главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Франк Я‘аков. Электронная еврейская энциклопедия

Франк Я‘аков

КЕЭ, том 9, кол. 300–306
Опубликовано: 1999

ФРАНК Я‘аков (1726, Королевка, Подолия, ныне Тернопольская область, Украина, – 1791, Оффенбах, Германия), вождь религиозной секты, которая представляла собой один из заключительных этапов в развитии саббатианства (см. Саббатай Цви). Первоначальное имя — Я‘аков бен Иехуда Лейб (Лейбович). Начатки еврейского религиозного образования Франк получил в Черновицах (см. Черновцы), а затем несколько лет жил в Бухаресте. Есть основания полагать, что его отец был приверженцем саббатианства и из-за преследований со стороны ортодоксальных раввинов вынужден был переселиться в Валахию. Франк не получил систематического еврейского образования, о чем заявлял открыто, называя себя «невеждой» (ам-ха-арец) и «простаком». С 13 лет Франк начал заниматься торговлей, первое время как подручный купца, затем самостоятельно. Нажив состояние, в 1752 г. женился на 14-летней Хане, дочери богатого торговца из города Никопол (Болгария). Во время торговых поездок в 1745–55 Франк неоднократно посещал Турцию, где вступил в тесный контакт с местными саббатианцами, от которых воспринял многие идеи, ставшие впоследствии основой его учения. Очевидно уже тогда Франк объявил себя воплощением души Мессии, до этого, по его мнению, воплощавшейся в Саббатае Цви и Брухии Руссо (умер в 1720 г.), руководителе секты дёнме в Салониках. Пользуясь своим богатством и авторитетом, который он к тому времени уже приобрел в саббатианских кругах, Франк пытался занять лидирующее положение среди салоникских дёнме, но не добился успеха. Из-за постоянных конфликтов с ортодоксальными евреями Франк вынужден был покинуть Турцию и в 1755 г. переселился в Подолию.

Быстрота, с которой Франк вошел в среду местных саббатианцев и стал играть в ней ведущую роль, свидетельствует о существовании прочных и постоянных связей между дёнме и приверженцами саббатианства в Польше. Появление Франка в Подолии не было неожиданностью. Здесь о нем знали, его ждали и поэтому приняли с почетом, не оспаривая притязаний на роль духовного лидера. Вокруг Франка сложилась довольно значительная группа последователей, состоящая из испытанных саббатианцев, многие из которых были раввинами или выходцами из старинных раввинских родов. Ближайшими сподвижниками Франка стали Лейб Крыса, раввин из Надворны, Нахман, раввин из Буска, а также Элиша Шорр из Рогатина.

По-видимому, учение Франка в это время практически не отличалось от взглядов турецких саббатианцев. Его теории эволюционировали постепенно, приспосабливаясь к требованиям обстоятельств, в угоду замыслам, которые порождались его предприимчивостью и ненасытным честолюбием авантюриста. Однако в этих теориях всегда присутствовали три основополагающих элемента:

  1. учение о троичной структуре Божества, состоящего из «Святого Старца» (`Аттика каддиша`), «Святого Царя» (`Малка каддиша`) и «Вышней Госпожи» (`Матронита элйона`), или Шхины;
  2. представление о перманентном воплощении второго божественного начала, актуализирующегося в Мессии, который осуществляет исправление мира и способствует освобождению святых искр, попавших под власть деструктивных сил мироздания (клиппот);
  3. проповедь теургической практики, которая способствует сочетанию мужского и женского начал Божества, благодаря чему происходит реализация Божьего плана творения.

Свидетельства очевидцев, а также сведения об аналогичной практике у дёнме позволяют утверждать, что речь идет об экстатических оргиях, важнейшим элементом которых являлось ритуальное нарушение сексуальных запретов Торы.

Первое время секта осуществляла свою деятельность с большими предосторожностями, опасаясь гонений. Но несмотря на сугубую конспирацию, группа сектантов вместе со своим вождем была захвачена врасплох в подольском местечке Лянцкоруне в ночь на 27 января 1757 г. во время очередной оргии. Сектанты были арестованы, и по их делу началось расследование, которое осуществляли раввины Сатанова, Лянцкоруна и Смотрыча, а также представители подольского Ва‘ада. Франк, которого вынуждены были отпустить, так как он являлся подданным Турции, обосновался неподалеку от Подолья в городе Хотине.

