главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
эмансипация. Электронная еврейская энциклопедия

эмансипация

КЕЭ, том 10, кол. 622–636
Опубликовано: 2001

ЭМАНСИПА́ЦИЯ евреев — уравнение их в правах с остальным населением.

Эмансипация евреев — составная часть характерного для Нового времени процесса: освобождения угнетенных групп населения, будь то от рабства (например, негры в США), крепостной зависимости (например, крепостные в России) или правового, политического и общественного неравенства (например, католики в Великобритании; женщины /см. Феминистские движения/). Термин «эмансипация евреев» применяется в двояком смысле: с одной стороны, отмена различных правовых актов и общественных норм, ограничивавших права евреев, с другой, — формальное провозглашение равноправия еврейских граждан в той или иной стране. Подобный акт провозглашения эмансипации должен был бы служить лишь юридическим выражением отмирания враждебного отношения сограждан к евреям, на самом же деле враждебность продолжала существовать, хотя и в ослабленной форме, что препятствовало осуществлению эмансипации даже после ее провозглашения.

Достижению полной эмансипации предшествовал ряд промежуточных стадий, когда евреи от статуса группы чужаков, которая исповедует враждебную и едва терпимую большинством религию, временно проживает на территории государства и нуждается в особых разрешениях властей для продления этого срока, конкурирует с коренным населением в экономической сфере и потому подлежит строгому контролю со стороны властей, переходили к статусу полноправных граждан, чья религия признается в государстве. В ходе этого многоступенчатого процесса происходили глубокие изменения в государственно-правовой структуре и общественных отношениях государств, где проживали евреи, а также в самой еврейской среде. Оживленная полемика об эмансипации развернулась на страницах еврейской периодической печати, евреи участвовали также в обсуждении этой проблемы в нееврейских изданиях. Участники движения за эмансипацию стремились бороться против укоренившихся в христианских странах отрицательных стереотипных представлений о евреях (см. Израиль. Народ в диаспоре. Разделы: «В средневековом христианском мире», «Евреи Западной и Центральной Европы в эпоху Реформации и в начале нового времени», а также разделы «Образ еврея» в статьях о литературе различных стран) и добиваться отмены дискриминации евреев путем принятия законодательных актов, устанавливающих равенство всех граждан.

Идеологические основы эмансипации восходят к эпохе Просвещения и эгалитаризму мыслителей-утопистов, стремившихся к идеальному социально-политическому устройству, при котором место человека в обществе не будет определяться его происхождением. Тем не менее практическое осуществление этой доктрины диктовалось условиями развития каждого государства и особенностями проживавшего в нем еврейского населения. Соотношение этих факторов определило три периода в истории эмансипации.

Первый период — так называемое «предвестие эмансипации» — охватывает 50 лет, предшествовавшие Великой французской революции (1740–89). Главное содержание этого периода — распространение убеждения в том, что евреям следует предоставить религиозные, экономические и гражданские права, — стало идеологической предпосылкой эмансипации. В 18 в. во многих странах высшие круги еврейского населения приобрели значительный экономический вес и стали приобщаться к европейской культуре. В то же время на фоне стремления освободить общество от господства церкви и привилегий по рождению постепенно развилась теория «гражданского исправления евреев», согласно которой ростовщичество (см. Ссуда денежная) и присущие евреям «нравственные недостатки» обусловлены угнетением и невозможностью вести достойный образ жизни, поэтому упразднение правового неравенства евреев не только будет гармонировать с духом просвещенности, но и принесет экономические выгоды государству.

Среди первых сочинений такого рода была книга одного из британских деистов Дж. Толанда «Аргументы в защиту натурализации евреев в Великобритании и Ирландии на одинаковых с другими нациями основах» (1714). Ее идея состояла не в уравнении евреев в правах с остальным населением, а в облегчении натурализации иностранным евреям, что должно было привлечь их в Великобританию. Толанд приводил экономические доводы в пользу терпимости к евреям; за 70 лет до него эти доводы выдвинул известный венецианский раввин Симоне (Симха) бен Ицхак Луццатто (1583–1663): например, утверждение, что евреи исполняют в государстве функции, которые не могут быть исполнены иными элементами общества, и в то же время, в отличие от иностранных купцов, не вывозят прибыли за границу. Сочинение С. Луццатто «Рассуждение о состоянии евреев, и в особенности проживающих в городе Венеция» (1638) было заметным явлением апологетической литературы и даже вызвало ответ со стороны христианского священника. Толанд перевел это сочинение на английский язык (не было опубликовано) и в дальнейшем опирался на него в своей работе, которая способствовала развитию идеи эмансипации евреев.

Замысел Толанда был осуществлен сначала в британских колониях. В 1740 г. британский парламент принял первый законодательный акт в направлении эмансипации, который предоставлял евреям право натурализации в британских колониях, если они прожили там не менее семи лет. В мае 1753 г. аналогичный закон относительно евреев, проживших не менее трех лет в Англии и Ирландии, был после ожесточенных дебатов также одобрен парламентом. Евреи освобождались при этом от христианского обряда присяги. Противники нового закона утверждали, что он равносилен отречению страны от христианства. Несмотря на решение парламента и королевское утверждение, в декабре того же года закон был отменен, так как он вызвал массовые протесты, в первую очередь среди купечества, опасавшегося конкуренции евреев. Таким образом, узаконение эмансипации встретило широкое сопротивление даже в стране, где евреи с середины 17 в. практически не подвергались экономическим и религиозным притеснениям (см. Великобритания) и играли заметную роль в экономике (1/12 часть государственного доходов и 1/20 внешней торговли приходились на долю евреев).

