главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
филантропия. Электронная еврейская энциклопедия

филантропия

КЕЭ, том 9, кол. 58–71
Опубликовано: 1999

ФИЛАНТРО́ПИЯ. В новое и особенно новейшее время характер благотворительной деятельности (см. Благотворительность; Община) у евреев, равно как и у других народов, претерпел значительные изменения. С распространением в еврейской среде идей Хаскалы, а затем и современных социально-политических учений, помощь нуждающимся стала рассматриваться прежде всего как обязанность общества по отношению к его членам, средство устранения социальной несправедливости и гармонизации отношений между разными социальными группами, а не как предписание Всевышнего (см. Мицвот). По мере ослабления общин и утраты ими (в процессе эмансипации) автономного статуса (см. Автономия) благотворительные функции стали переходить к независимым от общинного руководства самодеятельным организациям, взявшим на себя сбор добровольных пожертвований (благотворительные фонды общин и действовавших под их эгидой специализированных ассоциаций — см., например, Хевра каддиша, Биккур-холим, Хекдеш, Пленных выкуп — складывались в основном из прямых и косвенных налогов, штрафов, арендной платы и т. п.). Позднее некоторые благотворительные организации или их объединения стали действовать в региональных, общегосударственных или — реже — международных масштабах; в отличие от предшествующего периода, значительную часть работников таких организаций составили (особенно в высшем и среднем звене) профессионалы, прошедшие соответствующую подготовку и получающие жалованье. Одновременно возросла роль крупных частных жертвователей, которые стали осуществлять благотворительные проекты самостоятельно, без участия общинных структур (зачастую работавших неэффективно, а иногда и использовавших полученные средства не по назначению). Непосредственная разовая поддержка неимущих (раздача денег нищим, посещение больных, обеспечение бедных невест приданым) постепенно уступила место пожертвованиям в пользу постоянно действующих благотворительных учреждений — больниц, домов для престарелых, сиротских приютов, профессиональных училищ — и финансированию долгосрочных программ выявления и устранения причин, обуславливающих неспособность тех или иных групп населения самостоятельно добыть себе средства к существованию. Значительное повышение уровня жизни большинства жителей стран Западной Европы и Северной Америки (где к середине 20 в. сосредоточилось большинство мирового еврейства), имевшее место во второй половине 19 в. и особенно 20 в., возникновение современного государства всеобщего благо­состояния с развитой системой пенсионного обеспечения, бесплатного образования и медицинского страхования дало благотворителям возможность заметно активизировать помощь иммигрантам, жертвам военных конфликтов, еврейскому ишуву в Эрец-Исраэль, а с 1948 г. — Государству Израиль. В связи со всеми этими переменами в странах Запада применительно к 19–20 вв. (а иногда и к 18 в.) обычно говорят не о благотворительности (английское charity), а о филантропии (по-английски — philanthropy), хотя в русском языке эти термины являются практически синонимами.

Первые филантропические организации современного типа возникли в Великобритании в 18 в. Лондонские (см. Лондон) сефарды создали в 1703 г. сиротский приют, в 1724 г. — общества помощи неимущим роженицам и бездомным сиротам; ашкеназы основали в 1745 г. фонд, обеспечивавший детей из бедных семей праздничной одеждой на бар-мицву. В 1747 г. открылась сефардская больница, в 1795 г. — ашкеназская. В первой трети 19 в., особенно после 1815 г., число действовавших в Великобритании еврейских филантропических заведений (богаделен, сиротских приютов, ночлежек, бесплатных столовых и т. п.) значительно возросло, во многом благодаря финансовой помощи крупных жертвователей: М. Монтефиоре, Дж. Берроуза и других. В 1837 г. лондонские сефардские организации, занимавшиеся филантропией, объединились и создали совместный руководящий орган — Совет опекунов; ашкеназы последовали их примеру в 1859 г. Ашкеназский Совет опекунов имел 13, а затем 16 специализированных подразделений, каждое из которых занималось каким-либо одним видом деятельности: выдавало льготные ссуды, снабжало деньгами семьи, иммигрировавшие в Великобританию или эмигрировавшие из нее, выплачивало пенсии старикам, не имевшим иных источников дохода, содержало дом для престарелых, сиротский приют или мастерские. Так называемый индустриальный отдел определял в обучение к ремесленникам еврейских детей и подростков, не имевших возможности продолжить образование после окончания начальной школы; если такой подмастерье через некоторое время выражал желание открыть собственную мастерскую, он получал ссуду на первоначальное обзаведение и покупку инструментов. К 1899 г. расходы ашкеназского Совета опекунов достигли 58 тыс. фунтов стерлингов (чрезвычайно большая для того времени сумма); в 1906 г. его помощью в той или иной форме воспользовалось свыше 26 700 человек, в 1907 г. — свыше 24 200.