Уже в июне 1757 г. на собрании раввинов в Бродах на секту Франка был наложен херем, который был повторен во Львове, Луцке, Дубне, а затем (в этом же году) провозглашен на сессии Коронного ва‘ада в Староконстантинове. Франк оказался в чрезвычайно тяжелом положении, угрожавшем самому факту существования его секты. Поэтому он изменил тактику и решил от тайных действий перейти к открытым. Франк призвал католическое духовенство быть третейским судьей в споре франкистов с правоверными евреями.

В кругу ближайших единомышленников Франк повел разговоры о достоинствах католицизма и приступил к модификации своих теорий, сознательно стилизуя встречающиеся в них понятия под христианскую терминологию. Так, например, Шхина стала у него называться «девой» (алма) и «девственницей» (бетула). По-видимому, уже тогда Франк задумал переход в католичество.

Роль заступника франкистов взял на себя Николай Дембовский, епископ Каменец-Подольского. Он потребовал, чтобы правоверные евреи представили свои обвинения против франкистов, а от последних потребовал изложить свое вероучение. Франкисты составили декларацию, в которой высказали свое отношение к ортодоксальному иудаизму и изложили некоторые свои взгляды на религию. Эта декларация стала темой для диспута (см. Диспуты) между евреями и франкистами, который по настоянию Дембовского и под его эгидой состоялся в июне 1757 г. в Каменец-Подольском. Именно там впервые была открыто высказана убежденность франкистов в том, что «Мессия никогда не придет, а Иерусалим никогда не будет отстроен». Вместо веры в осуществление пророческих обетований предлагалась смутно и двусмысленно выраженная вера в боговоплощение и в уже пришедшего Мессию, в чем можно было усмотреть как исповедание саббатианства, так и признание христианских догматов. Но главным пунктом обсуждения явился тезис франкистов о вредности и богохульстве Талмуда. Талмуду франкисты противопоставляли книгу Зохар и другие каббалистические сочинения, в которых якобы осуждаются измышления Талмуда и точка зрения которых не противоречит христианству.

Сам Франк на диспуте отсутствовал. К этому времени он уже успел побывать в Турции, вернулся в Польшу, был арестован во время сходки своих приверженцев в Копыницах и выпущен на волю. Остановившись в Рогатине, он следил за ходом диспута. Интересы секты на диспуте представляли Лейб Крыса, Нахман из Буска и Шломо Шорр, старший сын Элиши Шорра. Диспут с перерывами длился около десяти дней, франкисты были признаны победителями. По результатам этого диспута 14 октября 1757 г. в Каменец-Подольском состоялся епископский суд во главе с Дембовским, к этому времени уже ставшим архиепископом Львовским. Этот суд вынес обвинительный приговор еврейской общине Лянцкоруна и обязал выплатить подвергшимся ее нападкам франкистам пять тысяч злотых; помимо того, с евреев был взят налог в размере 152 венгерских червонцев на нужды церкви в Каменец-Подольском. Талмуд был объявлен книгой, подлежащей сожжению.

Руководители еврейских общин, используя свои связи с высокопоставленными чиновниками Польши и папским нунцием, предприняли ряд ходатайств, добиваясь пересмотра решений епископального суда. Неожиданная смерть покровителя франкистов Николая Дембовского во время сожжения Талмуда вызвала широкий резонанс среди христиан и произвела сильное впечатление даже на священников. Многие открыто истолковывали эту смерть как наказание за сожжение святых еврейских книг. Последующие события показали всю меру непопулярности секты среди еврейских масс. На франкистов обрушилась ярость не только верхушки еврейского общества, но и простых евреев. Во время столкновения с толпой погиб Элиша Шорр, один из активнейших деятелей секты, который впоследствии почитался франкистами как святой. Попытка Франка добиться церковной защиты не увенчалась успехом. Преемник Дембовского на архиепископской кафедре отказался даже принять делегацию сектантов.

Франк с большей частью своих последователей бежал в Турцию, где довольно скоро, уже в 1757 г., принял ислам — шаг, от которого Франк воздерживался, даже когда находился в тесном контакте с дёнме. Несмотря на это, положение сектантов в Турции оставалось тяжелым. Сильно бедствуя, они скитались по городам и селам, находящимся неподалеку от турецко-польской границы, где постоянно вступали в конфликты с местным населением.