В Германии провозвестником идей эмансипации был Г. Э. Лессинг. Литературная полемика вокруг его пьес «Евреи» (1749) и «Натан Мудрый» (1779) способствовала распространению в обществе идей веротерпимости. В жизни и творчестве Лессинга большую роль сыграла его дружба с М. Мендельсоном. Другом Мендельсона был также видный государственный деятель и ученый Христиан-Вильгельм Дом, автор первого систематического труда, в котором была обоснована неправомерность предрассудков в отношении евреев и выдвинуто требование почти полной их эмансипации. Х.-В. Дом проанализировал в исторической последовательности притеснения, которым подвергались евреи с античности до современного ему периода, и пришел к выводу, что следует покончить с этим во имя человечности и ради блага государства. Дом предложил уравнять евреев в гражданских правах, хотя не находил возможным предоставить им политические права (в том числе право государственной службы). Дом выступал за полную автономию еврейской общины в религиозных вопросах и уделял большое внимание воспитанию, в частности, школам. Его мысли о развитии общего образования и ремесел среди евреев разделяли Н. Г. Вессели и другие деятели Хаскалы.

Вокруг сочинения Дома разгорелась оживленная полемика, материалы которой он издал в виде второго тома труда в 1782 г.; книга была переведена на многие языки и оказала влияние на ряд европейских правителей, в том числе на Иосифа II и его «Эдикты о терпимости» (1782–89). Правда, вопреки позиции Х.-В. Дома, Иосиф II уничтожил религиозное и административное самоуправление еврейских общин, поэтому еврейские массы восприняли новое положение не как облегчение своей участи, а как бедствие; в то же время просвещенная и зажиточная часть еврейского населения приветствовала эти изменения как начало новой эры.

Книги Х.-В. Дома также повлияли на развитие идей эмансипации во Франции. Его аргументы использовались в работах А.-Б. Грегуара, А. Тьери, З. Гурвица (около 1740–1812) и других участников конкурса на тему «Есть ли способ сделать евреев более полезными и более счастливыми во Франции», который был объявлен в 1785 г. Королевским обществом наук и искусств в городе Мец (см. Франция. Евреи на территории Франции в 16–18 вв. Евреи накануне Великой французской революции) и был несомненным свидетельством того, что в предреволюционные годы вопрос об эмансипации евреев воспринимался как часть назревших преобразований.

На формирование мировоззрения тех, кто в дальнейшем отстаивал эмансипацию во Франции (как евреев, так и неевреев), оказал значительное влияние М. Мендельсон. Так, общение с кружком Мендельсона изменило взгляды З. Гурвица, который прибыл в Берлин знатоком Талмуда, а впоследствии в работе «Апология евреев», поданной на конкурс в Меце (см. выше), утверждал, что задача просвещенного общества состоит в том, чтобы, предоставив евреям полное равенство, «освободить их от Талмуда». Знакомство с Х.-В. Домом, М. Мендельсоном и другими немецкими сторонниками эмансипации, посещавшими салон Генриетты Герц, произвело огромное впечатление на графа Г. О. де Мирабо, который в 1786 г. находился с дипломатической миссией в Берлине. Поселившись затем в Лондоне, Мирабо изучил неудачную попытку эмансипации евреев в Великобритании (см. выше) и выпустил в 1787 г. брошюру «О Моше Мендельсоне, о политической реформе евреев и в особенности о попытке революции в их пользу в 1753 г. в Великобритании», где горячо призывал «открыть евреям все пути к труду» и предоставить им «все права гражданства». В дальнейшем Г. О. де Мирабо внес огромный вклад в дело эмансипации во Франции.

Отдельные попытки эмансипировать евреев были предприняты в этот период и в других странах. Так, Екатерина II, ученица французских философов, не только поощряла экономическую деятельность евреев Белоруссии, которая вошла в состав Российской империи в 1772 г., но в 1783 г. даже признала за ними право быть избранными в органы местного самоуправления (см. Россия. Евреи на территории России в конце 18 в.). Право избираться в муниципальный совет получили в этот период (1780) также евреи Ливорно (находился под властью Австрии), однако в целом еврейство Европы оставалось бесправной группой населения.

Только в США, где еще в колониальный период евреи пользовались свободой вероисповедания и экономической деятельности, участвовали в местных органах власти, а затем в большинстве своем поддержали провозглашение независимости (см. США. Период борьбы за независимость британских колоний в Северной Америке и становления США), были приняты в этот период радикальные правовые акты, давшие евреям невиданные ранее права. Этому способствовали петиции, поданные евреями США в 1784 г. и 1787 г. В 1776 г. был принят закон об установлении религиозной свободы, в 1787 г. в федеральную конституцию была включена статья, отменявшая любое религиозное предпочтение при поступлении на государственную службу. Однако и в США принцип равенства всех граждан был осуществлен не сразу, так как гражданские и политические права оставались в значительной степени прерогативой отдельных штатов. Если в Виргинии религиозные вопросы были отделены от гражданских еще в 1785 г. (по инициативе Т. Джефферсона), то в других штатах занятие общественных постов еще ряд десятилетий было сопряжено с принесением христианской присяги (см. ниже).

Второй период охватывает 90 лет (1789–1878), с начала Великой французской революции до Берлинского конгресса, когда эмансипация успешно проходила в Западной и Центральной Европе и была завершена в Северной Америке.

