главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Украина. Евреи в населенных украинцами регионах Российской и Австрийской империй (конец 18 в. – 1914 г.). Электронная еврейская энциклопедия

Украина. Евреи в населенных украинцами регионах Российской и Австрийской империй (конец 18 в. – 1914 г.)

КЕЭ, том 8, кол. 1187–1211
Опубликовано: 1996

УКРАИНА. ЕВРЕИ В НАСЕЛЕННЫХ УКРАИНЦАМИ РЕГИОНАХ РОССИЙСКОЙ И АВСТРИЙСКОЙ ИМПЕРИЙ (КОНЕЦ 18 В. – 1914 Г.)


1. Евреи Восточной Украины в Российской империи.

1793–1881. После второго раздела Польши (1793) к России отошли Подолия и Волынь с многочисленным еврейским населением. К тому времени Россия уже закрепила за собой (по Ясскому мирному договору 1792 г.) отвоеванные у Турции территории северо-западного Причерноморья с городами Хаджибей (будущая Одесса), Аккерман (ныне Белгород-Днестровский) и Измаил. В июне 1794 г. евреям из бывших польских земель было разрешено селиться и на Левобережье — в Киевской, Черниговской и Полтавской губерниях; тем самым черта оседлости была расширена. Одновременно Екатерина II ввела для евреев удвоенный налог («вдвое противу положенных с мещан и купцов христианского закона»). К 1797 г. на территории Восточной Украины проживало около 200 тыс. евреев, к 1858 г. — 1 млн. 870 тыс. (почти 40% евреев Российской империи); они составляли 8% всего населения Украины, а на Правобережной Украине — 12,6%. Интенсивно заселяли евреи и Новороссию, включая Крым, где к 1880 г. они составили 10%.

Павел I терпимо относился к евреям и не раз пресекал попытки местных властей ввести новые ограничения. Он, в частности, отклонил предложения выселить евреев из Каменец-Подольского (1797) и Киева (1801). Сменивший его на престоле Александр I в 1802 г. образовал Комитет по благоустройству евреев, который должен был упорядочить законодательство по вопросам, связанным с еврейским населением. В 1804 г. император утвердил разработанное Комитетом «Положение об устройстве евреев», которым была окончательно оформлена черта оседлости, охватившая 15 губерний России (восемь из них на Украине). Этим же актом для отдельных категорий еврейского населения (фабриканты, купцы, ремесленники, художники) вводились так называемые губернаторские паспорта, дававшие право на временное пребывание вне черты оседлости. Участие евреев в городском самоуправлении ограничивалось, им запрещалось жить в деревнях (последнее положение фактически выполнено не было, хотя в 1807–1808 гг. власти предпринимали попытки выселить евреев из сельской местности). Закон, принятый в 1820 г., не разрешал евреям нанимать христиан в качестве работников и слуг; уже в 1821 г. за нарушение этого запрета многие евреи были изгнаны из деревень Черниговской губернии, в 1822 г. то же произошло в Полтавской губернии. В то же время в 1817 г. Александр I запретил бездоказательно обвинять евреев в ритуальных преступлениях; в пределах черты оседлости еврейским детям разрешили учиться в средних и высших учебных заведениях наравне с христианами.

В годы правления Николая I (1825–55) было принято около 600 указов и других государственных актов о евреях. Целью этих документов являлось в основном дальнейшее ограничение прав евреев (сужение черты оседлости, изгнание еврейского населения из пятидесятиверстной, а затем и стоверстной полосы вдоль западной границы, запрет на строительство синагог вблизи церквей, строгая цензура всех еврейских книг, особый налог на кашерное (см. Кашрут) мясо и субботние свечи, на шитье еврейской одежды, а затем и запрет на ее ношение и т. п.). В 1830 г. евреев выселили из деревень Киевской губернии, в 1837 г. — из Ялты. Согласно «Положению о евреях» от 1835 г., из черты оседлости были исключены Киев, Николаев, Севастополь и села, принадлежавшие казне. В 1844 г. царским указом были упразднены кагалы, что фактически привело к ликвидации еврейской общинной автономии; еврейское население перешло в ведение местных органов самоуправления. В то же время власти сохранили «еврейские общества», возложив на них обязанность собирать подати и поставлять рекрутов. Все перечисленные указы и постановления тщательно проводились в жизнь.

Николай I стремился создать условия для массового крещения евреев; большая роль в этом отводилась армии. В 1827 г. евреев начали призывать на военную службу (до этого она заменялась так называемым рекрутским налогом). Еврейских рекрутов в возрасте до 18 лет направляли в школы и батальоны кантонистов, учеба в которых не засчитывалась в 25-летний срок службы. Кантонистов, особенно малолетних, уговаривали, а во многих случаях и принуждали перейти в христианство. Введение рекрутской повинности для евреев вызвало волнения в ряде мест, например, в Староконстантинове Волынской губернии. Рекрутские наборы легли тяжким бременем на евреев и вызвали рост социальной напряженности внутри общин. Богатые евреи, входившие в руководство кагалов, старались избавить своих детей от службы, перекладывая это бремя, иногда вопреки закону, на семьи бедняков. В кагалах появились так называемые хаперс (`ловцы`) — должностные лица, в обязанности которых входил розыск евреев, незаконно проживавших в местечке (обычно это были так называемые «гастролеры» — нищие или изгнанные из деревень бездомные бедняки) для последующей сдачи их в рекруты. Власти поощряли доносительство. В 1838 г. в местечке Новая Ушица Подольской губернии были убиты (вероятно, по постановлению бет-дина) два доносчика-еврея. Громкий судебный процесс по обвинению 80 евреев в этом убийстве, проходивший в местечке Дунаевцы той же губернии, завершился через два года суровыми приговорами; почти всех подсудимых отправили на каторгу или подвергли жестоким телесным наказаниям, в результате которых большинство из них умерло.

Солдаты-евреи участвовали в составе как русской, так и английской и французской армий в Крымской войне 1853–56 гг. Около 500 евреев погибли при обороне Севастополя в 1854–55 гг.; в 1864 г. на средства еврейской общины им был здесь поставлен памятник.

Александр II, придя в 1855 г. к власти, уже в 1856 г. приказал «пересмотреть все существующие о евреях постановления для соглашения с общими видами слияния сего народа с коренными жителями». В 1856 г. были отменены положение о кантонистах и секретная инструкция Николая I, запрещавшая принимать евреев на государственную службу, в 1858 г. — указ об их выселении из приграничной полосы. В 1859 г. еврейским купцам всех гильдий разрешили селиться в Николаеве и Севастополе, в 1860 г. — в Ялте. В 1861 г. это право было предоставлено также евреям, имевшим ученую степень, в 1865 г. — ремесленникам, в 1867 г. — солдатам и их потомкам, к концу 1870-х гг. — всем евреям с высшим образованием. Евреи получили возможность избирать и быть избранными в органы местного самоуправления (земства, городские думы). Ограничений не предусматривали и судебные уставы, утвержденные в 1864 г.; евреев стали выбирать присяжными заседателями, появились адвокаты-евреи (среди них наибольшей известностью пользовались А. С. Гольденвейзер и Л. А. Куперник /1845–1905/ в Киеве, М. Окс — в Одессе, Н. О. Бернштейн — в Симферополе). В 1861 г. евреям разрешили приобретать землю, но после польского восстания 1863–64 гг. это разрешение было аннулировано в девяти западных губерниях (на Украине — в Киевской, Волынской и Подольской). Появились и другие ограничения. Так, городское положение 1870 г. предусматривало, что даже в тех городах, где евреи составляли подавляющее большинство населения, их число в городских думах и управах не должно превышать одной трети общего состава этих органов; еврей не мог быть городским головой.

Структура занятости евреев Украины в 19 в. не претерпела ощутимых изменений. Около 75% самодеятельного еврейского населения составляли ремесленники (портные, сапожники, скорняки, ювелиры и т. п.) и мелкие торговцы (лавочники и шинкари), до 20% — неквалифицированные рабочие и не более двух процентов — купцы, входившие в гильдии.

Сельским хозяйством евреи, до 1861 г. не имевшие права приобретать землю, занимались лишь в Новороссии (в том числе в Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерниях), где «Положением об устройстве евреев» от 1804 г. (см. выше) им разрешалось селиться на казенных землях. Такие поселенцы освобождались на десять лет от всех податей и получали ссуду на начальное обустройство. В 1807 г. 200 евреев образовали четыре сельскохозяйственные колонии в Херсонской губернии, к 1809 г. колоний было уже до десяти. В 1840–50-х гг. еврейские сельскохозяйственные поселения появились в Екатеринославской губернии; отдельные колонии возникли и в Юго-Западном крае. В 1859 г. в Киевской губернии их было 17, в Волынской — 38, в Подольской — 18. Существенную помощь евреям — земледельцам и ремесленникам — оказывало созданное в 1880 г. Общество ремесленного и земледельческого труда в России (ОРТ), отделения которого действовали и на Украине.

Значительную роль в экономике края играли еврейские предприниматели, прежде всего сахарозаводчики. В Полтаве, Киеве, Одессе и других городах евреи-промышленники развивали мукомольное производство; им принадлежали многие табачные фабрики, кожевенные заводы, лесопилки. Еврейские коммерсанты занимали ведущие позиции в хлеботорговле, в 1878 г. они контролировали 60% экспорта хлеба через порты Черного моря. Уже в 1830–40-х гг. в Одессе функционировали крупные еврейские банки «Рафалович и Кº», «Эфрусси и Кº»; только в Бердичеве в начале 1850-х гг. было восемь еврейских банкирских домов. В 1859 г. Петербургский банкирский дом Гинцбургов открыл Коммерческий банк в Киеве, в 1879 г. — Учетный банк в Одессе; братья Поляковы основали Промышленный банк в Киеве, С. Поляков — Общество южнорусской каменноугольной промышленности.

В первой половине 19 в. на Украине по-прежнему были сильны юдофобские настроения, время от времени имели место антисемитские эксцессы. Первый в Российской империи погром вспыхнул в 1821 г. в Одессе под влиянием ложных слухов об участии евреев в резне греков в Стамбуле, в ходе которой погиб православный патриарх. Погромщики (преимущественно греки) напали на синагогу, разграбили сотни еврейских домов. В 1844 г., 1859 г. и 1871 г. в Одессе вновь имели место антиеврейские беспорядки, в 1865 г. произошел погром в Аккермане.