В 1758 г. Франку удалось выхлопотать у короля Августа III право на возвращение в Польшу. Вместе с последователями он прибыл в Подолию и избрал местом своего пребывания деревню Иванье, близ Хотина. В это время Франк изменил организационную структуру своей общины и несколько модернизировал свои идеи, ориентируя приверженцев на окончательное сближение с христианством. Секта была провозглашена «братством», в центре которого были 12 «апостолов» и 12 «сестер». Своему учению Франк придал более радикальный характер, доведя до крайнего выражения прежние теории троичности Божества и боговоплощения. Высшее Божественное начало, Аттика каддиша, отныне считалось совершенно отстраненным от творения и не связанным с дольним миром. Оно оказывалось скрытым внутри второго начала, получившего название «Царь Царей», «Великий Брат», или «Тот, кто предстоит перед Богом». Согласно проповеди Франка, в общих чертах повторяющей схожие идеи дёнме, это второе начало является истинным Богом Израиля, которому одному следует служить и поклоняться; оно имеет мужскую природу и свои замыслы осуществляет, сочетаясь с третьим, женским началом Божества («Дева»). Время от времени «Великий Брат» воплощается на Земле в образе Мессии. Хотя Франк считал себя Мессией, оставившим далеко позади всех своих предшественников, он иногда говорил о себе лишь как о посланнике «Великого Брата». Столь же двусмысленным было его отношение к христианству. По утверждению Франка, Иисус из Назарета представлял собой оболочку «святого плода», а этим плодом Франк объявил самого себя. Христианство исполнено искр святости, которые надлежит оттуда извлечь. Переход в христианство он рассматривал как снятие ложной оболочки с иудаизма — под этим подразумевалось отрицание талмудических законов и норм поведения.

Эта организационная и теоретическая деятельность явилась для Франка прелюдией к началу новых, исполненных расчета взаимоотношений с христианскими властями. Франкисты направили королю и львовскому архиепископу петиции, в которых просили назначить второй диспут с раввинами. Чтобы заинтересовать собою христиан, франкисты вызвались не только обосновать превосходство христианского вероучения над иудаизмом, но и разоблачить практику ритуальных убийств у евреев (см. Кровавый навет). Помимо прочего, они изъявили готовность по окончании диспута принять католичество, если правительство предоставит им участок земли в Подолии между Буском и Глинянами, где они смогли бы «жить среди христиан и заниматься полезными и честными промыслами».

Церковная администрация сначала отнеслась к предложению франкистов с недоверием, сомневаясь в чистоте их помыслов, а королю показалось подозрительным желание сектантов, только что явившихся из Турции, поселиться вблизи турецкой границы. Тогда франкисты воспользовались тем, что дела львовской епархии временно находились в руках каноника Стефана Микульского, который фанатично верил в то, что евреи совершают ритуальные убийства, и был ревностным миссионером. Два видных последователя Франка, Лейб Крыса и Шломо Шорр, переадресовали Микульскому просьбу о проведении диспута и получили его согласие. Каноник выдвинул условие, чтобы сектанты по окончании диспута непременно приняли крещение, но не требовали при этом участка земли.

В диспуте, начавшемся во Львове 17 июля 1759 г., с франкистской стороны участвовали Лейб Крыса и Шломо Шорр. Первые несколько дней шли дебаты, касающиеся теологических вопросов. Представители ортодоксального еврейства старались уклониться от подробного обсуждения проблем, затрагивающих сущность христианских догматов, и все свои усилия сосредоточили на опровержении самого провокационного тезиса франкистов — утверждения о ритуальном употреблении евреями христианской крови. Безосновательность этого утверждения доказал в хорошо подготовленной речи львовский раввин Хаим Кохен Раппопорт (1700–1771). Подводя итоги диспута, Микульский объявил победу франкистов в богословских спорах, а вопрос о ритуальных убийствах признал невыясненным и оставил его открытым до решения церковного суда.

Франк торжественно въехал во Львов лишь к концу диспута. Условия, на которых сектанты должны были принять католичество, казались Франку маловыгодными и недостаточно почетными, поэтому он и его последователи некоторое время не торопились с крещением. Убедившись, что христианские власти ни на какие уступки не согласны, а медлить с выполнением принятых условий сектантам опасно, Франк приказал всей секте принять христианство. Обряд крещения прошли около тысячи человек. Сам Франк крестился дважды: один раз во Львове вместе со всей сектой, а во второй раз в торжественной обстановке в Варшаве, где восприемником (крестным отцом) его был король Август III. При крещении он получил имя Иосиф.