В США в 1791 г. была принята первая поправка к конституции, в которой вопрос о правах человека был полностью отделен от вероисповедания, что диктовалось принципом свободы совести. Право евреев на занятие официальных постов в ряде штатов еще несколько десятилетий было ограничено требованием принесения присяги, рассчитанной на христиан; в некоторых штатах она была отменена гораздо позднее (например, в Мэриленде — лишь в 1824 г.; формально сохранялась в Северной Каролине до 1868 г., а в Нью-Хэмпшире до 1877 г.), однако это не мешало отдельным евреям занимать официальные и выборные должности (см. США. Период борьбы за независимость британских колоний в Северной Америке и становления США). Политическое и гражданское равноправие евреев США оказало непосредственное влияние на эмансипацию в других странах Америки и в первую очередь в Канаде. В 1832 г. евреи после длительной борьбы получили все гражданские права и были освобождены от христианской формулы присяги.

В Европе процесс эмансипации евреев начался в годы Великой французской революции и был тесно связан с ее эгалитарными идеологическими основами. Этот аспект выдвигали на первый план горячие сторонники эмансипации: Г. О. де Мирабо, А. Грегуар, С. М. де Клермон-Тоннер, Ш. М. де Талейран-Перигор и др. Их деятельность встретила ожесточенное сопротивление в Учредительном собрании (см. подробно Франция. Евреи в эпоху Великой французской революции и правления Наполеона /1789–1814/). В ходе борьбы за закон о равноправии выдвинулся предприниматель из Нанси Б. И. Берр (1744–1828), который выступал от имени делегации евреев Эльзаса и Лотарингии, а впоследствии стал одним из лидеров борьбы французских евреев за эмансипацию. Вместе с тем уже на ранней стадии эмансипации выявились противоречия между различными еврейскими общинами: сефардами и ашкеназами (например, в Бордо), а также между жителями Эльзаса и Лотарингии, с одной стороны, и остальных провинций — с другой (см. Франция. Евреи в эпоху Великой французской революции и правления Наполеона). Первые, в частности, желали сохранить общинную автономию, вторые готовы были отказаться от нее. Все эти противоречия отразились в тексте закона о предоставлении евреям гражданских прав, который был принят Учредительным собранием 28 сентября 1791 г. (утвержден королем 13 ноября 1791 г.). Так, в нем оговаривалось, что французским гражданином может быть лишь человек, который будет выполнять все обязанности, предусмотренные Конституцией, и принесет гражданскую присягу; последняя, в свою очередь, отменяет все предшествующие привилегии и особые установления. Таким образом, французские евреи лишились общинной автономии и получили гражданское и политическое равенство на индивидуальной основе. Французское еврейство в целом восприняло этот закон с огромным энтузиазмом как событие колоссального исторического значения.

В дальнейшем на всех территориях, завоеванных французскими армиями, вводилась эмансипация евреев. Так, в Нидерландах Национальное собрание Батавской республики приняло 2 сентября 1796 г. закон, согласно которому «нельзя лишать ни одного еврея прав и преимуществ, если он пожелает воспользоваться ими» и будет исполнять связанные с этим обязанности. Столь необычная формулировка явилась следствием бурных восьмидневных дебатов (правда, в отличие от Франции, ни один из участников прений не высказывал антисемитских доводов). Некоторые оппоненты эмансипации указывали, что, хотя евреи не имеют собственного государства, они считают родиной Святую землю и связывают возрождение своей государственности с приходом Мессии; обретение же политических прав в Батавии может побудить евреев отклониться от предназначенного им исторического пути. Поэтому гражданские права следует предоставить всем евреям, а политические лишь тем, кто выразит желание стать гражданами Батавии. Среди 50-тысячного голландского еврейства лишь немногочисленная республикански настроенная ашкеназская элита приветствовала эмансипацию. Монархисты, возглавлявшие сефардскую общину, опасались ее и отстаивали сохранение общинной автономии; они высказывали опасение, что активное участие еврейского населения в государственной жизни может, в конечном счете, навлечь на него беду.

В Швейцарии, где, кроме двух городов в кантоне Аргау, евреи не имели права постоянного жительства, начало борьбы за эмансипацию положили требования, предъявленные в 1797 г. правительством Франции, об освобождении французских евреев, посещающих Швейцарию, от дискриминационных налогов. После создания Гельветической республики (1798) евреи Швейцарии подали правительству петицию с требованием предоставить им те права, которые получили приезжие французские евреи. 1 июня 1799 г. Национальное собрание провозгласило отмену всех особых налогов на евреев. Однако предложение уравнять евреев в правах после продолжительных дебатов было отвергнуто 6 марта 1799 г.

В Италии эмансипация евреев распространялась по мере продвижения французской армии. В первом декрете (28 января 1797 г.) Цизальпинской республики указывалось, что общество должно признать за евреями гражданские права; евреям было предложено прислать своих делегатов в Учредительное собрание. В Римской республике введение эмансипации также было одним из первых актов нового правительства (февраль 1798 г.). Когда русско-австрийские войска ненадолго вытеснили французскую армию из Италии, равноправие евреев было отменено, а в 1800 г. восстановлено генералом Бонапартом. Итальянское еврейство, насчитывавшее в начале 19 в. около 25 тыс. человек, с восторгом приняло эмансипацию. Даже раввины и руководители общин стали активно участвовать в общественной и политической жизни; немало евреев входило в состав законодательных органов и правительств итальянских государств, чего в тот период не было в других странах.

В годы правления Наполеона I, несмотря на ряд антиеврейских мер (см. Франция. Французские евреи в годы правления Наполеона), эмансипация проводилась весьма последовательно. На основе рекомендаций Собрания еврейских нотаблей (1806) и Синедриона французского была учреждена Консистория, таким образом были решены вопросы религиозно-общинной жизни.