Во второй половине 19 в. филантропические объединения, устроенные по типу лондонских Советов опекунов, возникли и во многих других городах Великобритании, однако сконцентрировать в своих руках всю еврейскую филантропию такого рода объединениям не удалось: только в Лондоне в начале 20 в. независимо от них действовало около 170 еврейских филантропических обществ и учреждений. Среди них была, к примеру, так называемая Четырехпроцентная промышленная акционерная компания по строительству жилья (основана в 1885 г.), которая за минимальную плату (обеспечивавшую вкладчикам 4% годового дохода) предоставляла еврейским семьям, стремившимся покинуть кварталы бедноты, где царили скученность и антисанитария, квартиры, отвечавшие требованиям гигиены. Другие филантропические ассоциации финансировали литературные, драматические, спортивные и увеселительные клубы для молодых евреев из беднейших слоев общества (в начале 20 в. в Лондоне насчитывалось свыше 20 таких клубов), детские ясли, дачи, юношеские движения (созданная в 1895 г. Бригада еврейских мальчиков предвосхитила многие черты возникших несколькими годами позже скаутских отрядов). В конце 19 в. – начале 20 в. важным направлением еврейской филантропии в Великобритании стала помощь многочисленным переселенцам из России, Румынии и других стран Восточной и Центральной Европы: Румынско-еврейский комитет (возник в 1871 г.), Русско-еврейский комитет (основан в 1883 г.), в создании которых участвовала Англо-еврейская ассоциация, а также Борд оф депьютиз и другие организации, действовавшие в Лондоне, Ливерпуле, Бирмингеме и Манчестере, выдавали вновь прибывшим безвозмездные или льготные ссуды, обеспечивали иммигрантов временным жильем, содействовали их натурализации, открывали для них курсы английского языка и общеобразовательные школы. Англо-еврейская ассоциация и Борд оф депьютиз вели филантропическую работу и в еврейских общинах Северной Африки и Ближнего Востока, включая Эрец-Исраэль; ими были, в частности, открыты еврейские школы в Иерусалиме, Багдаде, Адене, Могадоре (Марокко) и в других местах. Для координации этой работы в 1878 г. был учрежден Совместный комитет по иностранным делам (распался в 1917 г.; в 1918 г. вновь начал действовать под названием Объединенный комитет по иностранным делам и просуществовал до 1943 г.). В 1891 г. барон М. де Гирш основал в Лондоне Еврейское колонизационное общество (ЕКО), которое занималось устройством еврейских сельскохозяйственных колоний в Южной Америке, главным образом в Аргентине, а позднее стало содействовать развитию земледелия и ремесла среди евреев в России и других странах Восточной и Центральной Европы.

