которых она уничтожала сама или с помощью других подпольщиков, раненая, она была взята в плен, несмотря на пытки ничего не сказала немцам и была казнена; С. Пеккер; Ольга Светличная (Голда Азрелович), одна из активных участниц подпольной борьбы в последний период оккупации Киева; в городе Тальное (Черкасская область) З. Громбар, устроившийся по заданию сопротивления в гебиткомиссариат, доставлял подпольщикам оружие, сорвал отправку подкрепления для борьбы с партизанами, похитив две телеграммы; в Днепропетровске Б. Сондак, изготовлявший для подпольщиков печати, справки, документы, участвовавший в ряде успешных диверсий. Среди подпольщиков Винницы насчитывалось не менее семнадцати евреев (одной из групп руководил И. Бендерский), восемь из них были казнены немцами, одна подпольщица покончила с собой при аресте. В Винницкой области среди участников и руководителей подпольных групп было много евреев, как в немецкой зоне оккупации, например, в Литинском районе (руководитель Бараш), так и в румынской, в Барском районе (руководитель Фильберг). На территории Транснистрии подпольные группы наиболее активно действовали в Винницкой области. Большинством этих групп руководили евреи: в Жмеринском районе — Шиманович, молодежной группой — А. Гефтер; в Копайгородском районе — А. Сербер, в Чечельницком — И. Грановский; в Шаргородском — Г. Рейфман. В Бершадском районе в подпольных группах участвовало более 200 человек, в основном евреи.

В одесском подполье активно действовала группа, среди руководителей которой были сестры Ольга и Елена Канторович. В феврале 1942 г. одесским подпольным обкомом в Балту для организации подполья была направлена Татьяна Фридман, профессор Одесского университета. Она организовала подпольный горком, создала несколько подпольных групп в селах района. Из 56 расстрелянных подпольщиков в марте 1943 г. 11 были евреями (в том числе и сама Фридман).

В многочисленных гетто создавались еврейские подпольные группы. Так, по подсчетам израильского историка Ш. Спектора, только на территории Волыни группы еврейского сопротивления действовали в 19 населенных пунктах (Березно, Демидовка, Дубно, Дубровица, Камень-Каширский, Ковель, Любомль, Маневичи, Мизоч, Озеряны, Олыка, Осова, Павурск, Радзивилов, Рафаловка, Серник, Софиевка, Торчин, Шатск). В Винницкой области подпольные группы существовали в десятках гетто, насчитывали сотни подпольщиков-евреев. В гетто в Бершади действовали две подпольные группы под руководством Л. Воскобойника (84 человека) и И. Биндера (45 человек). Одним из основных направлений деятельности борцов сопротивления в Бершади было оказание помощи евреям, бежавшим в Транснистрию из немецкой зоны оккупации. Подпольщики организовали побег 900 узников из рабочего лагеря в Николаеве летом 1943 г. 17 членов бершадского подпольного движения (пять из них — женщины) были расстреляны. Подпольную группу в Жмеринском гетто возглавлял А. Гефтер. Подпольная группа в гетто Копайгорода возникла в июле 1942 г. под руководством А. Серпера. Группе удалось наладить выпуск в городской типографии листовок. В Чечельницком районе одним из руководителей подпольной группы был И. Грановский. В феврале 1942 г. была создана диверсионная группа, подпольщики предоставляли партизанам квартиры, собирали для них оружие, обувь, медикаменты.

В гетто Львова действовали несколько подпольных групп разной политической ориентации, часто не связанных друг с другом. Группы переправляли евреев в партизанские отряды, доставали фальшивые документы, по которым евреев отправляли на работу в Германию. Одну из первых групп, созданную в 1941 г., возглавлял поэт на языке идиш Я. Шудрих. Группа подпольщиков из представителей еврейской интеллигенции во главе с писателем Р. Грином действовала на немецких оружейных предприятиях в Яновском концлагере. Подпольщики Львова и других гетто в дистрикте «Галиция» организовали сбор оружия, его похищали из ремонтных мастерских, покупали у местных жителей, а также у венгерских и итальянских солдат. Оружие собирал Ш. Визенталь, который хранил его в своей конторе на Восточной железной дороге с согласия немецкого начальника. Группа евреев, занятых на уборке города, сумела провести оружие в Яновский концлагерь. Во Львове боевиков гетто обучали обращению с оружием венгерские и итальянские солдаты. Во Львове уже в августе 1941 г. члены организации «Независимая социалистическая молодежь» начали издавать подпольную газету, используя типографское оборудование юденрата. В гетто было также выпущено шесть номеров информационных листков и листовки с призывом к сопротивлению.