Эмансипация евреев проводилась также в зависимых от Наполеона странах. Так, в Вестфалии король Жером (брат Наполеона) объявил (27 января 1808 г.), что приверженцам Моисеевой веры предоставляются все права, которыми пользуются остальные его подданные. В других германских землях (Великое герцогство Франкфурт-на-Майне и ганзейские города), присоединенных к Франции, также были отменены все ограничения прав евреев. В тех германских государствах, которые сохраняли самостоятельность, под влиянием политики Наполеона был введен ряд мер, облегчивших положение евреев (например, отмена подушного налога). В Пруссии был даже принят закон (11 марта 1811 г.) о гражданском равенстве евреев, уже проживавших в стране, и отмене различных ограничений, касавшихся места жительства и рода деятельности; евреям дозволялось занимать должности в учебных заведениях и муниципальных органах, но запрещалось назначение евреев на государственные и военные посты. В зависимой от Наполеона Дании в 1814 г. был обнародован королевский указ, согласно которому всем приверженцам Моисеевой веры, родившимся в стране или легально в ней проживавшим, была разрешена любая профессиональная деятельность; общинная автономия была при этом ограничена (как и во Франции).

Тем не менее влияние еврейской политики Наполеона на другие страны не было однозначно положительным. Так называемый позорный декрет от 17 марта 1808 г. (см. Наполеон I), ущемлявший права евреев, укрепил позиции противников эмансипации в ряде стран. Например, в герцогстве Варшавском после этого декрета предоставление евреям политических прав было отсрочено на десять лет, имелся и ряд других ограничений (см. Польша. Герцогство Варшавское). В Швейцарии законодательное собрание кантона Аргау в 1809 г. приняло решение, согласно которому евреи не получили гражданских прав и равенства в экономической деятельности; кроме того, им требовалось специальное разрешение для вступления в брак.

Падение Наполеона и перекраивание политической карты Европы по-разному сказались на эмансипации евреев в различных странах. Во Франции после Реставрации остались в силе все акты эмансипации; более того, в 1818 г., во время правления Людовика XVIII, несмотря на давление реакционных кругов, не был продлен срок действия декрета от 17 марта 1808 г. (см. выше). Законы эмансипации не были отменены и в Нидерландах, а также на территории нынешней Бельгии, которая в 1815–30 гг. входила в состав Нидерландского королевства. После создания независимой Бельгии (1831) в ее конституции было провозглашено равенство всех граждан.

В Италии, напротив, после падения Наполеона эмансипация оказалась недолговечной; с восстановлением прежнего режима в различных итальянских государствах евреев выгнали с государственной службы, обязали продать земли, приобретенные ими за пределами гетто, перестали принимать в общие школы и т. д.

В Германии в наиболее тяжелом положении оказались евреи вольных городов, в которых их лишили гражданских прав (Франкфурт, Гамбург) и даже права на проживание (Бремен, Любек). Евреи обратились на Венский конгресс с прошением о восстановлении своих прав; на конгрессе впервые вопрос эмансипации евреев стал предметом международных переговоров. В резолюции конгресса от 3 июня 1815 г. отменялись все постановления французской администрации; хотя в хартию о создании Германского союза (10 июня 1815 г.) был включен пункт о желательности улучшения положения евреев, однако в окончательной формулировке был признан законным статус евреев, существовавший прежде в каждой из стран-участниц союза. На основе этих решений евреи были выселены из Бремена и Любека, во Франкфурте-на-Майне их вынудили отказаться от участия в органах городского управления, сократили число разрешений на брак и строительство новых домов и т. д. В ряде германских государств вскоре были отменены законы об эмансипации, например, в великом герцогстве Мекленбургском (в 1817 г.). В Пруссии действие закона об эмансипации не было распространено на земли, присоединенные к ней после падения Наполеона, которые прежде входили в состав Франции. Кроме того, были отменены некоторые статьи этого закона (например, в 1822 г. было отменено право евреев занимать должности в учебных заведениях). Другие формально не отмененные статьи закона часто не соблюдались. Были также приняты постановления, направленные на предотвращение сближения евреев с христианами. Согласно одному из них (1819), христианским детям запрещалось посещать еврейские школы, согласно другому (1828) евреям запрещалось брать христианские имена. В ряде германских государств было введено правовое различие между «полезными евреями» (богатыми и образованными) и остальным еврейским населением.

Разочаровавшись в возможности эмансипации, образованные и ассимилированные немецкие евреи стали еще в больших, чем прежде, масштабах переходить в христианство. Усилился также реформизм в иудаизме, который у многих его сторонников сочетался с борьбой за эмансипацию. Против эмансипации евреев в Германии выступало немало видных представителей либеральных кругов. Лишь в 1830-х гг. начался поворот в настроении либеральной немецкой общественности: равноправие евреев стало восприниматься как один из неотъемлемых принципов режима, опирающегося на основы свободы и законности. Большую роль сыграла в этом газета «Дер юде», основанная Г. Риссером. Ему удалось также поднять еврейскую молодежь на борьбу за эмансипацию и создать целый ряд еврейских организаций, которые требовали не каких-либо отдельных прав, а равенства (лозунг «Keine Rechte, sondern Recht» — «Не прав, а право!»). Значительный вклад в борьбу за эмансипацию внесли еврейские общественные деятели М. Фейт (1808–64) и И. Якоби (1805–77). Плоды этой деятельности стали очевидны в 1840-х гг., когда ландтаги выдвинули требования об изменении положения евреев, а также в законе 1847 г., который привел к улучшению положения еврейских общин в Пруссии, и в ряде правовых актов, принятых в Южной Германии.