В связи с Велижским делом предпринимались попытки обвинить евреев в ритуальных убийствах (см. Кровавый навет) и на Украине. Так, в 1826 г. некий исправник из Радомысля доложил киевскому военному губернатору, что подобные преступления совершаются по личному указанию Мордехая Тверского, сына основателя Чернобыльской династии цаддиков (см. Тверские). В 1830 г. четырех евреев из Староконстантинова привлекли к суду за якобы совершенное ими убийство семилетнего мальчика с целью использования его крови при выпечке маццы; процесс продолжался до 1836 г. В 1837 г. в Белокриничках (Волынская губерния) группе евреев предъявили обвинение в том, что они отрезали у украинского крестьянина язык и собрали кровь в специальную чашу. В 1839 г. в Радомысле был арестован цирюльник А. Лазебник за то, что он будто бы «... перерезал девочке Нечипоренко горло и собрал кровь в таз...» Хотя все эти дела окончились оправданием подсудимых, на Украине продолжали циркулировать слухи о ритуальных преступлениях евреев. Несмотря на это, в некоторых случаях, например, во время крестьянских выступлений под предводительством У. Кармелюка (в 1830–35 гг.), евреи и украинцы действовали заодно.

Украинская литература, публицистика, театр, находившиеся в период либеральных реформ конца 1850-х — начала 1870-х гг. на подъеме, усвоили негативное в целом отношение к евреям, характерное для национального фольклора. В то же время в 1858 г. 98 писателей-украинцев (в их числе Т. Шевченко, Марко Вовчок, П. Кулиш, Н. Костомаров) вслед за русскими литераторами выступили с решительным протестом против юдофобских выпадов в петербургском журнале «Иллюстрация» (подробнее см. Россия. Эпоха «великих реформ». Отношение русского общества к евреям). Опубликованное в журнале «Инвалид» письмо украинских писателей не было свободно от антисемитских стереотипов; вместе с тем, в нем осуждалось отношение «христианских народов» к евреям: «Их изгоняли, топили, жгли и резали, как хищных зверей». Мотив сочувствия к преследуемым евреям занял заметное место в творчестве Марко Вовчок, а позднее Д. Мордовцева и других; в свою очередь, просвещенные евреи начали проявлять интерес к украинской культуре и украинскому национальному движению. В 1862 г. в Полтаве царскими властями был арестован В. Португалов; его обвинили в «распространении малороссийской пропаганды». Тем не менее, уже в 1860-х гг. в украинской литературе возобладало течение, представленное историком Н. Костомаровым, публицистом М. Драгомановым и поэтом П. Кулишом, которые утверждали, что виновниками юдофобии и антисемитских эксцессов на Украине являются сами евреи.

На протяжении всего 19 в. основным средоточием еврейской жизни на Украине оставалась община; после ликвидации кагалов она приобрела чисто религиозный характер. Общины помогали своим членам в решении социальных проблем, содержали школы для детей бедняков, синагоги, молитвенные дома и микве, которых в результате быстрого роста еврейского населения (см. выше) стало недоставать; так, к концу 19 в. в 853 населенных пунктах Юго-Западного края со значительным еврейским населением было всего 194 синагоги и 347 молитвенных домов. Значительное влияние на религиозную жизнь украинских евреев оказывал хасидизм: на Украине жили духовные вожди движения — Ружинский цаддик Исраэль Фридман, Леви Ицхак бен Меир из Бердичева, Нахман из Брацлава, Барух бен Иехиэль из Меджибожа, Нахум из Чернобыля и другие. Развивался хасидский фольклор, в значительной мере испытавший влияние украинского окружения, что особенно заметно в музыке. Хасидам пришлось вести борьбу с митнагдим, однако уже в 1820–30-х гг. накал этой борьбы заметно снизился, а к второй половине 19 в. она практически прекратилась. Своеобразный уклад жизни украинских евреев, преимущественно хасидов — жителей местечек, отразился в произведениях еврейских писателей конца 19 в. – начала 20 в. — М. З. Файерберга, М. И. Бердичевского, Шалом Алейхема и многих других.

С начала 19 в. Украина — один из очагов Хаскалы; в острой борьбе между маскилим и ортодоксами (см. Ортодоксальный иудаизм) складывалась система еврейского образования. До 1840-х гг. основными еврейскими учебными заведениями были хедер и талмуд-тора, где не изучались светские дисциплины. В 1822 г. маскилим открыли еврейскую школу с преподаванием общеобразовательных предметов в Умани, в 1826 г. — в Одессе. В 1844 г. Николай I подписал указ «Об образовании еврейского юношества», подготовленный специальной Комиссией для образования евреев в России, в которую входили представители украинских евреев — бердичевский банкир И. Гальперин, выражавший точку зрения ортодоксов, и директор Одесского еврейского училища Б. Штерн (1798–1853), стоявший на позициях Хаскалы. Этим указом были учреждены казенные еврейские училища двух разрядов, соответствовавшие приходским и уездным училищам, и раввинские училища, в том числе одно в Житомире. Все эти учебные заведения, открывшиеся в 1847 г., имели «антиталмудическую» направленность. При Александре II казенные еврейские училища были в 1873 г. преобразованы в еврейские начальные школы с преподаванием иудаизма и общеобразовательных предметов, раввинские училища — в учительские институты. Создавались еврейские ремесленные училища, среди которых на Украине выделялось училище «Труд», основанное в Одессе в 1864 г. Устав гимназий и прогимназий, утвержденный в 1864 г., не предусматривал никаких ограничений по признаку вероисповедания; благодаря этому число еврейских детей в гимназиях стало быстро расти: так, в Одесском учебном округе в 1873 г. в гимназиях насчитывалось 508 евреев (28,5% всех учащихся), в 1881 г. — 1041 (36,5%), в прогимназиях, соответственно, 227 (45,8%) и 484 (47,6%). В Новороссийском университете (Одесса) в 1865 г. училось 20 еврейских студентов (6,1% общего числа), в 1881 г. — 54 (16,5%); в Киевском университете в 1865 г. — 26 (5%), в 1881 г. — 151 (14,5%).

Значительную роль в развитии еврейского образования и в приобщении евреев к русской культуре сыграло созданное в 1863 г. Общество для распространения просвещения между евреями в России, отделение которого открылось, в частности, в Одессе, ставшей уже в первой половине 19 в. крупнейшим центром Хаскалы в России. В 1860 г. здесь начал издаваться первый в Российской империи еврейский журнал на русском языке «Рассвет» (1860–61); его сменили еженедельник «Сион» (1861–62) и еженедельная газета «День» (1869–71). В 1860–71 гг. в Одессе выходила газета на иврите «Ха-Мелиц» с приложением на идиш «Кол мевассер» (1864–71). В конце 18 в. – начале 19 в. на Украине появились новые еврейские типографии — в Остроге (1793), Дубно (1794), Миньковцах близ Новой Ушицы (1796), Житомире (1804), Могилеве-Подольском (1809), Радзивилове (1814), Судилкове (1817), Брацлаве (1821), где печаталась в основном галахическая и литургическая (см. Литургия) литература. В 1836 г. все типографии, кроме житомирской, были закрыты правительством.

1881–1904. В 1881 г., после убийства народовольцами императора Александра II, по Украине прокатилась волна еврейских погромов. Они начались 15 апреля в Елисаветграде (см. Кропивницкий), где было разрушено около пятидесяти еврейских домов и свыше ста магазинов. В 20-х числах апреля 1881 г. беспорядки охватили ряд деревень и местечек Херсонской губернии, Киев, где пострадали около 800 семей, в основном беднота, и 48 населенных пунктов Киевской губернии. 27 апреля евреев громили в Жмеринке, потом в Волочиске Волынской губернии, в некоторых местечках Черниговской губернии. В мае погромы произошли в Александровске (ныне Запорожье) Екатеринославской губернии, Смеле и Борисполе Киевской губернии, на Полтавщине, в Екатеринославской и Таврической губерниях, а также в Одессе, где беспорядки длились три дня, в июле — в Нежине и Переяславле Полтавской губернии и вновь в Одессе; всего в апреле-июле 1881 г. пострадало около 100 еврейских общин Украины. Опасаясь, что погромы перерастут в революционные выступления, власти стали пресекать их, однако в 1882 г. они возобновились. В марте три дня продолжались бесчинства в Балте, где были разрушены 125 еврейских домов и магазинов, убито и тяжело ранено 40 евреев, многие женщины изнасилованы. В июле 1883 г. произошел погром в Екатеринославе (его участников возглавил некий статский советник); в результате беспорядков ущерб был нанесен и христианскому населению города. Почти все еврейские дома были разгромлены в Новомосковске Екатеринославской губернии, пострадали евреи Кривого Рога и некоторых других городов. Погромы, как правило, происходили в населенных пунктах, расположенных близ железных дорог, однако в некоторых случаях затрагивали и «глубинку» (например, еврейские сельскохозяйственные колонии Графская и Сладководная). В целом погромы начала 1880-х гг. охватили около 150 населенных пунктов шести губерний восточной Украины. В некоторых местах погромщикам противостояли стихийно образовавшиеся отряды еврейской самообороны, однако лишь в Одессе и Бердичеве их действия были сравнительно успешными.

Антиеврейские беспорядки зачастую носили организованный характер, нередко были приурочены к Пасхе и проходили большей частью по одному сценарию. Слухи о предстоящем погроме распускали приезжие, во многих случаях — выходцы из центральных российских губерний; в назначенный день на поезде прибывала так называемая «босоногая команда» (шайка деклассированных элементов), ее поили водкой в ближайшем кабаке и направляли по заранее намеченным адресам. К «босякам» присоединялись местные жители, крестьяне из окрестных деревень; все это происходило при попустительстве местных властей или даже с их благословения. Начальник Киевского губернского жандармского управления генерал В. Новицкий писал, что еврейским погромом в 1881 г. Киев «безусловно обязан Киевскому генерал-губернатору, который дал полную свободу действий необузданным толпам хулиганов и босякам, которые грабили открыто еврейское имущество, магазины и лавки, базары, даже на его глазах и в присутствии войск...». В большинстве случаев погромщики были уверены в своей безнаказанности; циркулировали слухи, что «царь [Александр III] разрешает бить жидов», поскольку они повинны в убийстве его отца, Александра II. Распространению подобных слухов способствовало пассивное поведение администрации, воспринимавшееся как их подтверждение. Одобряла антиеврейские беспорядки и часть оппозиционной интеллигенции, включая народовольцев, считавших, что таким образом готовится почва для грядущих революционных выступлений. В прокламации «К украинскому народу», одобренной исполкомом «Народной воли», говорилось: «Тяжко стало людям жить на Украине... Грабят жиды, иуды непотребные... Вы начали уже бунтовать против жидов. Хорошо делаете...». Сходную позицию занял украинский либеральный демократ М. Драгоманов.