В 1920–30-х гг. руководство действовавшими в Великобритании филантропическими фондами и их объединениями окончательно перешло в руки профессиональных сборщиков пожертвований и социальных работников. Благодаря значительному росту благосостояния британского еврейства в межвоенный период появилась возможность направить значительные средства на решение новых задач, например, на создание в крупных городах сети еврейских средних школ (активное участие в этом принимал, в частности, Д. Р. Айзекс, см. Рединг, семья). С ростом влияния сионистов (см. Сионизм) и ослаблением противостоявших им организаций (см. Англо-еврейская ассоциация, Борд оф депьютиз) значительный размах приобрели кампании по сбору пожертвований в Еврейский национальный фонд и Керен ха-иесод. В 1930-х гг. британские филантропы взяли под свою опеку десятки тысяч еврейских беженцев из гитлеровской Германии, оккупированных ею и союзных с ней стран Европы: в 1933 г. был создан Центральный британский фонд помощи германскому еврейству (с 1943 г. — Центральный британский фонд поддержки и реабилитации евреев), при котором начал действовать Комитет по делам еврейских беженцев; тогда же Ивонна Ротшильд (см. Ротшильд, семья) учредила Общество помощи еврейским женщинам и детям в Германии. В последние годы Второй мировой войны еврейские филантропические организации Великобритании оказали значительную материальную поддержку пережившим Катастрофу евреям Греции и Италии, во второй половине 1940-х гг. — обитателям лагерей для перемещенных лиц, в 1950-х гг. — еврейским беженцам из Венгрии и Северной Африки.

В послевоенный период, особенно в 1970–80-х гг., неоднократно предпринимались попытки создать единую всебританскую еврейскую филантропическую ассоциацию или хотя бы объединить все занимающиеся филантропией еврейские организации Лондона (где сосредоточено до 70% еврейского населения Великобритании) под эгидой сефардского и ашкеназского Советов опекунов (первый был в 1963 г. переименован в Совет по вопросам благосостояния евреев при испано-португальской синагоге). Однако дальше переезда крупнейших филантропических фондов Лондона (Совета по вопросам благосостояния евреев, Центрального совета еврейских социальных служб, Общества помощи слепым и т. п.) в одно здание (1984) и слияния Совета по вопросам благосостояния евреев с Обществом помощи слепым (январь 1990 г.; возникшее таким образом объединение Еврейская помощь представляет собой крупнейшую филантропическую ассоциацию страны) дело не пошло. И в Лондоне, и в других городах Великобритании по-прежнему работают сотни независимых филантропических обществ, зачастую мелких и мельчайших; лишь 41 из них входит в Центральный совет еврейских социальных служб (в 1993 г. его возглавил президент Еврейской помощи лорд Янг, родился в 1932 г.). В 1980–90-х гг. объем пожертвований, которые получали эти общества, неуклонно сокращался; в то же время значительно уменьшилось и число неимущих: несмотря на сравнительно высокий уровень безработицы, из более чем двухсот тысяч евреев Лондона и его окрестностей лишь около четырех тысяч нуждались в середине 1980-х гг. в благотворительной помощи. В этих условиях поддержка Израиля окончательно превратилась в Великобритании в основное направление еврейской филантропии: в 1984 г. из 40 млн. фунтов стерлингов, внесенных британскими евреями в виде филантропических пожертвований, Объединенный еврейский призыв и различные «общества друзей Израиля» получили 25 млн. (60%), в то время как на помощь неимущим было выделено 6,6 млн. (16,5%), на еврейское образование — 5,9 млн. (15%), молодежным объединениям и учреждениям культуры — 1,1 млн. (2,75%).