Приняв христианство, последователи Франка вовсе не собирались ассимилироваться в христианской среде. Более того, Франк предпринял немало шагов для консолидации своей секты: ввел запрет на вступление в браки с христианами, обязал жить тесными общинами, общаясь преимущественно друг с другом. Очевидно Франк не только хотел сохранить вокруг себя преданную группу приверженцев, но и подтвердить свои притязания на роль еврейского Мессии. Для того, чтобы реализовать свой царственный мессианский статус, он нуждался в положении суверенного владыки. Преследуя эту цель, он добился от своей общины беспрекословного подчинения, окружил себя атмосферой почитания и благоговения и вновь направил властям ходатайство о предоставлении крещеным франкистам участка земли в Подолии. Эти обстоятельства привлекли к сектантам внимание как светской, так и церковной администрации. Расследование установило, что среди новообращенных бытуют взгляды и обычаи, несовместимые с христианским вероучением. Вина за все была целиком возложена на Франка, а остальных объявили искренними католиками, введенными Ф. в заблуждение. Франк был арестован и заключен в крепость города Ченстохова (февраль 1760 г.).

Ченстоховское заточение не приостановило активной деятельности Франка. Благодаря созданным условиям заключения ему удавалось следить за делами общины, встречаться с женой и единомышленниками, предпринимать практические шаги по осуществлению своих замыслов. В глазах приверженцев он обрел ореол мученичества, а Ченстохова получила у сектантов наименование «ворот Рима» (согласно талмудической легенде, Мессия пребывает у входа в Рим).

Именно в годы заточения Франк придал законченную форму своим идеям, впоследствии не изменяя в них ни одной существенной детали. Свое учение он провозгласил новой религией, назвав ее «святой верой Эдома», призванной осуществить пророчество, выраженное в словах праотца Иакова, обещавшего прийти к Исаву в Се‘ир (см. Быт. 33:14). Важнейшей задачей объявлялось извлечение святых искр из потомков Исава или Эдома, что в терминологии Франка, базирующейся на классических еврейских источниках, означало народы, исповедующие христианство. Работа по извлечению святости должна, по мнению Франка, начинаться с уподобления среде, которая служит для этой святости оболочкой. Освобождение пленных искр и их возрождение должно достигаться при помощи оргиастической практики, вызывающей слияние мужского и женского начал Божества. По мысли Франка, предписания иудаизма, которые были призваны побуждать высшие Божественные аспекты к сочетанию, утратили свою силу, и в новое время необходимо найти еще неведомые пути религиозного служения. Новым религиозным законом Ф. провозгласил полную свободу от всяческих норм, от любого предписания: «Я пришел для того, чтобы избавить мир от всех законов, существовавших до сих пор».

Находясь в заключении, Франк организовал через эмиссаров пропаганду своего учения, чтобы завербовать себе новых сторонников. Эмиссары Франка, правда, без особого успеха, распространяли послания своего вождя и вели агитацию среди еврейского населения Польши и Моравии. Франк сделал попытку привлечь к себе внимание русской православной церкви, узнав о вступлении русских войск в Польшу (1767). Его доверенные лица, заручившись поддержкой русского посла в Польше, посетили Смоленск и Москву, где были приняты крупными иерархами православия. Франк устами своих посланцев изъявлял готовность перейти в «греческую религию», если ему помогут выйти на волю. Одновременно он обещал, что вместе с ним православие примут десятки тысяч евреев. Эта авантюра окончилась безрезультатно, поскольку иерархи отказались от предложенного диалога, а посланцы Франка были высланы из России. Согласно еврейским источникам, неудача этого предприятия была вызвана тем, что до русской церковной администрации дошли слухи о религиозной беспринципности Франка.

Пребывание Франка в крепости совпало с восстанием гайдамаков и резней в Умани (1767). Эти события, унесшие тысячи еврейских жизней, послужили поводом для серии посланий, в которых Франк призывал евреев к обращению в «святую веру Эдома». Послания декларировали, что свалившееся на евреев несчастье вызвано их несогласием принять новую веру, и предсказывали еще более страшные беды в будущем, если евреи не одумаются. Одновременно с этим эмиссары Франка вели активную миссионерскую деятельность среди польских и немецких евреев, которая не имела успеха в потрясенной гайдамацкими погромами Польше, но нашла известный отклик в сравнительно благополучных общинах Моравии.