Комиссии, созданные в 1881 г. во всех губерниях черты оседлости для выяснения причин погромов, большей частью обвинили во всем самих евреев, якобы эксплуатирующих христиан и плетущих заговоры против них. На основе принятых комиссиями решений Центральный комитет для рассмотрения еврейского вопроса, образованный в октябре 1881 г. в Петербурге, выработал «Временные правила», запрещавшие евреям селиться «вне городов и местечек» черты оседлости, покупать в селах недвижимость и арендовать землю, а также торговать в воскресные дни и христианские праздники.

3 мая 1882 г. царь утвердил эти правила, положившие начало целой серии антиеврейских законодательных актов: при Александре III (1881–94) было издано 65 таких актов, при Николае II (1894–1917) — 50. В 1887 г. правительство ввело в высших и средних учебных заведениях процентную норму для евреев: в черте оседлости, то есть на большей части территории Украины, она составляла десять процентов, за пределами черты оседлости — пять процентов. Еще до этого были установлены особые ограничения доли еврейских студентов в отдельных институтах, например, в Харьковском технологическом институте (пять процентов), а в некоторые учебные заведения, такие как Харьковский ветеринарный институт, евреев вообще перестали принимать. Ограничения коснулись и начальной школы: так, в 1884 г. царь подписал распоряжение о ликвидации еврейского ремесленного училища в Житомире на том основании, что «специально-еврейское ремесленное училище, при отсутствии подобных училищ у христиан, является лишним орудием в руках евреев для эксплуатации коренного населения края». Вводились и «запреты на профессии»: в 1882 г. военный министр ограничил долю евреев — врачей и фельдшеров в армии пятью процентами; евреям был полностью закрыт доступ на государственную службу и работу на железнодорожном транспорте, а с 1889 г. им разрешалось заниматься адвокатурой только с личного разрешения министра юстиции. В 1890 г. евреи утратили право избирать и быть избранными в земские органы, в 1892 г. — в городские думы. В городах проводились облавы на евреев, не имевших права жительства: в 1886 г. только из Киева выслали две тысячи человек. В 1893 г. из черты оседлости была исключена Ялта, и из нее изгнали все еврейское население. Ущемлялись права евреев в области культуры: в 1883 г. власти запретили ставить пьесы на идиш, вне зависимости от их содержания.

Власти утверждали, что антиеврейские ограничения обеспечивают прекращение погромов, однако на Украине они возобновились уже в 1890-х гг.: в 1891 г. антиеврейские беспорядки произошли в Стародубе Черниговской губернии, в феврале 1897 г. — в местечке Шпола Киевской губернии, в апреле того же года — в местечке Кантакузенка Херсонской губернии. В апреле 1899 г. разразился трехдневный погром в Николаеве и еврейском сельскохозяйственном поселении Нагартава Херсонской губернии.

В первые годы 20 в. антисемитские настроения на Украине усилились; шовинистические газеты, такие как «Новороссийский телеграф» (Одесса), вели травлю евреев. В 1901 г. отряд самообороны во главе с Б. Бороховым сорвал попытку устроить погром в Екатеринославе. Широкий общественный резонанс вызвал на Украине кровавый погром в Кишиневе (апрель 1903 г.); Х. Н. Бялик, живший в то время в Одессе, откликнулся на него поэмой «Бе-‘ир ха-харега», которую перевел на русский язык (под заглавием «Сказание о погроме») одессит В. Жаботинский. Под влиянием кишиневских событий в Николаеве, Одессе, Киеве, Елисаветграде и ряде других населенных пунктов Украины возникли кружки еврейской самообороны. В некоторых местах (например, в Житомире) они уже в 1904 г. дали отпор участникам погромов, прокатившихся по Украине с началом русско-японской войны 1904–1905 гг. (эти погромы, как правило, устраивали мобилизованные перед отправкой на фронт; они грабили и разрушали еврейские дома и лавки, а в Александрии Херсонской губернии ворвались в синагогу и убили около 20 евреев).

Тысячи украинских евреев приняли участие в русско-японской войне; многие из них погибли или получили ранения, некоторые отличились в боях и были награждены. В августе 1904 г. российское правительство отменило или ослабило некоторые антиеврейские ограничения, в частности, предоставило право повсеместного жительства «беспорочно прослужившим» участникам войны. В конце того же года представители ряда украинских общин подписали петицию к правительству, в которой речь шла о «полном раскрепощении» евреев, об «отмене всех ограничительных законов», другие поддержали более радикальное требование предоставить еврейству «права национально-культурного самоопределения».

В конце 19 в. – начале 20 в. численность еврейского населения восточной Украины продолжала расти: в 1897 г. она составила, по данным переписи, 1 млн. 870 тыс. человек (41,3% еврейского населения Российской империи, 9,4% всего населения Украины); из них около 80% жили в городах и местечках. В Бердичеве евреи составляли 79,8% населения, в Екатеринославе — 36,8%, в Виннице — 36%, в Одессе — 34,4%, в Киеве — 12,9%. Среди самодеятельного еврейского населения преобладали ремесленники и мелкие торговцы. Евреи занимались почти 60 видами ремесел, прежде всего портняжным (38,7%), сапожным (17%) и столярным (9%), а также кузнечным делом, обработкой пищевых продуктов, строительством; в Житомире, согласно переписи 1897 г., среди ремесленников было 75% евреев. Ремесленные изделия евреев пользовались спросом за пределами их городов и местечек: Житомир и Бердичев славились мебелью, местечки Киевской губернии — полушубками и другой крестьянской одеждой, Подолия — сапогами и лаптями. В Юго-Западном крае (Киевщина, Подолия, Волынь) 43,14% евреев занимались мелкой торговлей, прежде всего сельскохозяйственными продуктами, одеждой, обувью, строительными материалами. В сельском хозяйстве к концу 19 в. работали два с половиной процента евреев Восточной Украины. Они выращивали бахчевые культуры (арбузы, дыни, тыквы), картофель, сахарную свеклу. Евреи-земледельцы были большей частью сосредоточены в сельскохозяйственных колониях в Херсонской и Екатеринославской губерниях (в первой насчитывалось 22 колонии, во второй — 17; несколько еврейских сельскохозяйственных поселений находились в Киевской, Волынской и Подольской губерниях). Около 70% евреев-колонистов не пользовались наемным трудом.

Немалую роль в экономике Восточной Украины играли евреи-предприниматели — промышленники, крупные оптовые торговцы. В 1897 г. евреям принадлежали 33,9% предприятий пищевой (мукомольной, сахарной, маслобойной, табачной), легкой (обувной, мебельной), строительной (кирпичной, лесопильной) промышленности Юго-Западного края. Семьи Бродских, Зайцевых, Гальпериных владели 24% сахарных заводов Восточной Украины; евреи были собственниками или арендаторами 90% мельниц, 96% винокуренных и 80% пивных заводов. На международной выставке 1894 г. в Лионе сахарозаводчик Бродский, владелец мукомольной фабрики Барановский из Мелитополя и другие получили почетные награды за высокое качество продукции их предприятий. Свыше 70% перевозок по Днепру осуществляли пароходы созданного в 1883 г. Д. Марголиным (Киев) «Второго общества судоходства по Днепру и его притокам». Еврейские коммерсанты занимали ведущие позиции в экспорте украинского зерна через Одессу, Николаев, Херсон. Большой вклад внесли еврейские предприниматели и в развитие городов. Д. Марголин способствовал пуску в Киеве в 1892 г. первого в Российской империи электрического трамвая, а Бродские финансировали здесь строительство Политехнического и Бактериологического институтов. В Одессе на средства еврейских промышленников и банкиров были установлены газовые фонари, действовали водопровод, телефонная сеть, построены театр, электростанция, лечебница и многое другое.

В то же время значительную часть евреев Украины составляли бедняки: за счет благотворительности жили 20% еврейского населения Бердичева, 40% евреев Подола (района Киева, где в основном селились ремесленники). В Одессе просьбу о вспомоществовании на Песах ежегодно подавали 40 тыс. человек; более половины покойников приходилось хоронить за счет общин, так как у родственников не было на это денег.

Нищета и страх перед погромами побудили десятки тысяч евреев Восточной Украины эмигрировать. Уже в 1881 г. М. Гердер и М. Бокал учредили в Одессе общество Ам-‘олам, поставившее своей целью создание еврейских сельскохозяйственных коммун в США. Филиалы общества действовали и в других городах. Оно организовало выезд в США несколько сотен евреев из Елисаветграда, Киева, Одессы, Кременчуга, однако созданные ими поселения (одно из них назвалось «Новая Одесса») вскоре распались. К началу 1890-х гг. эмиграция евреев из Восточной Украины приняла массовый характер: ежедневно до 300–400 человек покидали пределы Российской империи через Галицию (поездом) или через одесский порт (пароходом), направляясь главным образом в США, реже — в Великобританию, Аргентину, Канаду и другие страны. Значительную помощь евреям, уезжавшим из восточной Украины, оказали Еврейское колонизационное общество и созданное территориалистами (см. Территориализм) Еврейское эмиграционное общество, правление которого находилось в Киеве, отделения — в Одессе, Кривом Роге, Ровно. Одновременно в среде украинского еврейства получили распространение палестинофильские идеи; в ряде городов (Харькове, Кременчуге, Одессе и других) возникли кружки Ховевей Цион. Программным документом этого движения в Российской империи и за ее пределами стала брошюра одесского врача Л. Пинскера «Автоэмансипация» (1892). Около 60 членов харьковского общества Билу переселились в 1882–84 гг. в Эрец-Исраэль, положив тем самым начало первой в новой истории алие. В 1882 г. группа евреев из Кременчуга во главе с З. Д. Левонтином основала Ришон-ле-Цион. Организационный центр Ховевей Цион с 1884 г. находился в Одессе; в 1890 г. здесь начало действовать Общество вспомоществования евреям земледельцам и ремесленникам в Сирии и Палестине (Одесский комитет). В 1889–93 гг. в Одессе размещались руководящие органы основанного Ахад-ха-‘Амом ордена Бней-Моше, сторонники которого считали, что Эрец-Исраэль должен стать духовным центром еврейского народа.