В Германии современная еврейская филантропия начала развиваться после наполеоновских войн: в 1816 г. действовавшее в общине Гамбурга Общество помощи беднякам организовало ссудную кассу (одну из первых в мире), которая стала выдавать нуждающимся евреям беспроцентные займы. Это начинание имело большой успех: к 1858 г. ежегодный оборот кассы достиг 96 тыс. марок. В 1844 г. еврейский коммерсант В. Каспари учредил ссудное товарищество в Берлине; в дальнейшем такие товарищества получили широкое распространение и в еврейских общинах, и за их пределами, как в самой Германии (так называемые кооперативы Шульце-Делича), так и в Австрии, Великобритании, во Франции, в Соединенных Штатах Америки и других странах. В 1833 г. в Берлине была основана Комиссия по делам неимущих; она имела единый бюджет, но образовавшие ее специализированные филантропические общества продолжали работать самостоятельно (таким образом это объединение предвосхитило основные принципы так называемой эльберфельдской системы общественного призрения, разработанной в 1850-х гг. и получившей во второй половине 19 в. – начале 20 в. всеобщее признание). Начиная с 1870-х гг. крупнейшим в стране центром филантропии стал Союз германо-еврейских общин (образовался в 1869 г., но фактически начал действовать лишь в 1871 г.); его доходы складывались как из взносов коллективных членов Союза, так и из частных пожертвований. Он создавал еврейские учебные заведения, содержал больницы, дома для престарелых, слепых, немых и глухих, приюты для брошенных и для умственно отсталых детей, Еврейскую рабочую колонию (центр социальной реабилитации и профессиональной переподготовки для неимущих эмигрантов из Восточной Европы, особенно для нищих и бродяг) и т. п.

В последней четверти 19 в. – начале 20 в. еврейская филантропия приобрела в Германии беспрецедентный размах. К 1908 г. в стране насчитывалось 3010 филантропических обществ, фондов и учреждений (одна филантропическая организация на 200 евреев), в том числе в Гамбурге — 131, в Берлине — 115 (с суммарным годовым бюджетом в 2,5 млн. марок), во Франкфурте-на-Майне — 63, в Бреслау (ныне Вроцлав, Польша) — 37; кроме того, филантропия являлась одним из направлений деятельности лож Бней-Брит и многих других еврейских ассоциаций. На рубеже 19 в. и 20 в. в Германии действовало 30 еврейских больниц (в том числе по три в Берлине и во Франкфурте-на-Майне), 23 дома для престарелых (три в Бреслау и два в Берлине), 41 сиротский приют (11 в Берлине, три во Франкфурте-на-Майне); созданные филантропами еврейские школы, ремесленные училища, исправительные заведения для несовершеннолетних преступников работали в 50 городах страны. Отличительной чертой еврейской филантропии в Германии в указанный период была ее ориентированность на искоренение нищенства и бродяжничества; службы, созданные специально для решения этой задачи (общества, кассы, ремесленные мастерские, бюро по трудоустройству), функционировали во всех городах со сколько-нибудь значительным еврейским населением. Кроме того, со второй половины 19 в. до начала Первой мировой войны как отдельные представители германского еврейства (например, И. Рюльф), так и всегерманские еврейские организации (основанный в 1901 г. Хильфсферейн и соперничавшая с ним Германская конфедерация Альянса) осуществляли крупномасштабные филантропические проекты в Восточной Европе (прежде всего в России), на Балканах и в Османской империи (см. Турция), включая Эрец-Исраэль, а также помогали еврейским переселенцам, направлявшимся из Восточной и Центральной Европы в Америку.

В годы Первой мировой войны уровень жизни подавляющего большинства германских евреев значительно снизился; одновременно сократился объем пожертвований на филантропические цели. Пытаясь справиться с возникшими проблемами, представители многих (но не всех) общин и занимавшихся филантропией организаций образовали в 1917 г. Центральное бюро по вопросам благосостояния германских евреев; вскоре оно было официально признано правительством, стало получать помощь от властей и Джойнта и превратилось в ведущее филантропическое объединение Германии. Его создание позволило в значительной мере устранить дублирование в филантропической работе и конкуренцию при сборе пожертвований, сократить административные расходы и за счет этого успешно преодолеть трудности, порожденные послевоенной разрухой, экономическим хаосом и гиперинфляцией, из-за которой разорились многие крупные жертвователи. В 1920-х гг. Центральное бюро освоило новые области деятельности, в частности, стало обеспечивать уход за больными туберкулезом и душевнобольными, бороться с подростковым алкоголизмом, помогать иммигрантам из Восточной Европы; к 1932 г. в ведении этого объединения находилось 212 филантропических заведений — домов для престарелых, приютов, больниц, школ и т. п. Материальную поддержку евреям, эмигрировавшим из Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европы, особенно тем, кто покидал Германию или находился в ней транзитом, оказывали Хильфсферейн (в 1921–36 гг. его услугами воспользовалось около 350 тыс. человек) и организация Эмигдирект, созданная в Берлине в 1921 г.