В 1770 г. после смерти жены Франк отдал двух своих малолетних сыновей на воспитание в семьи франкистов, живущих в Варшаве, но оставил себе дочь Еву, которую в секте считали воплощением женской ипостаси Божества и чтили не меньше, чем самого Франка.

Существует мнение, что во время первого раздела Польши (1772) франкисты вели агентурную работу для русской армии. В августе 1772 г. в Ченстохову вошли русские войска, и Франк был по личному распоряжению главнокомандующего выпущен из крепости. В начале 1773 г. Франк с дочерью и небольшой группой приверженцев направился в Варшаву. Здесь он, воспользовавшись поддержкой преуспевающих варшавских франкистов, многие из которых стали польскими дворянами, пытался организовать более широкую пропаганду своих идей среди евреев Польши. Не достигнув существенных результатов и чувствуя непрочность своего положения в стране, Франк переселился в Моравию, где к тому времени сформировалась устойчивая группа его последователей. Он обосновался в Брюнне (Брно), столице Моравии, и занялся организационным преобразованием своей общины. Франкистское «братство» было объявлено «войском» (махане), состоящим из «казаков, улан и гусар», которые подчинялись суровой дисциплине и проходили военную подготовку, обучаясь стрельбе и фехтованию. Одновременно с этим Франк пытался заручиться поддержкой австрийских властей, получил аудиенцию у императора Иосифа II, произвел благоприятное впечатление на набожную императрицу Марию Терезию, перед которой играл роль ревностного католика. Очевидно Франк решил добиваться своих целей чисто политическими путями и даже, быть может, рассчитывал с помощью Австрии захватить часть турецкой территории, где он мог бы наконец реализовать свою давнюю мечту о статусе суверенного владыки.

На роскошь, которой Франк окружил себя, уходили огромные средства, поступавшие от адептов из Польши. В это время Франк возобновил связи (возможно, и не прерывавшиеся) с турецкими саббатианцами, от которых добился денежной поддержки. Однако, несмотря на покровительство императрицы и на благосклонное внимание, которым пользовалась дочь Франка Ева у Иосифа II, ни одно из начинаний Франка не увенчалось успехом. Ему было отказано даже в графском титуле, которого он усиленно добивался.

Последние годы своей жизни Франк провел в Оффенбахе, где приобрел замок у обедневшего графа В. Эрнста фон Гомбург-Бирнштейна и стал именоваться «бароном Франком». Он вел замкнутый образ жизни, поддерживая отношения лишь со своими приверженцами, для которых Оффенбах превратился в место паломничества. Там Франк был с большой пышностью похоронен на католическом кладбище. После смерти Франка Оффенбах не утратил своего значения в качестве центра франкистского движения. Руководство сектой перешло к дочери Франка Еве. Ее советниками были ближайшие последователи Франка — братья Воловские (Шорр до крещения) и Андрей Дембовский (Иерухам Липманович). Последняя попытка руководителей секты организовать широкую пропаганду учения Франка и привлечь новых приверженцев не принесла ощутимых результатов; многочисленные послания, разосланные в еврейские общины Польши и России, не увеличили численность секты. После смерти Евы (1816) секта начала быстро терять сторонников, а Оффенбах практически опустел. Небольшая группа последователей Франка просуществовала в Польше до конца 19 в., но со временем ассимилировалась среди польского населения.

Как религиозное течение франкизм не оставил следов в мировоззрении иудаизма и не оказал заметного влияния на последующую историю евреев. Из франкистской среды вышло несколько видных представителей польской культуры (например, А. Мицкевич). Идеи и действия Франка явились (хотя и в извращенной форме) выражением протеста против реалий раввинизма и стремления к выходу из гетто, которое вдохновляло деятелей возникшего одновременно с франкизмом движения Хаскала. Одним из видных франкистов был М. Добрушка, принявший активное участие в Великой французской революции и ставший жертвой якобинского террора.

 ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА > Саббатианство. Франкизм
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Франк Цви Песах Франкель Захариас следующая статья по алфавиту