В 1897 г. в Киеве, Харькове, Одессе и других городах Украины возникли сионистские кружки (см. Сионизм), их представители участвовали в 1-м Сионистском конгрессе в Базеле, на котором была создана Всемирная сионистская организация. В ее исполком вошел киевский врач М. Э. Мандельштам. Первоначально власти относились к сионистам нейтрально или благожелательно, в 1901 г. одесский градоначальник доказывал в донесении в Петербург, что сторонников сионизма не нужно преследовать, поскольку они представляют собой приемлемую альтернативу марксизму. Однако уже в 1903 г. сионистская деятельность была запрещена (харьковский генерал-губернатор предлагал объявить вне закона все еврейские общественные организации, кроме религиозных).

В поисках путей спасения евреев от преследований и погромов некоторые представители интеллигенции предприняли в конце 19 в. попытку радикально реформировать иудаизм. По инициативе драматурга Я. Гордина в 1880 г. на Украине было учреждено «Духовно-библейское братство», рассматривавшее религию как свод этических норм и отвергавшее догматы и обряды (просуществовало до 1890 г.). Действовавшая в Одессе с начала 1880-х гг. реформаторская секта «Новый Израиль» во главе с Я. Прилукером (1860–1935) стремилась приблизить евреев к христианству; она не пользовалась сколько-нибудь значительным влиянием и вскоре распалась.

В конце 19 в. – начале 20 в. многие евреи Украины, особенно молодые, испытали сильное влияние левого радикализма, в том числе марксизма. С 1880-х гг. в ряде городов (например, в Кременчуге, Полтаве, Нежине) действовали нелегальные еврейские революционные общества (в них входили главным образом школьники и студенты), а также кружки самообразования, в которых еврейская молодежь приобщалась к социалистическим идеям и русской культуре. В начале 20 в. в Одессе, Киеве, Житомире, Бердичеве, Кременчуге, Екатеринославе и некоторых украинских местечках возникли подпольные ячейки Бунда. В 1903–1904 гг. многие организации Бунда на Украине были разгромлены, их участники оказались за решеткой; однако вскоре партии удалось не только возобновить, но и расширить здесь свою деятельность. На Украине создавались также ячейки По‘алей Цион, члены которых стремились совместить социалистическую идеологию с сионизмом; первая из них была основана Б. Бороховым в Екатеринославе в 1901 г. Власти пытались противопоставить подпольному еврейскому рабочему движению проправительственную Еврейскую независимую рабочую партию (ЕНРП): в 1903 г. ее местные отделения работали в Одессе, Киеве, Харькове и Екатеринославе. После ликвидации ЕНРП (лето 1903 г.) руководитель ее одесской организации Г. Шаевич примкнул к сионистам.

Евреи Украины входили и в общеполитические революционные организации. В. Португалов, А. Бах, В. Богораз и многие другие активно участвовали в 1860–80-х гг. в народовольческом движении. В 1-м (учредительном) съезде Российской социал-демократической партии (РСДРП), состоявшемся в 1898 г., участвовали представители киевской «Рабочей газеты» Б. Эйдельман (1867–1935; был одним из руководителей Союза борьбы за освобождение рабочего класса в Киеве) и Н. Вигдорчик (1874–1954), во 2-м съезде (1903) — украинские евреи Л. Дейч, Л. Троцкий и другие. Представители еврейской интеллигенции помогали украинским либералам вести борьбу за национальные права украинцев: В. Беренштам был членом украинофильской ассоциации «Стара громада» в Киеве и публиковал свои статьи в близкой к ней газете «Заря», которую издавали адвокаты-евреи Л. Куперник и М. Кулишер (см. Кулишер, семья).

Несмотря на быструю политизацию еврейской жизни, центральное место в ней по-прежнему занимали общины. Под их эгидой действовали многочисленные благотворительные организации и институты общественного призрения: так, одесская община содержала бесплатную больницу для бедняков, сиротский приют, бесплатную столовую, дом для престарелых, загородные санатории для больных детей, киевская — бесплатные больницы, амбулатории, хирургическую лечебницу, туберкулезный санаторий, детский санаторий и т. п. Евреи нередко оказывали благотворительную помощь христианам: во время голода 1891 г. община города Ромны Полтавской губернии собрала для бедствующих крестьян тысячу рублей, общины Проскурова (см. Хмельницкий) и местечка Новая Ушица (Подольская губерния) — по 500 рублей. В ведении общин находились культовые здания. Только в Одессе в конце 19 в. – начале 20 в. насчитывалось семь синагог и 49 молитвенных домов; в этом городе была открыта первая в Российской империи хоральная синагога (Бродская). В ней 55 лет пел Н. Блюменталь, затем главным кантором стал П. Минковский. Славилась своими канторами и синагога Бердичева, где пели Н. Белзер (Спивак; 1824–1906) и З. Ровнер (Я. Ш. Мороговский; 1856–1943). Хасидские мелодии создавал кантор Иоселе Талнер (см. о нем Тальное). В каждой общине действовали хедеры и талмуд-тора. В начале 20 в. стали появляться так называемые хадарим метукканим (реформированные хедеры; см. Образование еврейское). Только в Подольской губернии в конце 19 в. насчитывалось 972 хедера. Крупные еврейские общины содержали иешивы; повсеместно создавались еврейские начальные школы, где преподавались светские дисциплины, и ремесленные училища. Многие евреи, особенно зажиточные жители крупных городов, отдавали детей в гимназии и коммерческие училища.

Продолжалось развитие еврейского книгопечатания и периодической печати. В Бердичеве в 1885–1910 гг. действовало издательство Шефтеля. В Одессе в 1892–96 гг. издавались сборники «Ха-Пардес», в которых пропагандировались идеи духовного сионизма; в 1901 г. Х. Н. Бялик, С. Бен-Цион, И. Равницкий создали здесь издательство «Мория», выпускавшее литературу на иврите. В Одессе, Елисаветграде, Полтаве и других местах выходили еврейские газеты и журналы на идиш, русском и иврите.

На Украине жили известные еврейские писатели и публицисты — М. Л. Лилиенблюм, Ахад-ха-‘Ам, Ш. Черниховский, Х. Н. Бялик, писавшие в основном на иврите; Менделе Мохер Сфарим, И. Линецкий, А. Дик, А. Гольдфаден, Шалом Алейхем, М. Варшавский — на идиш; С. Фруг, М. Моргулис, Г. Богров, Я. Гордин, М. Бен-‘Амми, П. Левенсон (1837–94), С. Юшкевич — на русском языке; здесь работали художники Л. Пастернак, Ш. Зейденберг, С. Кишиневский (1862–1942) и другие. Украина (как и Румыния) — родина еврейского профессионального театра: в украинских городах и местечках выступали драматические труппы А. Гольдфадена, А. Фишзона, Н. Шайкевича, Я. Адлера (см. Адлер, семья), Я. Горенштейна, И. Лернера (1847–1907), З. Могулеско (1858–1914); подлинным центром еврейского театрального искусства стала Одесса. В 1883 г. российские власти запретили спектакли на идиш, и еврейский театр оказался на полулегальном положении, однако его развитие не прекратилось. В историю мировой науки вошли уроженцы восточной Украины — историк Ю. Гессен, биолог И. Мечников, бактериолог В. Хавкин, филолог И. Варшавский, антрополог С. Вейсенберг, медики Л. Каценельсон, Б. Абрагамсон и многие другие.

1905–1914. Значительное влияние на жизнь евреев Украины оказала русская революция 1905–1907 гг. Непосредственное участие в ней приняла лишь небольшая часть еврейства, в основном радикально настроенная молодежь, деятельность которой вызывала недовольство представителей старшего поколения, особенно сторонников соблюдения традиций; против втягивания евреев в политическую борьбу в России выступала в первые годы революции значительная часть сионистов. Тем не менее активность социалистических еврейских партий и группировок заметно возросла. После расстрела демонстрации петербургских рабочих 9 января 1905 г. ЦК Бунда выпустил листовку «К оружию», вызвавшую широкий резонанс в украинских губерниях. На еврейских митингах в Киеве, Бердичеве, Одессе, Житомире звучали призывы к провозглашению демократических свобод, созыву Учредительного собрания. В местечке Радомысль Киевской губернии 15 февраля 1905 г. бундовцы организовали забастовку солидарности, в местечке Городня Черниговской губернии — манифестацию под революционными лозунгами, в городе Новоград-Волынский (Волынская губерния) — забастовку портных, в результате которой часть выдвинутых ими экономических требований была удовлетворена. Подпольные типографии в Бердичеве и Одессе печатали революционные листовки на идиш. Возникали новые еврейские организации левой ориентации. В январе 1905 г. в Одессе состоялась учредительная конференция Сионистской социалистической рабочей партии (ССРП), стоявшей на позициях территориализма. В феврале 1906 г. По‘алей Цион, сохранившие верность сионистской идеологии, создали на конференции в Полтаве Еврейскую социал-демократическую рабочую партию По‘алей Цион, которую возглавил Б. Борохов. Ее центральный комитет находился в Одессе, где действовала самая многочисленная организация этой партии. С 1906 г. на Украине создавались ячейки Социалистической еврейской рабочей партии (СЕРП). Украинские евреи входили в русские и украинские социалистические и либеральные партии. Так, П. Аксельрод и Л. Дейч были в числе лидеров меньшевистского крыла РСДРП, А. Изгоев (Ланде; 1872–1935) — одним из создателей одесской организации партии конституционных демократов (кадеты). Депутатом 1-й Государственной думы от Полтавской губернии стал в 1906 г. кандидат кадетов и Союза для достижения полноправия еврейского народа в России Г. Иоллос (1859–1907; убит черносотенцами), во 2-ю и 3-ю Государственные думы от Одессы избирался член кадетской партии О. Пергамент (1868–1909).

Социальная и политическая нестабильность, царившая в России в годы революции, обернулась для евреев Украины новой волной погромов, которые рассматривались правительством и консервативными силами как одно из средств борьбы с революцией. Попытки устроить антиеврейские беспорядки в Мелитополе (18–19 апреля 1905 г.) и в Симферополе (22 апреля) были сорваны еврейской самообороной. В Житомире на помощь погромщикам пришли войска, и в результате четырехдневного погрома, начавшегося 23 апреля, было разрушено большинство еврейских домов, убито 15 человек (только бойцы самообороны) и ранено около 100. В местечке Троянов под Житомиром украинские крестьяне убили десять еврейских юношей из местечка Чуднов, пытавшихся прийти на помощь житомирским евреям. 31 июля 1905 г. погромы произошли (вновь при содействии армии) в Керчи и Еникале; погибло десять евреев.