Во время революции 1848 г., в которой активно участвовали евреи (среди депутатов первого немецкого парламента во Франкфурте было несколько евреев, в том числе М. Фейт, Г. Риссер, И. Якоби, И. Куранда /1812–84/), отмена дискриминации по религиозному принципу была провозглашена в «Основных правах немецкого народа» и нашла отражение в конституциях всех германских государств. Эмансипация евреев оставалась в силе даже некоторое время после поражения революции. В Австрии революционная конституция 1849 г. также предусматривала отмену всех дискриминационных законов против евреев, хотя в ходе революции в стране проходили антиеврейские беспорядки. Евреи играли значительную роль в революционных событиях. В составе революционного парламента Австрии было пять евреев; среди жертв реакции были погибший в ходе восстания еврейский студент Г. Шпитцер, расстрелянный как мятежник Г. Еллинек (см. А. Еллинек) и многие другие. После подавления революции были снова урезаны права евреев во многих областях (см. Австрия). Сходным образом развивались события в 1848 г. в другой части империи Габсбургов — Чехии.

В Венгрии, которая также входила в состав Австрийской империи, борьба за эмансипацию отличалась определенной спецификой. Еще до революции 1848 г. еврейский вопрос активно обсуждался в законодательных инстанциях и в периодической печати. Представители городской буржуазии, видевшие в евреях конкурентов, выступали против эмансипации. Напротив, среди нечиновного дворянства, чье благосостояние было связано с экономической деятельностью евреев, были сильны настроения в пользу предоставления евреям тех же прав, которыми пользовалось все не принадлежавшее к дворянству население. Провинциальные ассамблеи дали наказ своим представителям в парламенте способствовать проведению закона об уравнении евреев в правах с другими гражданами недворянского происхождения. В 1840 г. нижняя палата парламента приняла закон, провозглашавший иудаизм «признанной религией» в государстве, отменявший дискриминационный налог и позволявший евреям занимать общественные и государственные посты (в том числе в министерстве обороны), которые не были зарезервированы за дворянами. Однако верхняя палата парламента не утвердила этот закон, а Фердинанд V не согласился даже на отмену особого еврейского налога, на право приобретения или аренду евреями земель у помещиков, то есть на те меры, в которых члены верхней палаты парламента видели начало «постепенной эмансипации.» Условием эмансипации считалась мадьяризация — евреям предлагалось перейти на венгерский язык и осуществить религиозные реформы. В 1840-х гг. в венгерском еврействе произошел раскол: сторонники реформ пошли по пути ассимиляции (см. Реформизм в иудаизме. Теоретическое обоснование реформизма), а последователи ортодоксального иудаизма во главе с М. Софером отказались поддержать борьбу за эмансипацию, считая, что евреи, стремясь к равноправию в странах галута, отдаляют избавление. Ассимиляторы утверждали, что подобные заявления ортодоксов послужили одной из причин того, что в 1844 г. верхняя палата парламента отказалась отменить дискриминационный налог. Он был отменен австрийским правительством лишь два года спустя, после того, как евреев принудили выплатить компенсацию в казну. Прямые переговоры еврейских представителей с австрийским правительством вызвали гнев венгерских националистов, поэтому в прениях по вопросу об эмансипации, которые состоялись в венгерском парламенте в начале революционных событий 1848 г., даже либералы, обычно поддерживавшие эмансипацию, высказывались за ее постепенность и связь с реформой еврейского населения. 14 марта 1848 г. парламентская ассамблея решила предоставить евреям избирательное право, но вынуждена была отменить это решение из-за волны антиеврейских демонстраций. В дальнейшем активное участие евреев в революции изменило отношение венгерских патриотов к борьбе за эмансипацию евреев. 28 июля 1849 г. венгерское правительство представило Учредительному собранию проект закона о предоставлении приверженцам Моисеевой веры всех прав, которыми пользуются граждане, исповедующие другие религии, но поскольку революция в Венгрии была подавлена, эмансипация в этот период не была осуществлена.

В Италии в ходе революционных событий 1848–49 гг. эмансипация евреев была провозглашена почти во всех государствах. Активное участие евреев в освободительном движении привело к существенным изменениям в общественном мнении в пользу эмансипации: попытка восстановить антиеврейские законы после поражения революции натолкнулась на сопротивление широких слоев населения. Тем не менее после Реставрации евреи подвергались притеснениям, особенно в папских владениях.

Распространение либеральных настроений в обществе играло решающую роль в процессе эмансипации и в тех странах, где она не была связана с изменением политического режима, в частности в Скандинавии. В Швеции дискриминация евреев была отменена королевским указом от 30 июня 1838 г., но из-за протеста различных слоев населения король вынужден был урезать права евреев. Впоследствии же правовые акты 1860 и 1870 гг., которые привели к практически полной эмансипации евреев в Швеции, были, напротив, приняты при поддержке широкой общественности, хотя окончательно дискриминация евреев, как и других непротестантов, была устранена лишь в 1951 г. (см. Швеция) В Дании процесс эмансипации также развивался постепенно: в 1837 г. евреи получили право занимать посты в органах местного управления, в 1843 г. была отменена еврейская форма присяги (см. Клятва), наконец, в 1849 г. была принята конституция, 84-я статья которой предусматривала отмену любой дискриминации на религиозной основе. В Норвегии, где конституцией 1814 г. евреям было запрещено проживание в стране, многолетнюю борьбу за права евреев вела местная интеллигенция во главе с поэтом и общественным деятелем Х. Вергеланном (см. Норвегия). Первый успех был достигнут лишь в 1851 г., когда евреям было разрешено свободное проживание в Норвегии.