Во Львове в ходе акции в августе 1942 г. 40 бойцов сопротивления встретили украинских полицейских огнем. Большинство подпольщиков погибло. Члены подпольной организации Яновского концлагеря по дороге к месту казни напали на охрану и ранили несколько полицейских. Во время ликвидации лагеря группа заключенных прорвала проволоку и бежала в лес. В июне 1943 г. во время окончательной ликвидации гетто Львова группа подпольщиков забаррикадировалась в одном из зданий, которое немцы собирались поджечь. Большинство бойцов погибло в огне или покончили с собой.

Обреченные на уничтожение узники гетто неоднократно поднимали восстания для того, чтобы дать возможность как можно большему числу евреев бежать в леса или погибнуть в бою. Безоружные или почти безоружные люди (иногда только с топорами и ножами в руках), лишенные помощи партизан и организаций сопротивления, бросались в атаку на карателей. Ш. Спектор сообщает о четырех восстаниях на территории Волыни в августе–декабре 1942 г.: Кременце (10–12 августа), Тульчине (24–25 сентября), Мизоче (14 октября), Луцке (12 декабря). Еще в нескольких населенных пунктах восстания готовили, но по различным причинам они не состоялись (Владимир-Волынский, Высоцк, Людвиполь, Острог). Осенью 1942 г. произошло хорошо организованное восстание в гетто Тульчина. Восставшими командовал председатель юденрата Г. Шварцман, разработавший план. На вооружении бойцов гетто было 11 винтовок, 25 пистолетов, 20 гранат. О решении начать восстание в день ликвидации гетто Г. Шварцман сообщил в синагоге. Был организован массовой поджог зданий, позволивший почти всем узникам гетто бежать из Тульчина. Каратели понесли большие потери. В другом волынском местечке Мизочь юденрат также принимал участие в подготовке восстания. У восставших не было ни одной единицы стрелкового оружия. Вооруженные только топорами и ножами евреи атаковали немецких и украинских полицейских и подожгли здания. Часть узников гетто смогла вырваться за его пределы. Последнее вооруженное сопротивление на Волыни происходило в рабочем лагере в Луцке в середине декабря 1942 г. В нем участвовали около 500 заключенных. Информация о готовящейся акции была получена за сутки до ее проведения. На вооружении узников лагеря были автомат, несколько ружей, топоры и ножи. Восставшие укрепились в здании еврейской гимназии и сумели отразить две атаки немцев и их украинских пособников, несмотря на то, против них была задействована бронетехника. После двух дней тяжелых рукопашных боев каратели захватили здание. Все евреи, оставшиеся к этому времени в живых, были уничтожены.

В 1943 г. были организованы вооруженные выступления бойцов еврейского сопротивления в некоторых гетто дистрикта «Галиция». Летом 1942 г. подпольная группа возникла в Тернопольском гетто. Среди ее членов было несколько евреев-полицейских. На вооружении группы было несколько пистолетов и гранат, они организовали побег узников гетто в партизанские отряды. Согласно сообщению начальника полиции СС дистрикта «Галиция», в июне 1943 г. в Рогатине подпольщики забаррикадировались в трех подземных бункерах с символическими названиями: «Сталинград», «Ленинград», «Севастополь». Согласно информации опубликованной в «Черной книге» (очерк И. Эренбурга «Сопротивление в Ярмолинцах»), летом 1943 г. два дня продолжался бой узников гетто с немцами и украинскими полицейскими, которые понесли тяжелые потери. 20 ноября 1943 г. восстали 150 узников так называемой бригады смерти, которые занимались сжиганием трупов и скрытием следов массовой казни во Львове. По данным польской подпольной печати, им удалось убить восемь гестаповцев и прорваться за проволочные заграждения. Почти все погибли при побеге или были впоследствии обнаружены полицией, только около десяти человек смогли скрыться.

Антисемитизм местных жителей, а также части командиров и бойцов партизанских отрядов привел к тому, что большинство евреев Украины, которые бежали из гетто или из мест массовых казней, становились жертвами немецких и украинских военных и полицейских подразделений, как правило не получая помощи от местных жителей. Например, в Тульчине, где бежали почти все узники гетто, только 15 человек, попавших в партизанские отряды, остались в живых.

Среди историков ведутся споры о том, сколько евреев сражалось в партизанских отрядах. По данным украинского историка С. Елисаветского, в партизанском движении на Украине участвовало около 3 тысяч евреев. По данным Ш. Спектора, только на Волыни их число составляло 1,7–1,9 тыс. человек. Часто, учитывая антисемитские настроения в партизанской среде, бежавшие евреи скрывали свою национальность, так же как и евреи, переброшенные в партизанские отряды из центра, получали документы, где была указана другая национальность. Партизанское движение расширилось в 1943 г., когда подавляющее большинство еврейского населения было уже уничтожено, а в 1941–42 гг. евреям некуда было бежать.