После издания 17 октября 1905 г. царского манифеста «О даровании основных политических свобод» антиеврейские беспорядки охватили всю Восточную Украину; к 29 октября почти все общины края в той или иной степени пострадали от погромов. Особенно жестокими они были в Одессе, где за пять дней (18–22 октября) при полном бездействии полиции и войск (которые открывали огонь только по отрядам еврейской самообороны) бесчинствующие толпы растерзали свыше 400 евреев, в том числе немало женщин и детей; пять тысяч человек получили ранения, свыше 50 тыс. остались без крова. В Киеве (также при попустительстве властей) погром продолжался три дня и унес жизни 70 человек. 67 евреев погибло и около 100 было ранено в Екатеринославе, в Кременчуге число убитых и раненых превысило 100 человек. В Крыму погромы произошли в Керчи, Симферополе, Евпатории, Феодосии (дважды); только в Симферополе погибло свыше 40 евреев. В Юзовке (ныне Донецк) погромщики бросали евреев в доменные печи. 82 погрома было зарегистрировано в Херсонской губернии, 41 – в Екатеринославской, 32 – в Подольской, 52 – в Полтавской, 41 – в Киевской, 329 – в Черниговской. Зачастую беспорядки происходили не только с молчаливого одобрения центральной и местной администрации, но и по ее инициативе: например, в Александровске Екатеринославской губернии полиция выпустила и распространила воззвание «Ко всем истинно русским людям», содержавшее призыв подниматься против «революционеров, социал-демократов и жидов». Ни один из организаторов погромов 1905 г. на Украине не был наказан ни в административном, ни в судебном порядке, а рядовых погромщиков, осужденных за участие в «патриотических манифестациях», как официально называли кровавые антиеврейские беспорядки, вскоре амнистировали.

В ряде мест погромщики столкнулись с вооруженным сопротивлением дружин еврейской самообороны. В Киеве число ее участников достигало полутора тысяч, в Одессе — нескольких тысяч. В Елисаветграде, Екатеринославе, Николаеве и некоторых других городах организации самообороны действовали под руководством сионистов; в Полтаве такую организацию возглавляли И. Бен-Цви и Б. Борохов. В ряде мест евреям удалось предотвратить беспорядки или уменьшить их масштабы. В Николаеве отряд самообороны подавил погром в зародыше, в Симферополе — отстоял еврейский квартал и синагогу, в Мелитополе разогнал погромщиков и отобрал у них часть награбленного. Однако в большинстве случаев еврейские дружины, которым часто не хватало оружия, не могли противостоять войскам и полиции. В Одессе войска применили против самообороны артиллерию, убив около 50 человек (позднее Одесский окружной военный суд приговорил шестерых евреев за участие в отрядах самообороны к каторжным работам). Во многих случаях вместе с евреями против погромщиков выступали украинцы и русские: рабочие-металлурги Екатеринослава, железнодорожники Конотопа и другие. В ряде районов Одессы на помощь евреям пришли украинские и русские рабочие и представители интеллигенции; среди погибших бойцов житомирской самообороны (см. выше) был русский студент-эсер Н. Блинов. В Лубнах в руководство организации самообороны, взявшей в дни погрома власть в свои руки, входили основатели украинской Партии хлеборобов, братья Н. и В. Шемет, и украинский социал-демократ А. Ливицкий. Демократические силы Украины не допустили погромов в Харькове, Луганске, Енакиеве, Щербиновке, Чернигове, Конотопе; в Полтаве погром удалось предотвратить во многом благодаря усилиям В. Короленко. Резко осудили антиеврейские бесчинства известные украинские писатели М. Коцюбинский, И. Франко, В. Винниченко, А. Олесь. В Полтаве «Громада» и руководители местных организаций украинских демократических партий приняли резолюцию протеста против «душегубства» и выразили «горестное сочувствие и сожаление еврейскому народу». Газета «Рада» (орган «Громады») писала: «... всякий, кто на Украине защищает притеснение евреев, затягивает петлю и на собственной шее... Еврейское дело... одновременно и наше дело». Многие деятели украинской культуры, активисты украинского национального движения и в дальнейшем последовательно выступали против антисемитизма; их взгляды выражали журналы «Украинский вестник» (выходил с 1906 г. в Петербурге под редакцией профессора М. Грушевского), «Украинская жизнь» (издавался с 1912 г. в Москве), киевский еженедельник «Слово» (редактор С. Петлюра). Некоторые еврейские лидеры, например, В. Жаботинский и И. Шехтман, поддерживали, в свою очередь, национальные требования украинцев, отстаивали идею еврейско-украинского сотрудничества.

В 1905 г. на Украине начали активно действовать черносотенные организации (первая из них — «Русское собрание» — возникла в 1903 г. в Харькове и имела филиалы в Киеве и Одессе). В ячейки «Союза русского народа» на Украине входило свыше 190 тыс. человек; только Почаевский отдел (филиал), действовавший в Волынской, Киевской и Подольской губерниях, объединял около 25% всех членов организации. Черносотенцы резко выступали против украинского сепаратизма, но основными своими врагами считали евреев. В 1906 г. и 1907 г. сторонники «Союза русского народа» и родственных ему объединений запугивали еврейских избирателей Одессы, Лубен, Черкасс и ряда других городов перед выборами во 2-ю и 3-ю Государственные думы; в 1908 г. вели погромную агитацию в Одессе, где в то время проходил суд над участниками антиеврейских бесчинств 1905 г.; в 1911 г. пытались учинить погром в Киеве (после убийства агентом охранки евреем Д. Богровым председателя Совета министров П. Столыпина; планы антисемитов были сорваны благодаря тому, что против них решительно выступил преемник Столыпина В. Коковцов). Киевские активисты «Союза русского народа» и близкой к нему организации «Двуглавый орел» стали в 1911 г. организаторами дела М. Бейлиса (см. также Россия. Евреи России в конце 19 в. – начале 20 в. Евреи России в 1907–1914). Против этой антисемитской провокации выступили многие представители российской интеллигенции во главе с В. Короленко, который составил открытое письмо-обращение «К русскому обществу (по поводу кровавого навета на евреев)», содержавшее призыв «поднять голос против новой вспышки фанатизма и темной неправды» (опубликовано 30 ноября 1911 г. в газете «Речь»). Обращение подписали В. Арсеньев, М. Горький, Л. Андреев, А. Блок, А. Серафимович, Д. Мережковский, В. Засулич и многие другие. Кроме того, В. Короленко опубликовал в киевских и петербургских газетах 15 разоблачительных статей и корреспонденций о деле Бейлиса. Кровавый навет осудили и украинские интеллигенты: М. Грушевский назвал его инициаторов «прислужниками племенной и расовой ненависти», «специалистами ритуальной легенды», творцами «кошмарной фантазии и нечеловеческой злобы»; в том же духе высказался общественный деятель С. Ефремов, а София Русова, соредактор первого украинского журнала «Свитло», издала в 1911 г. брошюру «Слово правды о евреях». В движение протеста против навета включились рабочие Киева, Харькова, Юзовки и других городов Украины, где проводились митинги и стачки. С призывом к забастовке выступила и украинская социал-демократическая фракция высших школ Киева, в ее воззвании говорилось: «Дело Бейлиса не есть дело еврейского народа. Это дело, которое мучает все негосударственные народы, волею истории брошенные в тюрьму народов». Значительная часть студентов города откликнулась на этот призыв.

Кровавый навет в Киеве не был единственным проявлением антисемитской политики, которую российское правительство проводило в 1907–14 гг. Власти ужесточили процентную норму; в результате резко сократилась численность еврейских студентов в Новороссийском университете (Одесса) — с 763 (24,8%) в 1908 г. до 513 (19%) в 1911 г. В 1912 г. Сенат запретил назначать евреев помощниками присяжных поверенных. Практиковались массовые депортации: зимой 1910 г. из Киева выселили 1200 еврейских семей, зимой 1912 г. — пять тысяч евреев были изгнаны из деревень Волынской губернии, в которых они прожили многих годы. В 1907–1909 гг. евреям пришлось покинуть некоторые районы Севастополя. Положением об избирательных правах национальных меньшинств, изданном в 1912 г., многие евреи (в Киеве — около шести тысяч человек, в Житомире, Одессе, Чернигове — по несколько тысяч) были лишены возможности принять участие в выборах в 4-ю Государственную думу.

В то же время отмена цензуры (октябрь 1905 г.) способствовала расширению круга периодических еврейских изданий на Украине. На идиш выходили газеты «Дос фолк», «Киевер ворт» (обе — Киев), «Гутн морген», «Шолем алейхем» (обе — Одесса), на иврите — литературно-научный журнал «Ха-Шиллоах» (Одесса, 1907–19), газ. «Ха-‘Олам» (Одесса, 1912–14; орган Всемирной сионистской организации), еженедельник «Ха-Модиа» (Полтава, 1910–14), детский журнал «Ха-Прахим» (Луганск, 1907), на русском языке — «Кадима», позднее «Еврейская мысль» (Одесса, 1906–1907), «Еврейская рабочая хроника» (Полтава, 1906), «Молодая Иудея» (Ялта, 1906), «Молот» (Симферополь, 1906), «Русский еврей» (Одесса, 1906), «Новая Иудея» (Одесса, 1908), «Еврейская будущность» (Одесса, 1909), «Еврейское обозрение» (Одесса, 1912), «Еврей» (Одесса, 1902–14), детский журнал «Колосья» (Одесса, 1913–17). В 1905–16 гг. в Одессе действовало сионистское издательство на русском языке «Кадима», в 1908–10 гг. — еврейский театр под руководством П. Гиршбейна; в 1912 г. в городе образовалась новая стационарная еврейская труппа. В 1911 г. в Екатеринославе был основан Еврейский горный институт, руководству которого удалось добиться утверждения его устава и программы министерством народного просвещения. Развивалась еврейская фольклористика: в 1911–14 гг. этнографическая экспедиция под руководством С. Ан-ского сумела записать на Волыни и в Подолии тысячи текстов еврейского фольклора, собрать многочисленные предметы материальной культуры, пинкасы и т. п.

2. Евреи Западной Украины в составе Австрийской (Австро-Венгерской) империи.

1772–1867. Численность еврейского населения в Восточной Галиции (современные Львовская, Тернопольская, Ивано-Франковская области) ко времени ее присоединения к Австрийской империи составляла 151 300 человек; они большей частью проживали в местечках и всецело зависели от их владельцев — магнатов и шляхтичей. В королевских городах (Львов, Дрогобыч, Галич, Белз и другие) евреи составляли самую бесправную часть основного податного сословия — мещанства. Среди самодеятельного еврейского населения преобладали ремесленники (28%) и мелкие торговцы; лишь немногие евреи были откупщиками, арендаторами, предпринимателями, богатыми купцами. В сельской местности, наряду с зажиточными евреями, которым шляхтичи сдавали в аренду имения, промыслы (переработку сельскохозяйственных продуктов, добычу полезных ископаемых, лесоразработки) и питейные заведения, жили в нищете мелкие лавочники, прислуга. Заниматься сельским хозяйством как таковым евреи не могли, прежде всего потому, что австрийское законодательство запрещало им приобретать землю вне городов и вообще заниматься земледелием. Крайне трудным было положение еврейских ремесленников, которых не принимали в цехи (так называемые парташники или партачи). 17 тыс. евреев относилось к категории нищих и людей без определенных занятий.