В Великобритании процесс эмансипации был обусловлен неуклонным экономическим и социальным прогрессом еврейской общины, постепенно формировавшимся в обществе осознанием необходимости отменить любую дискриминацию евреев, а также активной борьбой за эмансипацию самих евреев. Важную роль сыграло изменение отношения к евреям в английской литературе, а также перевод на английский язык сочинений Г. Э. Лессинга, М. Мендельсона, А. Грегуара.

Общественное и политическое неравноправие евреев было неразрывно связано с формулой присяги: «согласно установлениям англиканской церкви», — которую приносили при вступлении в должность в государственных учреждениях, в учебных заведениях и выборных органах. В результате парламентских прений об эмансипации католиков (1828) была принята новая формула присяги: «по истинной вере христианина», — которая по сути была дискриминационной лишь по отношению к евреям. После этого Борд оф депьютиз обратился в парламент с петицией о принятии закона, который уравнял бы евреев в правах с остальными гражданами. В 1830 г. такой законопроект был внесен представителем либеральной партии Р. Грантом. В ходе его обсуждения было произнесено несколько речей, ставших классикой апологетической литературы и защиты эмансипации евреев. Например, известный историк и политический деятель Т. Маколей объяснял в своей речи (1833), что евреи занимаются торговлей и ссудой денежной, поскольку им недоступны другие сферы деятельности; в ответ на доводы о национальной замкнутости евреев Маколей утверждал: «Мы относимся к ним, как к рабам, и удивляемся, что они не видят в нас братьев». Палата общин одобрила законопроект, но палата лордов дважды отклоняла его.

Тем не менее, в 1830–40-х гг. был принят ряд законодательных актов, отразивших перемены в настрое общества. В 1835 г. был принят закон об отмене присяги для избирателей, давший евреям активное избирательное право. Принятию многих законов способствовали личные достижения и усилия одного из руководителей еврейской общины, финансиста Д. Саломонса (1797–1873). В 1835 г., когда он был избран шерифом, правительство провело в парламенте закон, позволявший евреям занимать эту должность. Закон, который разрешал евреям занимать муниципальные должности после принесения присяги, не противоречащей их убеждениям, был принят в 1845 г., после того, как Д. Саломонса дважды (1841 и 1844) избирали олдерменом. В 1855 г., когда он стал лордом-мэром Лондона, его право на занятие этой должности было подтверждено особым актом парламента. В 1837 г. евреям было разрешено получать ученые степени в нерелигиозном Лондонском университете, а в 1841 г. один из его основателей, финансист А. (И.) Л. Голдсмид (см. Голдсмид, семья), первым из евреев получил наследственный дворянский титул (баронет).

Однако главной целью в борьбе за эмансипацию было членство в парламенте. В 1847 г. Лайонел Натан Ротшильд (см. Ротшильд, семья) был избран в палату общин, но не смог занять своего места в парламенте, так как отказался принести христианскую присягу (см. выше). В связи с этим правительство внесло законопроект об отмене правовых ограничений для евреев. В палате общин его поддержали не только представители правящей партии — тори (в том числе премьер-министр Пиль и Б. Дизраэли), но и оппозиционной либеральной партии (в том числе У. Гладстон); тем не менее палата лордов не утвердила закон. В дальнейшем Л. Ротшильда и Д. Саломонса не раз избирали в палату общин, однако они не могли участвовать в ее заседаниях из-за отказа палаты лордов изменить формулировку присяги. Лишь после того, как в 1858 г. был достигнут компромисс, согласно которому каждая из палат парламента определяла формулировку присяги для своих членов, Л. Ротшильд и Д. Саломонс стали полноправными членами палаты общин. В 1866 г. была введена новая формулировка присяги для обеих палат парламента, в которой не упоминалась христианская вера, а в 1871 г. были ликвидированы последние ограничения правоспособности евреев; в том же году некрещеный еврей Джордж Джессел (1842–83) впервые стал членом кабинета министров. В британских колониях, где еврейское население было относительно невелико и принадлежало, в основном, к состоятельной и образованной части общества, в середине 19 в. уже не существовало никаких юридических ограничений, что позволяло евреям занимать высокие посты (см. Новая Зеландия).

Во 2-й половине 19 в. евреи все более активно выступали против антисемитских выпадов своих сограждан. Большой резонанс получил судебный процесс, который вел в 1860 г. один из лидеров еврейской венской общины И. Кундера против католического священника и антисемитского публициста С. Брюннера. Предъявленное И. Кундере обвинение в клевете было признано несостоятельным. Процесс принес Кундере большую популярность среди еврейства Восточной Европы, которое видело в исходе судебного разбирательства проявление эмансипации. В дальнейшем не раз подобные процессы привлекали внимание общества.

К началу 1870-х гг. эмансипация победила почти во всех странах Западной и Центральной Европы. В Италии этот процесс происходил в ходе борьбы за национальное освобождение и объединение страны, в которой евреи принимали активное участие, поэтому эмансипация опиралась на поддержку широких слоев общества. В Модене эмансипация была провозглашена в 1859 г., в Умбрии — в 1860 г., в Сицилии и Неаполе — в 1861 г., в Венеции — в 1866 г., в Риме — в 1870 г. После преобразования Австрийской империи в Австро-Венгрию (1867) эмансипация была провозглашена в обеих частях двуединой монархии.