На Украине евреи сражались во всех крупных партизанских соединениях: А. Сабурова, А. Федорова, С. Ковпака, — в последнем была создана отдельная еврейская рота, собранная из евреев, освобожденных в гетто Скалата и Делятина. Благодаря содействию некоторых партизанских командиров, в отдельных партизанских отрядах евреи составляли большинство. Так, в отряде Н. Конищука (Круга) в апреле 1943 г. из 183 бойцов было 111 евреев. По приблизительным оценкам, евреев, сражавшихся в различных партизанских соединениях и отрядах, было: в Ровенском соединении — 400 человек; во Второй партизанской бригаде имени И. Сталина — 217; в Черниговско-Волынском соединении А. Федорова — 314; в соединении А. Бринского — 150; в соединении И. Шитова — 150, в соединении А. Сабурова — 122; в отряде Н. Конищука — 120; М. Мисюры — 72; в Житомирской партизанской дивизии имени Н. Щорса — 64; в Волынском соединении — 55, М. Наумова — 51 и т. д. В партизанских отрядах было множество евреев среди медицинских работников. Так, в 22 партизанских соединениях и отрядах насчитывалось не менее 140 медиков-евреев, в том числе 50 врачей.

На Украине сражались партизанские отряды, которые состояли исключительно из евреев или в которых евреи составляли подавляющее большинство. Таких отрядов насчитывалось 50, преимущественно на Волыни, в Западной Украине, в Винницкой области. Летом–осенью 1942 г., по данным Ш. Спектора, сражались около 50 еврейских отрядов и групп на Волыни, в лесах около Березно, Дубровиц, Дубно, Радзивилова (Ровенская область), Колок, Камня-Каширского, Любомля, Олыки (Волынская область). Вокруг еврейских партизанских отрядов находились семейные лагеря, в которых жили бежавшие из гетто дети, старики и женщины. Евреи-партизаны героически охраняли их, что часто приводило к большим потерям и лишало партизанские отряды необходимой подвижности. По данным Ш. Спектора в 12 семейных лагерях на Волыни находилось около 2500 евреев, из которых 1,5 тыс. дожили до освобождения.

Отряд Э. Бакальчука—Н. Мисюры состоял первоначально из 12 партизан, затем он стал регулярно пополнятся узниками гетто и обитателями семейных лагерей, охрана и помощь которым стала важнейшей задачей отряда. Отряд еврея А. Абугова, младшего лейтенанта, бежавшего из плена, насчитывал около 80 человек, в подавляющем большинстве евреев. В Восточной Галиции еврейские партизанские отряды (наиболее известные из них: «Софиевка», «Колки») действовали в районе Тернополя, Борщова, Черткова, Скалата, Болехова, Тлумача. Часть из них присоединилась к соединению С. Ковпака во время рейда в Карпаты в конце 1943 г. В районе Борислава более года действовал отряд Д. Эрльбаума, сформированный из бежавших узников гетто. Весной 1942 г. из гетто Борщова (Тернопольская область) ушла в лес группа подпольщиков, создавшая партизанский отряд. В ноябре 1943 г. они напали на тюрьму в Борщове и освободили 50 узников.

Подпольная организация местечка Броды собрала в апреле 1943 г. на трех партизанских базах около 80 человек, бежавших из разных гетто. В течение двух месяцев еврейский партизанский отряд под командованием Я. Линдера совершил ряд нападений на немцев, в том числе был взорван немецкий воинский эшелон. В начале июля 1943 г. партизанская база была окружена полицейскими соединениями, и отряд был почти полностью уничтожен. В районе Черного Леса в Станиславской области в 1943 г. действовал отряд бежавших из гетто во главе с К. Шварцем. Все партизаны погибли в бою с карателями.

Отдельная еврейская рота под командованием офицера Д. Мудрика сражалась в составе Второй партизанской бригады имени И. Сталина в Винницкой области. В августе 1942 г. группа из 18 евреев оборудовала партизанский лагерь, в который приходили беженцы (в том числе старики, женщины и дети). В лагере находились 250 человек, из которых 96 принимали участие в боях. По некоторым данным, в составе еврейских партизанских отрядов на Украине сражалось 1,5–1,7 тыс. человек.