Австрийские власти реорганизовали структуру еврейского самоуправления. Кагалы были в 1773 г. подчинены шести окружным «ординациям», сформированным из их представителей. Члены каждой ординации избирали из своей среды старейшину; шесть старейшин составляли высший орган еврейства Галиции — Еврейскую дирекцию, которую возглавлял верховный раввин края, назначавшийся императрицей Марией-Терезией из трех кандидатов, представленных ей дирекцией. Первым верховным раввином Галиции стал талмудист Арье Лейб Бернштейн из Бродов (1708–88), его заместителем — бродский раввин Мордехай Зеев Орнштейн (?–1787).

Главной целью реорганизации еврейской общинной жизни было упорядочение сбора налогов, которые с переходом Галиции под власть Австрии значительно увеличились. Уже с мая 1774 г. каждой еврейской семье пришлось ежегодно платить четыре польских злотых «налога за терпимость» (в 1797 г. был заменен так называемым свечным сбором) вместо двух злотых прежней подушной подати. Власти ввели высокие налоги на промышленную и торговую деятельность, недвижимое имущество.

При Марии-Терезии (правила до 1780 г.) австрийское правительство проводило политику, направленную на уменьшение численности еврейского населения империи. С этой целью в 1773 г. было ограничено право евреев на вступление в брак. Для женитьбы им требовалось разрешение канцелярии наместника; тем, у кого не было постоянного дохода, создавать семью запрещалось. За регистрацию брака взимался налог. Евреям не позволяли селиться во Львове; въезжать в Галицию разрешали лишь тем, кто располагал не менее чем пятью тысячами гульденов. Полиция проводила частые облавы на нищих евреев; арестованных переправляли на территорию восточной Украины или Царства Польского. В 1783–84 гг. всех евреев выслали из Дрогобыча, поселив их в специально отведенном для этой цели предместье. Вводились ограничения на профессиональную деятельность евреев: так, еврейским врачам длительное время запрещалось лечить христиан, принимать роды и т. п.

Положение евреев Галиции несколько улучшилось при Иосифе II (1780–90). В 1781 г. он дал им право заниматься всеми ремеслами и искусствами, в 1782 г. «Указом о терпимости» предоставил полную свободу вероисповедания, отменил обязательное ношение отличительной одежды (черных лапсердаков и шляп; см. также Отличительный знак). В то же время император приказал усилить гонения на нищих евреев, повысил налоги, поднял «имущественный ценз» для въезда в Галицию до десяти тысяч гульденов. Указом от 1784 г. Иосиф II обязал всех евреев — арендаторов винокурен, пивоварен, питейных заведений — ликвидировать свои дела и покинуть места проживания. Около трети евреев края остались без средств к существованию, после чего в еврейской среде значительно повысилась смертность от лишений и голода. Это заставило императора издать распоряжение о том, чтобы местные власти выделили евреям землю и помогли им стать свободными земледельцами. По ряду причин, в том числе из-за саботажа местных чиновников и отсутствия средств на обустройство, лишь немногие евреи стали земледельцами: по данным переписи, в 1822 г. во всей Галиции, главным образом в ее восточной части, сельским хозяйством занималось 836 еврейских семей, в том числе в районе Злочева (ныне Золочев) — 226, в Львовском воеводстве — 136, в Станиславовском — 109.

Стремясь превратить евреев в «полезных граждан империи», Иосиф II пытался преодолеть их обособленность. «Указом о терпимости» от 1782 г. евреям предписывалось либо открывать отдельные школы с преподаванием на немецком языке, либо отдавать детей в общие (христианские) учебные заведения. В 1785 г. была упразднена Еврейская дирекция, кагалы утратили власть над евреями, которые перешли под юрисдикцию государства. Евреев обязали принять фамилии, главным образом созвучные немецким, что, по мнению императора, способствовало приобщению к официальной государственной культуре. Чиновники воспользовались случаем нажиться, присваивая за соответствующую взятку «благозвучные» фамилии (включавшие, например, названия драгоценных камней и металлов — Гольдман — `золотой человек`, Диамант — `бриллиант`, Зильберштейн — `серебряная руда`) и награждая бедняков или «строптивых» фамилиями с отрицательной коннотацией (Бейзер — `злой`, Драхенблут — `кровь дракона` и т. п.). В 1787 г. в Лемберге (немецкое название Львова) по инициативе Н. Х. Хомберга (1749–1841) открылись две еврейские школы с обучением на немецком языке; к началу 1790-х гг. таких школ уже было несколько десятков. В 1788 г. Иосиф II предпринял попытку призвать галицийских евреев на военную службу, что вызвало их массовое бегство, особенно в Буковину (см. ниже). Призыв 1790 г. дал всего 1060 еврейских солдат, и новый император Леопольд II временно заменил для евреев рекрутчину денежной компенсацией. Однако впоследствии, в период войн с Наполеоном I, евреев вновь стали призывать в армию, где некоторые из них смогли дослужиться до офицерских чинов; уроженцу Лемберга И. Зингеру (1797–1871) в 1859 г. было присвоено звание лейтенант-фельдмаршала австрийской армии.

Своеобразным итоговым документом, обобщившим политику Иосифа II в еврейском вопросе, стал второй «Указ о терпимости» от 7 мая 1789 г., разработанный специально для галицийских евреев. Было объявлено, что его цель — «предоставить проживающим в Галиции евреям права и свободы, которыми пользуются другие ... подданные [императора]». Указ затрагивал все стороны жизни евреев. Общинные синагоги уравнивались в правах с католическими костелами; раввины лишились судебной власти и права объявлять херем. Создавались особые еврейские школы с преподаванием на немецком языке — начальная, посещать которую предписывалось всем мальчикам, нормальная и высшая; предполагалось, что учителей для этих школ будет готовить учительская семинария в Лемберге. Основным административным звеном осталась еврейская община, которую возглавляли три нотабля (в Лемберге и Бродах — по семь). Указом вводились и значительные ограничения экономической деятельности и свободы передвижения евреев. Им дозволялось заниматься торговлей и ремеслами, но запрещалось держать корчмы, арендовать крестьянские земли, мельницы и т. п. В Лемберге, Самборе, Дрогобыче и других городах евреям не разрешалось жить за пределами отведенных для них кварталов; за право поселиться в Лемберге еврейская семья должна была уплатить большую пошлину.

После смерти Иосифа II позитивные положения второго «Указа о терпимости» были постепенно сведены на нет. Евреям закрыли доступ в ремесленные цехи и купеческие гильдии, запретили торговать аптечными товарами, работать в административных органах (даже низшего звена), в школах, в судах. Запрещались или ограничивались браки между евреями, жившими в разных населенных пунктах (это ограничение действовало до 1859 г.). В 1806 г. власти ликвидировали все созданные ранее еврейские школы, и еврейские дети большей частью вновь стали учиться в хедерах; в то же время пункт об обязательном посещении общих начальных школ остался в силе. Во всей Восточной Галиции действовало лишь одно светское еврейское учебное заведение — немецко-еврейская школа в Тарнополе (см. Тернополь), основанная в 1813 г. писателем-просветителем И. Перлом.

В первой половине 19 в. большинство галицийских евреев по-прежнему занималось мелкой торговлей, ремеслами, денежно-кредитными операциями. В 1810–40-х гг. Восточная Галиция (прежде всего Лемберг, где возникло Общество содействия прогрессу галицийских исраэлитов) стала основным центром Хаскалы, пробивавшей себе дорогу в острой борьбе с религиозной ортодоксией. Одним из первых маскилим западной Украины был М. Сатановер; с 1808 г. он жил в Бродах, с 1817 г. — в Тарнополе, сотрудничая с И. Перлом и другими деятелями новой еврейской культуры. Немалое значение для развития еврейской мысли нового времени имела деятельность историка и философа Н. Крохмаля, протекавшая в местечке Жолкиев, Бродах и Тарнополе. Выдающуюся роль в распространении идей просветительства сыграли в Восточной Галиции публицисты А. М. М. Мор (1815–68) и И. Кохен-Цедек (1827–1903), гебраист Я. Бодек (1819–55), юрист И. Блюменфельд (1801–78), поэт М. Леттерис, прозаик И. Л. Мизес (1798–1831). В 1816 г. группа раввинов объявила херем лембергским маскилим, в том числе Ш. И. Л. Рапопорту и И. Эртеру.

Во второй половине 18 в. широкое распространение среди евреев получил хасидизм. Крупным очагом движения стало местечко Косов (ныне в Ивано-Франковской области Украины), где жили известные цаддики Барух бен Аврахам (умер в 1782 г.) и Менахем Мендл (умер в 1825 г.). В начале 19 в. значительный центр хасидизма сложился в Белзе (ныне в Львовской области); местный раввин Шалом Рокеах (1779–1855) основал белзскую династию цаддиков. В начале 1830-х гг. первая хасидская синагога открылась в Лемберге. Отношения между хасидами и митнагдим первоначально были крайне напряженными: в 1792 г. раввины Лемберга объявили приверженцам хасидизма херем. Однако уже в первой половине 19 в. возобладала тенденция к сближению; в 1838 г. Я. М. Орнштейн (1775–1839), видный талмудист и один из лидеров митнагдим, встретился с Ружинским цаддиком И. Фридманом. Хотя им не удалось договориться о сотрудничестве, они единодушно осудили Хаскалу и особенно реформизм в иудаизме, набиравший в то время силу в Восточной Галиции. В 1846 г. в Лемберге начала действовать реформистская синагога (темпл), проповедником в которой стал раввин А. Кон (1807–48; был отравлен фанатиком-ортодоксом). В 1844 г. он организовал в Лемберге четырехклассную еврейскую школу, в 1845 г. — восьмиклассное училище с преподаванием на немецком языке; с 1847 г. издавал газету «Исраэлитишер фольксфройнд» (на немецком языке).