В Пруссии, где, в отличие от Австрийской империи, акты эмансипации, принятые в период революции 1848–49 гг., не были отменены после ее поражения (см. выше), реакционные круги пытались добиться в 1850-х гг. их аннулирования. Еврейские общины под руководством Л. Филиппсона (см. Филиппсон, семья) организовали кампанию протеста, сбор подписей под петициями и т. п. В результате не прошел проект резолюции об отмене статьи 12 конституции, провозглашавшей, что гражданские и политические права не зависят от вероисповедания. Тем не менее, используя другую статью конституции, националисты добились запрета принимать евреев на государственную службу. В других немецких государствах многие законы, ограничивавшие права евреев, оставались в силе. Лишь в 1860-е гг. был отменен ряд дискриминационных правовых актов, которые ограничивали право евреев на определенные виды профессиональной деятельности, на постоянное проживание и приобретение недвижимости: в государствах Южной Германии — в первой половине 1860-х гг. (в Баварии — в 1861 г., в Вюртемберге — в 1862 г., в Бадене — в 1864 г.), а во вновь созданном Северо-Германском союзе — в 1867 г. 3 июля 1869 г. парламент Северо-Германского союза принял закон, уравнявший евреев в правах с остальным населением; по завершении процесса объединения Германии (1871) этот закон был распространен на всю Германскую империю.

В Швейцарии дискриминационные законы против евреев отменялись под давлением зарубежных правительств, причем местное население не раз оказывало этому сопротивление (см. Швейцария). Лишь в 1874 г. была принята новая конституция, статья 49 которой провозглашала равноправие всех граждан.

Из балканских стран только Греция в этот период была независимым государством. Хотя в решениях Лондонской конференции (1830), признавшей независимость Греции, упоминалось, что все граждане нового государства без различия вероисповедания будут пользоваться полным равноправием во всех религиозных, государственных и политических вопросах, реальная эмансипация началась в стране только в 1870-е гг. Греческие евреи на протяжении десятков лет подвергались преследованиям; христианское население, исполненное религиозного фанатизма, не могло простить им традиционной преданности Турции.

В течение всего второго периода процесс эмансипации евреев в Западной и Центральной Европе был тесно связан с распространением либеральных идей в обществе. В большинстве европейских стран (Франция, Нидерланды, Италия, Германия, Австро-Венгрия) эмансипация была одной из составляющих борьбы за изменение политического режима, поэтому революции 1789–93 гг., 1830–31 гг., 1848–49 гг. и такие исторического события, как объединение Италии, Германии или признание национального статуса Венгрии (в составе Австро-Венгрии), становились вехами в процессе эмансипации евреев. Даже в тех странах, где юридические акты эмансипации не были вызваны историческими катаклизмами, а приняты в рамках существующего режима (в Великобритании, скандинавских государствах), иногда под влиянием международных факторов (в Швейцарии), она была непосредственно сопряжена с либерализацией политической жизни. Эта зависимость ярко проявлялась в ходе многочисленных дискуссий в прессе и в парламентах по проблемам эмансипации. В дополнение к аргументам за уравнение евреев в правах, которые выдвигались в предшествующий период, появились новые. Сторонники эмансипации утверждали, например, что гражданское равенство по сути своей не терпит исключений, поэтому неравноправие евреев коренным образом противоречит «естественным правам человека» и подрывает принципы, провозглашенные в Декларации прав человека. Поскольку же государство призвано ограждать естественные права, невозможно провести границу между гражданскими правами, с одной стороны, и политическими — с другой; иначе говоря, все граждане должны обладать как теми, так и другими; как граждане государства евреи должны обладать и политическими правами.

Большой размах и влияние приобрела в этот период борьба самих евреев за эмансипацию. Многие выдающиеся евреи, которые придерживались различных политических взглядов, заняли ведущие позиции в литературной, общественной и политической жизни разных стран (Г. Гейне, Л. Бёрне, И. Куранда, Г. Риссер, Л. Филиппсон, И. Якоби, Б. И. Берр, М. Фейт, Д. Саломонс, Л. Н. Ротшильд, И. А. Кремье и др.). Многие из них, будучи горячими патриотами своих стран, гордились принадлежностью к еврейству и подчеркивали ее. Массовый характер приобрел сбор подписей в поддержку эмансипации (см. выше). В дополнение к признанным еврейским организациям в отдельных странах (Борд оф депьютиз в Великобритании, Консистория во Франции) в 1860 г. была создана первая международная еврейская организация — Альянс, цель которой состояла в том, чтобы «способствовать повсеместно эмансипации и нравственному прогрессу еврейских масс», а также оказывать «помощь всем, кто страдает за свое еврейство». Альянс сыграл значительную роль в организации международного давления на Швейцарию для достижения полной эмансипации в этой стране, выступал в защиту бесправных евреев, в том числе в России и балканских странах (см. ниже). Президент Альянса И. А. Кремье, став министром юстиции Франции, смог оказать поддержку своим соплеменникам: в 1870 г. он подписал декрет о предоставлении алжирским евреям французского гражданства. Базой деятельности Альянса была Франция, и большинство его руководителей составляли французские евреи. В дальнейшем были основаны международные еврейские организации в других странах — Англо-еврейская ассоциация и Хильфсферейн.

Третий период (1878–1933) — от Берлинского конгресса до прихода нацистов к власти в Германии — характеризуется ростом антисемитизма, борьбой евреев за сохранение достижений эмансипации в Западной и Центральной Европе, за распространение эмансипации в других странах, а также за право на национальное самоопределение.