Семейные лагеря создавались и в партизанских соединениях (например, в Черниговско-Волынском партизанском соединении А. Федорова, в бригаде А. Бринского). По собственной инициативе, без приказов от руководства партизанского движения в Москве евреев спасали отдельные партизанские командиры. Ю. Собесяка (Макс), командир партизанского отряда в бригаде имени М. Фрунзе на Волыни, спас несколько сот бежавших узников гетто. По приказу командира партизанской бригады А. Бринского в декабре 1943 г. было создано три семейных лагеря для гражданского населения, где находилось около 500 евреев. В партизанских отрядах и соединениях насчитывалось 306 евреев-командиров разного уровня, 26 из них командовали партизанскими соединениями.

При равнодушном отношении к судьбе еврейского населения со стороны советского руководства, в целом отрицательного — со стороны широких слоев населения Украины, в спасении евреев большую роль сыграли обычное человеческое сострадание к соседям, друзьям и просто людям, обреченным на уничтожение. Среди хасидей уммот ха-‘олам на 1 января 2001 г. насчитывалось 1609 украинцев (в списках не отражено гражданство, а указана только национальность). С 1988 г. еврейские организации Украины ведут поиски людей, спасавших евреев. Еврейский совет Украины до середины 2001 г. присвоил звание «праведник Украины» более 4500 лицам, из которых 431 спасал евреев в Киеве.

За помощь евреям в ноябре 1941 г. был казнен бургомистр Кременчуга Синица. В немецком оперативном рапорте говорилось, что он «заставлял протоирея Романовского крестить указанных им евреев и давать им христианские или русские имена». В подольском селе Яруга староста, бывший председатель колхоза Ф. Крыжавский при помощи всего населения села спас как местных евреев, так и беженцев. Бухгалтер колхоза села Благодатное Днепропетровской области П. Зирченко принял в колхоз и при содействии остальных жителей села спасал от немцев семь еврейских семей (30 человек) из Донецкой области. В селе Раковец Львовской области крестьяне укрывали 33 еврейские семьи. Колхозник села Куяльник Одесской области спас 25 евреев.

В конце 1942 г. содействие в бегстве евреев Львова и Дрогобыча стало оказывать отделение Совета помощи евреям «Жегота» (см. Польша). Поляки снабжали евреев документами, прятали еврейских детей в католических семьях и монастырях. В программе действовавшей в дистрикте «Галиция» подпольной группой «Освобождение Родины» был пункт о необходимости всемерно помогать евреям, причем не только членам организации, спасаться от зверской расправы.

Хотя ни одна из церквей на Украине официально не осудила геноцид евреев и не призывала их спасать, священнослужители сыграли большую роль в деле спасения еврейского населения. Наибольшее число евреев на территории Советского Союза было спасено главой греко-католической (униатской) церкви на Украине митрополитом А. Шептицким. Шептицкий и его брат архимандрит Климентий (получивший звание «праведника народов мира») спасли около 150 евреев. 15 человек, среди них семья львовского раввина Д. Кахане, были укрыты в резиденции митрополита. По распоряжению А. Шептицкого униатские монастыри укрывали еврейских детей. Д. Кахане составил список из 240 священников и монахов Восточной Галиции, которые спасали евреев. Митрополит неоднократно в беседах с немцами утверждал, что убийство евреев недопустимо. В 1942 г. он писал Г. Гиммлеру о необходимости прекращения участия украинцев в акциях уничтожения. В то же время А. Шептицкий приветствовал вступление «победоносной» германской армии во Львов и Киев в письме к А. Гитлеру. Священники созданной в 1943 г. во Львове дивизии СС «Галиция», подчинялись И. Слипому, ближайшему помощнику и будущему преемнику А. Шептицкого.

На Западной Украине евреям помогали католические священники. По данным польских исследователей, 34 монастыря и католических организаций Западной Украины участвовали в операциях по спасению евреев. Так, монахи ордена Святой Марии во Львове, Самборе и Долине спасли 47 еврейских детей. В Буковине католические священники крестили большое число евреев и даже обращались к румынским властям с просьбой «об улучшении обращения с жителями еврейского происхождения, принявшими католическое вероучение».