В середине 1840-х гг. социальные и экономические противоречия в Восточной Галиции обострились; их усугубил голод 1847 г. Значительно увеличилось налоговое бремя, которое несло еврейское население. В знак протеста против нарушения «Указа о терпимости» многие состоятельные евреи перестали платить местные подати. Власти пошли на уступки: особым указом наместника, изданным в июле 1847 г., еврейство восточногалицийских городов было в некоторых отношениях (в том числе и в налогообложении) уравнено в правах с христианами.

Евреи Восточной Галиции приняли активное участие в австрийской революции 1848 г., надеясь, что ее победа приведет к их полной эмансипации. В марте 1848 г. представители еврейского населения М. Р. Мизес, О. Л. Горовиц, А. Кон вошли в состав галицийской делегации, отправившейся к императору с петицией о даровании демократических свобод. В Бродах, Станиславе (ныне Ивано-Франковск), Жолкиеве и других местах еврейская молодежь вступала в Национальную гвардию, а в Лемберге был даже сформирован еврейский отряд национальных гвардейцев, которым командовали офицеры-евреи. В числе пяти евреев, ставших в 1848 г. депутатами Национального собрания Австрии, были И. Н. Манхеймер из Бродов и А. Хальперин из Станислава. В Тарнополе, Бродах, Станиславе, Дрогобыче, Самборе евреев избирали в местные органы власти; О. Менкес и А. Мизес входили в Национальную раду Лемберга. Против вовлечения евреев в политическую деятельность выступали ортодоксы, включая хасидов. Конституция, изданная императором Францем Иосифом в марте 1849 г., после поражения революции, гарантировала равноправие всем жителям страны, вне зависимости от вероисповедания. Ее отмена в декабре 1851 г. привела к восстановлению (за некоторыми исключениями) дореволюционного правового статуса еврейства; вводились новые ограничения: в 1853 г. евреям запретили приобретать недвижимое имущество в сельской местности, держать лавки за пределами еврейских кварталов. В 1858 г. лембергский магистрат лишил евреев права заниматься некоторыми профессиями; многим семьям, поселившимся вне еврейского квартала, пришлось вернуться в него, а востоковеды-евреи Э. Блихер и Л. Цигель были вынуждены покинуть Лембергский университет. Лишь в 1860 г. евреи вновь получили право заниматься любыми ремеслами и аптечным делом, владеть недвижимостью, избирать и быть избранными в местные и центральные органы власти.

В 1775 г. в состав Австрийской империи вошла Буковина, в северной части которой преобладали украинцы (ныне — часть Черновицкой области Украины), а в южной части — румыны (ныне — в составе Румынии). Административным центром вновь созданной провинции (в 1786 г. получила статус края) стали Черновицы (немецкое — Черновиц; ныне — Черновцы). В конце 18 в. – начале 19 в. на территорию Буковины переселилось большое число галицийских евреев, бежавших от высоких налогов и воинской повинности; в результате только в 1807–12 гг. численность еврейского населения края удвоилась, а к 1821 г. достигла семи тысяч человек. В первой половине 19 в. 76% евреев Буковины занимались торговлей, 8% — шинкарством и торговлей спиртными напитками.

Австрийская администрация, целью которой было онемечивание края, поощряла иммиграцию и экономическую деятельность евреев, говоривших на идиш (близком к немецкому языку) и противопоставляла их, особенно с 1830-х гг., румынам и украинцам (что не мешало властям вводить различные ограничения, направленные против евреев, и облагать их особыми податями). В 1846 г. евреи составляли три процента населения Буковины, в 1857 г. — восемь процентов (25 тыс. человек); среди них было много хасидов. В 1845 г. в местечко Садагора близ Черновиц переселился из восточной Украины Ружинский цаддик; в 1854 г. в местечке Вижниц (ныне Вижница) обосновался раввин Менахем Мендл бен Хаим Хагер, положивший начало династии цаддиков Вижниц. В общине Черновиц в первой половине 19 в. разгорелась борьба между маскилим и ортодоксами; первых поддерживали австрийские власти, предоставившие еврейской интеллигенции широкое представительство в местных органах власти. Противостояние длилось около 20 лет; лишь к середине столетия, во многом благодаря компромиссной политике верховного раввина Буковины Э. Игла, раввинов И. Розенфельда и В. Вайса, внутриобщинная напряженность уменьшилась.

В 1848 г. Буковина стала самостоятельной автономной областью в составе Австрийской империи; здесь, как и в Галиции, евреи получили равные с христианами права, но в декабре 1851 г. утратили их. Однако особые налоги, которые платили только евреи, не были восстановлены; это способствовало росту торговой и предпринимательской активности евреев: они открыли ряд промышленных предприятий, в частности, первые в крае пивоваренные заводы в Черновицах. Подавляющее большинство черновицких гостиниц, ресторанов, кафе принадлежало еврейским коммерсантам.

Евреи Закарпатья, входившего в Венгерское королевство в составе Австрийской империи, в 18 в. – первой половине 19 в. занимались преимущественно мелкой торговлей, в том числе и вразнос (см. Коробейничество), а также ремеслами и сельским хозяйством; некоторые арендовали питейные заведения. Еврейское население росло главным образом за счет притока переселенцев из Галиции, направлявшихся в Закарпатье, несмотря на то, что здесь евреям приходилось платить высокие подати; вновь прибывшие большей частью оседали в деревнях. Известное влияние на закарпатское еврейство оказал франкизм (см. выше); позднее часть евреев края примкнула к белзским, вижницким и косовским хасидам. В 19 в. крупнейшая в крае еврейская община была в Мункаче (ныне Мукачево); в 1841 г. здесь проживало около 1500 евреев. Значительным еврейским центром был Унгвар (ныне Ужгород), где в 1835–52 гг. работал выдающийся галахист и пайтан, раввин Меир бен Иехуда Лейб Айзенштатер (Махарам Эш; умер в 1852 г.), в 1850–81 гг. — Шломо Ганцфрид (1804–86), уроженец города, автор знаменитого галахического труда «Кицур Шулхан Арух». Еврейское население закарпатских городов приняло участие в революционных событиях 1848 г.; только в Мункаче в Национальную гвардию вступили 247 евреев. В 1850–60-х гг. во многих еврейских общинах Закарпатья образовались группы «неологов» (реформистов); они вступили в полемику с ортодоксами, в ряде случаев (например, в Унгваре) завершившуюся в 1868–69 гг. расколом.

1867–1914. В 1867 г. Австрийская монархия, в состав которой входили Восточная Галиция, Северная Буковина и Закарпатье, была преобразована в двуединую Австро-Венгрию. Положение евреев изменилось к лучшему; по новой конституции они получили равные с христианами права, включая право повсеместного жительства, в частности, в Галиции и Буковине, которым была предоставлена широкая автономия. Галицийский сейм утвердил постановление о ликвидации всех ограничений; сходное решение было принято на Буковине. В 1890 г. в Австро-Венгрии вступил в силу закон о деятельности еврейских религиозных общин, основанный на принципе свободы вероисповедания и разрешавший создавать такие общины в любом населенном пункте.

В 1890 г. в Восточной Галиции проживало свыше 811 тыс. евреев (11,9% всего населения), в том числе в Коломые — 19 тыс. (44%), Тернополе — 14 тыс. (41%), Бродах — 12 тыс. (70%), Бориславе — свыше 9 тыс., Дрогобыче — около 8,7 тыс. (44,8%). Во Львове, по данным на 1869 г., насчитывалось около 27 тыс. евреев. Во всей Буковине (большей частью в нынешней Черновицкой области) проживало около 90 тыс. евреев (13,2%), из них 17,4 тыс. в Черновицах (в 1910 г. — 28,6 тыс.) и около четырех тыс. (91%) в Вижнице, в Закарпатье — около 100 тыс.

В 1870–80-х гг. уровень жизни еврейства Восточной Галиции, Северной Буковины и Закарпатья в целом снизился, особенно в результате экономического кризиса 1873–74 гг. В еврейской среде усилилось социальное расслоение. Выделилась зажиточная прослойка еврейских банкиров, фабрикантов, нефтепромышленников (еврейские предприниматели были первыми организаторами бориславских нефтепромыслов), крупных экспортеров и импортеров, оптовых торговцев, землевладельцев (в 1889 г. им принадлежало свыше 11% помещичьих земель Галиции) и представителей свободных профессий. К началу 20 в. евреи составляли во Львове 70% адвокатов и 30% врачей, в Черновицах, соответственно, 76% и 58%. Многие черновицкие евреи работали в государственных учреждениях, в средних и высших учебных заведениях; в 1897 г. ректором местного университета стал филолог И. Гильберг (в 1903–1904 гг. евреи составляли 80% преподавателей этого университета). Однако подавляющее большинство самодеятельного еврейского населения Восточной Галиции и Северной Буковины по-прежнему составляли мелкие торговцы, шинкари, ремесленники, в частности, портные, сапожники, столяры, плотники, кузнецы, мясники, пекари, винокуры, пивовары и т. п. В кустарном и ремесленном производстве работало 26–28% евреев, в сельском хозяйстве — 17,7% (в Закарпатье удельный вес еврейских земледельцев был значительно выше). Евреи составляли в Восточной Галиции 55% домашних слуг и поденщиков.

В 1880–90-х гг. повысился уровень безработицы среди евреев, поскольку в ряде отраслей промышленности (в частности, в нефтяной и лесопильной) их заменили разорившиеся прикарпатские крестьяне, труд которых был дешевле. К концу 19 в. лица без определенных занятий составили около 45% еврейского населения Восточной Галиции и Северной Буковины; по некоторым данным, на исходе 1880-х гг. среди евреев Восточной Галиции насчитывалось не менее 500 тыс. нищих. Многие евреи жили за счет филантропии; только во Львове в конце 19 в. – начале 20 в. было 86 общинных и около 200 частных благотворительных организаций, оказывавших помощь неимущим, функционировал еврейский сиротский приют, больница, дом для престарелых. Сиротский приют, открытый в начале 20 в. в Черновицах, считался одним из самых благоустроенных в Европе.

Тяжелым испытанием для еврейского населения Восточной Галиции, Северной Буковины и Закарпатья стал экономический кризис 1900–1903 гг. Сократилось число рабочих мест в тех отраслях промышленности, где были заняты евреи, разорились многие кустари, ремесленники, а также мелкие коммерсанты в местечках и селах, поскольку значительная часть сельской торговли перешла в руки польских, украинских и румынских кооперативов. Была резко ограничена выдача евреям концессий на содержание питейных заведений и продажу соли; еврейским фармацевтам нередко отказывали в праве открывать аптеки, коммерсантам не разрешали торговать крупным рогатым скотом и т. п. Экономические трудности побудили многие еврейские семьи эмигрировать: в 1881–1910 гг. за рубеж выехали 237 тыс. галицийских евреев (85% еврейских эмигрантов из Австро-Венгрии, 30,1% общего числа эмигрантов из Восточной Галиции). К 1910 г. численность еврейского населения Восточной Галиции сократилась до 659 тыс. человек (12,3% всего населения).

