главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Шкловский Виктор. Электронная еврейская энциклопедия

Шкловский Виктор

КЕЭ, том 10, кол. 227–228
Опубликовано: 2001

ШКЛО́ВСКИЙ Виктор Борисович (1893, Санкт-Петербург, – 1984, Москва), русский писатель, литературовед. Отец — крещеный еврей, мать — немецко-русского происхождения. Шкловский — племянник русского народника, публициста и этнографа Дионео (И. Шкловский, 1865–1935). Учился в Петербургском университете, принимая активное участие в литературной и художественной жизни столицы (известно, в частности, о посредничестве Шкловского в 1913 г. в конфликте между О. Мандельштамом и В. Хлебниковым, вызванным отношением последнего к делу М. Бейлиса). Выступил в печати в 1914 г. брошюрой «Воскрешение слова», послужившей импульсом к созданию кружка молодых филологов, преобразованного в 1916 г. в ОПОЯЗ (Общество по изучению поэтического языка) и, как и др. публикации Шкловского 1915–17 гг., заложившей основы так называемого формального метода в литературоведении.

В 1917–18 гг. Шкловский сочетал научную и литературную работу с политической активностью, являясь, в частности, руководителем броневого отдела Военной комиссии партии социалистов-революционеров и участвуя в подпольной антибольшевистской деятельности в Петрограде и Поволжье. В конце 1918 г. Шкловский заявил о своем отказе от дальнейшей политической деятельности; соответствующее поручительство в его лояльности советской власти дал Я. Свердлову М. Горький. В 1920 г. Шкловский избран профессором петроградского Института истории искусств (отдел теории литературы). В марте 1922 г., после публикации в Берлине книги бывшего руководителя Военной организации эсеров Г. Семенова «Военная и боевая работа партии социалистов-революционеров за 1917–1918 гг.», где фигурировала фамилия Шкловского, он бежал в Финляндию и до осени 1923 г. находился в эмиграции.

1923–30 гг. — наиболее плодотворный период многолетней литературной деятельности Шкловского как теоретика и историка литературы («О теории прозы», 1925; «Материал и стиль в романе Льва Толстого “Война и мир”», 1928), писателя и эссеиста («Сентиментальное путешествие», 1923; «Zoo. Письма не о любви, или Третья Элоиза», 1923; в книгу включены письма Эльзы Триоле к Шкловскому; «Третья фабрика», 1926), литературного критика и кинокритика («Гамбургский счет», 1928; «Поденщина», 1930), киносценариста («Крылья холопа», 1926; «По закону», 1926; «Капитанская дочка», 1928, и др.).

В январе 1930 г. Шкловский опубликовал в «Литературной газете» статью «Памятник научной ошибке», знаменовавшую распад формальной школы и ставшую первым из компромиссных по отношению к официально установленным нормам советской литературной жизни шагов Шкловского.

С начала 1930-х гг. Шкловский уделяет все большее внимание беллетристическим произведениям («Марко Поло», 1936; «Минин и Пожарский», 1940; «Повесть о художнике Федотове», 1955, и др.), возвращаясь к литературоведению лишь в период «оттепели» («Художественная проза. Размышления и разборы», 1959). Позднее творчество Шкловского-литературоведа («Тетива», 1970) во многом полемично по отношению к идеям, которые он развивал в молодости и которые к 1960-м гг. в рамках доктрины русского формализма получили мировое признание.

Обращения Шкловского к еврейской теме немногочисленны, но в достаточной мере декларативны: так, описывая свое пребывание в Персии в 1917–18 гг., Шкловский отмечает «... на востоке была ... одна черта, которая меня с ним примиряла. — Здесь не было антисемитизма» («Сентиментальное путешествие»; ср. там же описание погрома и попытки Шкловского остановить его). В прозе Шкловского «еврейский элемент» выступает скорее элементом стиля (ср. ироническую самоаттестацию в «Сентиментальном путешествии»: «Я тоже полуеврей и имитатор»). Наиболее содержательные высказывания Шкловского о еврейском вопросе даны в его рецензии на фильм «Еврейское счастье» (1925), поставленный по рассказам Шалом Алейхема. Наряду со скептицизмом в отношении к сионистскому движению («Сейчас уже видно, что из сионизма, из еврейского государства в Палестине выйдет только южный курорт для богатых евреев»), Шкловский с энтузиазмом высказывается об изменении социокультурного статуса евреев Советского Союза («Еврейское счастье»). Теме освоения земель Крыма и северного Причерноморья еврейскими колонистами был посвящен снятый по сценарию Шкловского и В. Маяковского по заказу ОЗЕТа документальный фильм «Еврей на земле» (режиссер А. Роом, 1926; о фильме и съемках см. статью Шкловского «С точки зрения ветра»; «Советский экран», № 39, 1926).

Шкловский принял участие в подготовленной Еврейским антифашистским комитетом «Чёрной книге» (документальный очерк «Немцы в Кисловодске») — сборнике показаний очевидцев и документов об уничтожении нацистами евреев на территории СССР и Польши (опубликован Иер., 1986). В художественно-мемуарной книге «Жили-были» (М., 1962) Шкловский подробно пишет о своем еврейском происхождении (глава «Отец»), а также упоминает своих еврейских родственников — «дядю Исаака-путешественника» (Дионео, см. выше) и «единокровного брата Евгения» — талантливого врача, убитого белыми.

 ЕВРЕИ РОССИИ (СССР) > Вклад евреев в культуру, науку, экономику
Версия для печати
 
На бета-сайте
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Шклов Шкловский Иосиф следующая статья по алфавиту