С приходом нацистов к власти (январь 1933) вновь созданный Национальный представительный совет германского еврейства (с 1939 г. — Национальный представительный совет евреев в Германии) образовал единую всегерманскую филантропическую организацию — Центральный комитет помощи и реконструкции (в рамках которого продолжало действовать Центральное бюро). В результате вытеснения евреев из экономической жизни страны, эмиграции из нее наиболее зажиточной части еврейства масштабы еврейской филантропии в Германии на протяжении 1930-х гг. неуклонно сокращались; основным источником дохода работавших здесь филантропических обществ и фондов стали поступления из-за рубежа (например, в 1936 г. средства, полученные от Джойнта, составили свыше 57% бюджета Центрального комитета помощи и реконструкции), а главным направлением филантропической деятельности — содействие эмиграции евреев. Особенно резко ситуация ухудшилась в 1938 г., когда власти лишили еврейские общины налоговых льгот и запретили им взимать внутренние налоги; тем не менее, декретом от 4 июля 1939 г. правительство возложило заботу о благосостоянии остававшихся в Германии евреев на Национальный представительный совет (фактически он мог к тому времени лишь распределять средства, поступавшие через Джойнт; эта работа велась до осени 1941 г.).

После Второй мировой войны евреи, пережившие Катастрофу и находившиеся в лагерях для перемещенных лиц на территории Германии, получали помощь от филантропических организаций США и Великобритании. В 1951 г. было восстановлено Центральное бюро по вопросам благосостояния германских евреев; его руководящие органы разместились во Франкфурте-на-Майне. В середине 1990-х гг. оно оставалось основным филантропическим объединением страны; в Берлине и некоторых других городах существовали также более мелкие ассоциации, занимавшиеся филантропией. Поскольку в 1950–60-х гг. число неимущих евреев в Германии было незначительно, филантропия (за исключением сбора пожертвований в пользу Израиля) не играла здесь сколько-нибудь существенной роли; однако ее значение вновь возросло в конце 1980-х – первой половине 1990-х гг., когда в страну прибыло около 50 тыс. еврейских иммигрантов из Советского Союза и государств, образовавшихся после его распада.

В России еврейская благотворительность была до конца 19 в. тесно связана с общиной. В положении о коробочном сборе, изданном в 1844 г. и действовавшем до 1917 г., говорилось, что доходы от него должны употребляться, помимо прочего, и на «предметы общественного призрения и благотворительности»; несколько лет спустя правительство постановило, что еврейские «благотворительные заведения, где они существуют», должны находиться в ведении синагогального правления (в этом же документе пояснялось, что «к числу сих заведений относятся и учрежденные при некоторых синагогах богадельни сирот [шпиталь], общества погребателей и т. п.»). Сведения, собранные российским министерством внутренних дел в 1863 г., показывают, что почти все еврейские благотворительные организации, существовавшие в то время в стране, относились к традиционному типу, причем среди них преобладали погребальные братства (см. Хевра каддиша). В последней трети 19 в., по мере роста общественной активности еврейства, ухудшения его экономического положения (в результате новых ограничений права жительства в соответствии с «Временными правилами» 1882 г., погромов, введения в 1895–98 гг. государственной винной монополии и т. п.; в 1898 г. нуждающиеся евреи составляли, по подсчетам Еврейского колонизационного общества, 25–37% их общего числа) и разложения традиционного уклада жизни число еврейских благотворительны обществ в России быстро возрастало. Они по-прежнему были большей частью тесно связаны с общинами, а главным источником их доходов оставался коробочный сбор, однако в деятельности этих обществ появилось немало нового: например, основное внимание стало уделяться не посещению больных, а созданию постоянно действующих больниц, аптек, приютов для выздоравливающих. По неполным данным Еврейского колонизационного общества, в 1898 г. в 25 губерниях черты оседлости и Царства Польского (см. Польша) действовали 1984 благотворительных ассоциации и учреждения, в том числе в Северо-Западном крае — 947, в Юго-Западном крае — 413, в Южном крае — 193, в Царстве Польском — 431. Среди них было 665 обществ помощи больным, 350 ссудных касс, 291 благотворительная организация общего характера, 180 странноприимных домов и ночлежек, 126 богаделен и домов призрения, 112 больниц, 56 дешевых столовых и чайных.