Хотя руководство украинской православной автокефальной церкви было настроено антисемитски, а ее глава — Поликарп, епископ луцкий, в архипастырском послании 19 июля 1941 г. приветствовал германскую армию, многие священники, принадлежавшие к различным направлениям православной церкви, спасали евреев. В Буковине священник З. Мардарь был арестован в январе 1942 г. «за подделку и выдачу документов о крещении еврейского населения». В жандармских донесениях в Бухарест неоднократно сообщается, что православные священники осуществляли обряд крещения, а еврейских детей брали к себе верующие семьи. В Киеве семья православного священника А. Глаголева спасла несколько десятков евреев, в основном принявших православие до войны. Управитель церковных зданий Покровской церкви в Киеве А. Горбовский скрывал в ней евреев, которым доставал метрики умерших, хлебные карточки. Во Фроловском монастыре в Киеве игуменья Флавия спасала еврейских детей. В Кировоградской области священники православных храмов крестили большое число детей, стремясь спасти их от уничтожения.

Пережившие Катастрофу украинские евреи с радостью встречали Красную армию, однако уже первые месяцы после освобождения показали, что их ждут новые испытания. С осени 1943 г. из отвоеванных у нацистов районов Украины стали поступать сведения о тяжелом положении еврейского населения. В ряде мест уцелевшим евреям пришлось остаться на территории гетто; им не возвращали отобранное у них жилье и имущество (даже то, что удалось опознать). Местные власти не уделяли евреям должного внимания, предоставив им самостоятельно решать бытовые и жилищные проблемы. Многие коллаборационисты, принимавшие участие в убийствах и грабежах, остались безнаказанными. Возвращению еврейских семей из тыла чинили препятствия; до евреев редко доходила поступавшая из-за рубежа гуманитарная помощь, при том, что часть этой помощи исходила от зарубежных еврейских организаций (они не адресовали ее только евреям, но старались посылать прежде всего туда, где сохранялось значительное еврейское население).

Эта ситуация нашла отражение в записках, направленных в 1944 г. Еврейским антифашистским комитетом В. Молотову и Л. Берии; последний в октябре 1944 г. предписал ЦК КПУ и Совнаркому Украины (персонально Н. Хрущеву) принять необходимые «меры помощи по трудоустройству и бытовому устройству в освобожденных районах евреев, подвергшихся репрессиям со стороны немецких оккупантов (концлагеря, гетто и другое)». Однако руководство советской Украины игнорировало подобные призывы, чем в известной мере спровоцировало рост юдофобии на Украине в 1944–46 гг. По мере продвижения Красной армии на запад почти повсеместно фиксировались антисемитские инциденты, которые иногда квалифицировались республиканскими органами государственной безопасности как «имеющие тенденцию к открытым выступлениям погромного характера»: например, летом 1944 г. в Киеве и Днепропетровске евреи, в том числе и военнослужащие, подвергались избиению; реэвакуированные еврейские семьи не только не могли вселиться по ордеру в оставленные ими квартиры или получить обратно свои вещи, но и становились объектами нападений. Подобные инциденты рассматривались как результат воздействия на население нацистской пропаганды и агитации украинских националистов, однако действия руководителей ряда учреждений и предприятий, которые «не принимали и искажали существо вопроса о подборе и воспитании национальных украинских кадров... иногда скатываясь на антисемитские позиции» (то есть вообще отказывались брать евреев на работу), объяснить подобным образом было невозможно. Тем не менее даже поверхностный анализ антисемитизма на Украине, подготовленный органами государственной безопасности в 1944 г., не удовлетворил ЦК КП(б)У. Высшая партийная инстанция республики отреагировала так: «Установленные в процессе проверки отдельные факты антисемитского проявления, как и отдельные факты националистической деятельности еврейского населения, являются случайными и не характеризуют наличие массовых явлений в этом направлении на Украине». Более того, с юдофобских позиций иногда выступало и само партийное руководство: так, отдел агитации и пропаганды Киевского обкома в августе 1944 г. подготовил конспект лекции для «политчаса», содержавший резкие выпады против евреев; тогда же в Черновицах была прочитана лекция, в которой говорилось, что после войны руководящие посты в советском обществе будут занимать только представители коренных национальностей. На юге Украины и в Крыму не только не были восстановлены еврейские колхозы, но исчезли даже названия населенных пунктов на идиш. На памятниках, которые евреи ставили (чаще всего за свой счет) на местах массовых казней, не разрешали писать, какой национальности были убитые (применялась стандартная формулировка «советские граждане»).

Некоторые украинские евреи погибли в ходе вооруженных столкновений между советскими войсками и отрядами УПА (см. выше), происходивших в западных областях республики в 1944–45 гг. и в последующие годы, однако широко муссировавшийся советской пропагандой тезис о погромной направленности действий УПА («бандеровцев») в это время не находит подтверждения в документах.

 ДИАСПОРА > Регионы и страны
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Украина. Евреи Украины между двумя мировыми войнами (1920–39) Украина. Евреи в послевоенной Советской Украине (1945–91) следующая статья по алфавиту