По инициативе Альянса и других еврейских организаций на Берлинском конгрессе в 1878 г. обсуждалось положение евреев в балканских странах. Решения конгресса обязали Болгарию, Сербию и Румынию включить в конституцию статью о равноправии граждан всех вероисповеданий. Первые две страны выполнили это постановление (хотя в Болгарии правительство издавало тайные антисемитские инструкции). В Румынии, несмотря на протесты великих держав, парламент принял решение о постепенной индивидуальной натурализации, одновременно был принят ряд постановлений, ухудшивших положение еврейских масс (см. Румыния).

В подавляющем большинстве стран Запада эмансипация была к тому времени закреплена в законодательстве и привела к усиленной интеграции евреев в экономической и общественно-политической жизни. Этот процесс вызвал, особенно в странах, где численность евреев была велика, резкий подъем антисемитизма. В печати и парламентах многих стран разгорелась ожесточенная полемика вокруг последствий эмансипации. Противники эмансипации (в том числе из либерального лагеря) утверждали, что она была следствием неверного представления, будто иудаизм — это лишь религия, и поэтому, получив равные с другими гражданами права, евреи откажутся от всякого проявления еврейской идентификации и полностью ассимилируются. Однако евреи не выполнили этого условия и остались особой национальной группой, следовательно, лишены оснований их претензии на участие в управлении страной, органической частью которой они не стали.

В конце 1870-х – начале 1880-х гг. неожиданно для ассимилированного немецкого еврейства в Германии было выдвинуто требование отмены эмансипации. В 1880 г. «Берлинское движение» (см. Антисемитизм. С конца 70-х гг. в Германии и Венгрии) собрало 250 тыс. подписей под петицией в рейхстаг с требованием ограничить права немецких евреев и запретить иммиграцию евреев в Германию. Во всех германских землях (кроме Бадена) антисемитизм вышел на правительственный уровень, при этом были ограничены завоевания эмансипации: евреев почти не принимали на государственную службу, на должности судей и нотариусов, в армии их перестали производить в офицеры даже при выходе в запас; в 1884 г. прусское правительство выслало из страны иностранных евреев и т. д. В то же время попытки узаконить дискриминацию евреев (например, внесенное в 1896 г. предложение не принимать евреев на службу в судебное ведомство) в тот период не увенчались успехом. Причины этого коренились отчасти в опасениях других конфессиональных групп (например, католиков), что отмена эмансипации евреев отрицательно скажется на них, отчасти в противодействии либеральной партии, заинтересованной в голосах избирателей-евреев, отчасти в активизации деятельности еврейских организаций.

В Австро-Венгрии, как и в Германии, стремительно шел процесс ассимиляции евреев. В исконных австрийских землях и в Чехии они усвоили немецкую культуру, в Венгрии — мадьярско-венгерскую (см. Венгерская литература), в Галиции — польскую. Неожиданно для большинства образованных евреев в начале 1880-х гг. в империи развернулась кампания за отмену эмансипации. Многие еврейские депутаты, связанные партийной дисциплиной, не оказывали должного отпора этим попыткам. Наиболее активно выступал в защиту еврейства от нападок Иосеф С. Блох (1850–1923), в том числе в борьбе против католического теолога А. Ролинга в период кровавого навета в Тисаэсларе.

В 1890-х гг. антисемитская партия христианских социалистов добилась большинства в нижнеавстрийском ландтаге (1895), в 1897 г. ее лидер К. Луэгер стал бургомистром Вены, после чего был проведен ряд законов, ущемлявших права евреев. В Венгрии католическая народная партия оказала ожесточенное сопротивление принятию закона, закреплявшего за иудаизмом статус признанной религии (наряду с католичеством и протестантизмом); после трехкратной отсрочки закон был принят в 1895 г.

Во Франции дело Дрейфуса сопровождалось не только взрывом массового антисемитизма, но и попытками подорвать результаты эмансипации в парламенте и прессе (как справа, так и слева). Именно во Франции были заложены идеологические основы «научного» антисемитизма и расистский подход к эмансипации, согласно которому евреям не следует предоставлять гражданских прав и возможности ассимилироваться, так как это якобы может нанести ущерб «высшей расе» (см. Расизм, Франция. Отношение французского общества к евреям. Французский антисемитизм в 19 в. – начале 20 в.).

Все эти процессы повлияли не только на уклад жизни евреев, но и на их отношение к эмансипации. На раннем этапе эмансипации в еврейской среде появилось разделение между религиозным и национальным аспектами еврейской самоидентификации: многие евреи, активно боровшиеся за эмансипацию и готовые принять на себя все обязанности, связанные со статусом полноправных граждан, подчеркивали свою верность иудаизму. Последствиями дальнейшей эмансипации стали партикуляризация религии и ее сведение к высшим этическим нормам (см. Еврей), распространение ассимиляции, а также появление нового еврейского национализма в формах автономизма и сионизма. Сторонники сионизма считали, что эмансипацию еврея как индивида должна сменить эмансипация евреев как нации (см. Л. Пинскер, Т. Герцль, М. Нордау).

В конце 19 в. – начале 20 в. полная эмансипация была провозглашена во всех странах Западной Европы (в Норвегии — в 1891 г., в Португалии — в 1910 г.), а также в Восточной Европе: в России после Февральской революции 1917 г. (см. Россия. Евреи России в феврале–ноябре 1917), в Финляндии, Эстонии, Латвии и Литве — с созданием независимых государств после Первой мировой войны. В Польше в конституцию 1921 г. были включены как статьи о национальных меньшинств правах, а также статья, предусматривавшая разработку нового законодательства для их осуществления; дискриминационные законы, принятые до провозглашения независимости, остались в силе до 1931 г. (см. Польша. Первая мировая война. Независимая Польша).

 ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА > Новое и Новейшее время
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Эльяшив Шломо бен Хаим эмблемы следующая статья по алфавиту