Система еврейской филантропии как таковой стала складываться в России только после того, как 10 июня 1897 г. власти утвердили «Примерный устав общества пособия бедным»; уже год спустя только в губерниях черты оседлости и Царства Польского насчитывалось 86 еврейских организаций, созданных в соответствии с этим уставом, а к концу 1900-х гг. они возникли почти во всех населенных пунктах, где проживало сколько-нибудь значительное число евреев. «Общества пособия бедным» представляли собой независимые от общин добровольные ассоциации; их доходы складывались главным образом из членских взносов, разовых пожертвований (для сбора которых проводились специальные мероприятия: вечера, лотереи, благотворительные базары) и лишь в небольшой степени — из сумм коробочного сбора. Во многих местах такие общества привлекали в свои ряды всех или почти всех зажиточных евреев города или местечка, становясь таким образом крупнейшими еврейскими объединениями. Под их эгиду перешла значительная часть созданных ранее благотворительных организаций традиционного или полутрадиционного типа; кроме того, было множество новых учреждений общественного призрения, учебных заведений, кооперативных товариществ, фондов помощи жертвам погромов и эмигрантам. Наиболее значительные еврейские «общества пособия бедным», годовой бюджет которых достигал 30–60 тыс. рублей, возникли в Екатеринославе (см. Днепропетровск), Харькове, Лодзи, Санкт-Петербурге, Белостоке, Кишиневе, Елисаветграде (см. Кропивницкий) и других крупных центрах; в более мелких городах и в местечках их деятельность была не столь масштабной, однако именно здесь им нередко удавалось сосредоточить в своих руках управление всей благотворительной деятельностью. За пределами черты оседлости «общества пособия бедным» в некоторых случаях фактически заменяли еврейские общины, которые власти не разрешали создавать.

В России, в отличие от других стран, филантропические еврейские организации, действовавшие на общегосударственном уровне, возникли раньше чем местные. В 1863 г. образовалось Общество для распространения просвещения между евреями в России (ОПЕ), в 1880 г. — ОРТ (получила легальный статус лишь в 1906 г.). С первой половины 1880-х гг. в стране активно проводился сбор пожертвований в пользу еврейских поселенцев в Эрец-Исраэль (для координации этой работы в 1890 г. было учреждено Общество вспомоществования евреям-земледельцам и ремесленникам в Сирии и Палестине, известное как Одесский комитет), в конце 1890-х — начале 1900-х гг. широко распространялись акции Еврейского колониального банка (российские евреи приобрели 2/3 акций, выпущенных в 1899 г.). В 1912 г. возникло ОЗЕ, в 1914–15 гг., вскоре после начала Первой мировой войны, — Еврейские комитеты помощи жертвам войны (ЕКОПО); вместе с этими комитетами помощь евреям, бежавшим или выселенным из западных губерний России, оказывали ОРТ, ОЗЕ и ОПЕ.