Для общинной жизни евреев Западной Украины в конце 19 в. – начале 20 в. было характерно противостояние ортодоксов-хасидов, которых поддерживало большинство еврейского населения, особенно в местечках и селах, и маскилим. Общество Шомер Исраэль, основанное группой интеллигентов в 1869 г., и газета «Дер израэлит» (на немецком языке) пропагандировали идеи Хаскалы. Им противостоял союз ортодоксов Махзикей ха-дат, издававший с 1879 г. одноименную газету на иврите. Создавались и другие религиозно-общественные организации: Шомрей шаббат (1872), Зовха цедек (1876) и другие. Наибольшим влиянием пользовались цаддики вижницкой (см. Вижниц) и садагорской (см. Ружинский цаддик) династий (см. выше).

Противоречия в еврейской среде усугублялись сложными межнациональными отношениями. В Восточной Галиции еврейское население было третьим по численности после украинцев и поляков, в Северной Буковине, кроме украинцев и евреев, проживало немало немцев и румын, а в Австро-Венгрии в целом господствовала немецкая культура. Представители Шомер Исраэль придерживались проавстрийской ориентации, провозглашали себя «австрийскими патриотами», выступали за объединение всех еврейских общин в единый союз под эгидой Габсбургов. С этой целью в 1878 г. во Львове был созван съезд общин Галиции, который, однако, ограничился лишь постановкой вопроса и рассмотрением ряда проблем культуры и просвещения. Не получив действенной помощи от австро-немецких либералов, часть еврейской интеллигенции и общественных деятелей сменила ориентацию и стала поддерживать польских депутатов австрийского парламента, так называемый Польский клуб (несмотря на юдофобские тенденции, нередко проявлявшиеся в его деятельности). Это в значительной мере объяснялось тем, что польские помещики играли решающую роль в экономической жизни края. Сторонники польской ориентации в 1888 г. создали организацию Агуддат ахим, которая приступила к изданию газеты «Ойчизна» (на польском языке), отстаивавшей «слияние евреев с поляками». Одновременно происходило некоторое сближение еврейских и украинских общественных деятелей, которое было обусловлено угнетенным (несмотря на формальное равноправие) положением обоих народов. Уже в 1873 г. сторонники Шомер Исраэль блокировались на выборах в австро-венгерский парламент с украинцами и провели при их поддержке пять своих кандидатов (всего Галицию представляли 78 парламентариев). Руководитель черновицкой еврейской общины Б. Штраухер (1854–?), возглавлявший созданный в середине 1880-х гг. Еврейский политический союз Буковины, был в 1897–1914 гг. депутатом парламента от Черновиц. С 1900 г. он избирался также депутатом краевого Буковинского сейма; в Галицийском сейме насчитывалось пять евреев (из 155 депутатов). В муниципальный совет Бродов входили 12 евреев, Дрогобыча и Самбора — по семь, Львова — пять; еврейские муниципальные советники были и в Черновицах, в конце 19 в. – начале 20 в. пост бургомистра в Черновицах и Станиславе занимали евреи.

Значительную роль в установлении контактов между украинцами и евреями сыграл в конце 19 в. – начале 20 в. живший в Восточной Галиции И. Франко — украинский писатель, публицист, ученый, просветитель и влиятельный общественный деятель. Он хорошо знал еврейский быт, владел языком идиш и неоднократно обращался к еврейской теме в своем литературном творчестве (см. Украинская литература). В статье «Вопрос еврейский» Франко подчеркнул, что украинским демократам следует остерегаться антисемитизма, «как заразной болезни», а в рецензии на книгу Т. Герцля «Еврейское государство» (с автором он был лично знаком) положительно отозвался о сионизме, хотя и выразил сомнение относительно его перспектив, отметив, что Герцль плохо знает «еврейскую массу». В статье «Семитизм и антисемитизм в Галиции» Франко четко сформулировал программу украинского национального движения по еврейскому вопросу: поскольку в Австро-Венгрии и украинцы, и евреи одинаково бесправны, борьба должна вестись за предоставление равноправия обоим народам. Следуя этому принципу, в своей общественной и политической деятельности Франко неизменно выступал по отношению к евреям как гуманист и либерал.

Стремление утвердить гуманность в еврейско-украинских контактах заметно в творчестве крупных немецкоязычных писателей, выходцев из Восточной Галиции: украинца Л. фон Захер-Мазоха и еврея К. Э. Францоза. Л. Захер-Мазох — автор сборников «Еврейские рассказы» (1878), «Новые еврейские рассказы» (1881), «Рассказы о польском гетто» (1886), «Еврейская жизнь в описаниях и изображениях» (1890) в стиле своеобразного романтического бытописательства. В самом крупном произведении К. Э. Францоза — романе «Борьба за право» (1887) — сочувственно изображены эпизоды противостояния украинских крестьян угнетающей их австрийской бюрократии, которая поддерживает крупных помещиков. (Оба писателя посвятили значительную часть литературного творчества также своим собственным народам.)

Во второй половине 19 в. среди евреев Восточной Галиции, Северной Буковины и Закарпатья стали распространяться палестинофильские, а затем сионистские настроения. Уже в 1880-х гг. молодые интеллигенты создали ряд ячеек Ховевей Цион, среди которых выделялись львовские кружки Микра Кодеш (1883) и Цион (1888); последний выпускал с 1892 г. газету «Пшишлосць» (на польском языке). В 1890-х гг. во Львове было образовано общество Ахават Цион, пропагандировавшее идеи еврейского национального возрождения, а в 1893 г. — Местная группа Львовского союза австрийских товариществ для колонизации Палестины и Сирии «Цион». На рубеже 19–20 вв. почти во всех городах и местечках Галиции возникли сионистские организации, женские сионистские ассоциации, студенческие и школьные сионистские кружки. Во Львове выходили сионистские газеты и журналы «Всхуд» (на польском языке, с 1900 г.), «Ха-Кармел» (на иврите), «Дер векер», «Тогблат», «Дер идишер арбетер» (все — на идиш).

Во второй половине 19 в. еврейский пролетариат Восточной Галиции и Северной Буковины развернул (во многом под влиянием европейского социализма) активную забастовочную борьбу за улучшение условий и оплаты труда. Уже в 1870 г. бастовали рабочие еврейских типографий во Львове, в 1873 г. — рабочие столярных мастерских, затем — портные, пекари, швеи Коломыи, в начале 1880-х гг. — нефтяники и рабочие ряда ремесленных мастерских Львова, Дрогобыча и других городов. В ходе стачек создавались еврейские рабочие организации: в 1880 г. образовался Еврейский союз рабочей взаимопомощи, в начале 1890-х гг. — еврейский профсоюз Яд хазака; с 1904 г. во Львове и других городах Восточной Галиции начали действовать ячейки По‘алей Цион. Евреи входили и в общепролетарские революционные ассоциации, в частности, в возникшие в 1890-х гг. во Львове, Дрогобыче и Стрые рабочие кружки Свит, Равенство, Пролетариат, в Галицийскую социал-демократическую партию, редактором печатного органа которой, газеты «Сыла», был Н. Тельц.

Экономический кризис 1900–1903 гг. и революционные события 1905 г. в России способствовали активизации еврейского рабочего движения. 1 мая 1905 г. во Львове, Дрогобыче, Станиславе, Бориславе и других городах состоялись демонстрации еврейских рабочих под лозунгами создания самостоятельной еврейской социалистической партии (в 1906 г. возникла Еврейская социалистическая партия Галиции), отдельной парламентской курии для евреев. Последнее требование поддержали украинские партии; однако польские политические деятели, а также еврейские религиозные ортодоксы и группировки ассимиляторов (см. Ассимиляция) пропольской ориентации (Еврейское общество независимых, Союз имени Берека Йоселевича и другие) выступили против. С введением в Австро-Венгрии всеобщего избирательного права (1906) евреи не получили национальной курии; в 1906–1907 гг. депутатом имперского парламента от Бродов был еврей И. Гольд (1864–?), член польской национально-демократической партии, стоявшей на антисемитских позициях. На выборах 1907 г. известного успеха добилась созданная сионистами Еврейская национальная партия, которую поддержали украинские радикалы: по ее списку в парламент Австро-Венгрии были избраны в Галиции три депутата — Б. Штраухер, А. Штанд и львовский адвокат Г. Габель (они образовали первую в мире еврейскую парламентскую фракцию). Однако уже в 1911 г. большинство восточногалицийских евреев проголосовало за списки ортодоксов и ассимиляторов, выступавших в союзе с польскими партиями. Избирательная кампания 1911 г. проходила в обстановке острой политической борьбы в еврейской среде; в Дрогобыче дело дошло до кровавых стычек между ортодоксами, ассимиляторами и членами еврейских рабочих партий.

В конце 19 в. – начале 20 в. система еврейского образования в Восточной Галиции и Северной Буковине претерпела значительные изменения. Наряду с хедерами, действовавшими при синагогах, при поддержке Бней-Брит, Хильфсферейн и в особенности благотворительного фонда барона М. Гирша, который в 1891 г. пожертвовал на эти цели четыре млн. долларов, были открыты десятки еврейских школ и средних специальных учебных заведений с преподаванием светских предметов. Многие евреи отправляли своих детей в немецкие, польские, а с начала 20 в. — и в украинские учебные заведения. В Черновицах в начале 20 в. евреи составляли свыше 40% гимназистов, 62% учащихся реальных училищ, 93% учащихся школы искусств. Возросло число еврейских студентов в высших учебных заведениях: например, в Львовском политехническом институте в 1882 г. насчитывалось 18 евреев, в 1904 г. — 143 (17% всех студентов); в Львовском университете в 1910 г. училось около 1,5 тыс. евреев (33% студентов), в Черновицком университете в 1904 г. — 272 (42,5%).

С конца 19 в. Восточная Галиция — один из важных центров еврейской культуры: здесь действовали еврейские книжные издательства, работали еврейские писатели (Р. А. Браудес, Н. Х. Имбер, Ш. Я. Имбер и другие). В Восточной Галиции родился и начал свой творческий путь Ш. И. Агнон.

 ДИАСПОРА > Регионы и страны
Версия для печати
 
На бета-сайте
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Украина. Евреи на территории Украины до конца 18 в. Украина. Евреи Украины 1914–1920 гг. следующая статья по алфавиту