Значительный вклад в российскую филантропию, как еврейскую, так и общую, внесли богатые еврейские финансисты и коммерсанты. Евзель Гинцбург (см. Гинцбург, семья) почти полностью субсидировал ОПЕ и руководил им; Гораций Гинцбург, возглавлявший ОПЕ и российский филиал ЕКО, в 1905 г. учредил Комитет помощи жертвам погромов и внес в его фонд крупную сумму, а Давид Гинцбург (сын Горация и внук Евзеля) работал в ОПЕ, ЕКО и ОРТ. Л. Розенталь участвовал в создании и финансировании ОПЕ и ОРТ, оказывал широкую поддержку Вольному экономическому, Географическому и другим общероссийским ученым обществам и комитетам; К. З. Высоцкий способствовал переселению евреев из России в Эрец-Исраэль, выпуску альманаха «Ха-Шиллоах» и книг на иврите, а всю свою долю в чайной фирме, получившей его имя, завещал на нужды еврейского народа (эти средства были использованы, в частности, на строительство Техниона в Хайфе). Сахарозаводчики Бродские (см. Бродские, семья) деятельно помогали жертвам погромов, предоставляли субсидии еврейским и общероссийским культурно-просветительным и научным учреждениям; они же построили в Киеве ряд еврейских филантропических заведений (включая больницу), школу и большую синагогу. Крупными филантропами были также братья Поляковы, банкир И. Вавельберг (1849–1901) и многие другие.

С установлением советской власти (см. Советский Союз) началась постепенная ликвидация еврейских филантропических организаций. В 1918–20 гг. общества пособия бедным были повсеместно закрыты, их фонды конфискованы. В 1921 г. ОРТ, ОЗЕ и ЕКОПО под давлением официальных инстанций влились в Еврейский общественный комитет помощи погромленным (Евобщестком; сокращение на идиш — Идгезком), созданный властями в июле 1920 г., и фактически прекратили свое существование в России. Многие их активисты продолжали свою деятельность — в качестве служащих Джойнта (при его представительстве в Советском Союзе работала, в частности, Медицинская комиссия ДжойнтОЗЕ), АРА (Американская администрация помощи) и других зарубежных организаций, оказывавших помощь советскому еврейству, — до середины 1930-х гг.; в 1923–38 гг. в стране функционировал (с 1930 г. — в составе ОЗЕТ) филиал всемирной ОРТ (см. ниже), при посредстве которого только в 1926–30 гг. советские евреи получили 4,7 млн. рублей. ОПЕ было распущено властями в 1918–20 гг.; петроградский центр общества, вновь открывшийся с их разрешения в 1922 г., просуществовал до конца 1929 г.

В 1920–30-х гг. филантропией активно занимались многие российские евреи, находившиеся в эмиграции, например, Я. Тейтель и М. Цетлин; филантропическая деятельность была одним из главных направлений работы Союза русских евреев в Германии и других эмигрантских ассоциаций. Одновременно ОРТ и ОЗЕ, фактически запрещенные в Советском Союзе, превратились во всемирные еврейские филантропические организации.

С конца 1930-х гг. до конца 1980-х гг. еврейской (как и любой другой) филантропии в Советском Союзе не существовало, а во время антисемитской кампании, кульминацией которой стало врачей дело, еврейская благотворительная организация Джойнт была представлена как шпионская. На рубеже 1980-х и 1990-х гг. в условиях дезинтеграции коммунистического режима и глубокого экономического кризиса еврейские организации и общины, вновь созданные в Российской Федерации, на Украине и в других республиках (с 1991 г. — независимые государства), в известной мере взяли на себя заботу о неимущих, прежде всего престарелых и инвалидах. Первоначально эта работа финансировалась главным образом из-за рубежа (Джойнтом, Еврейским агентством и другими международными организациями, а также частными филантропами), однако уже в первой половине 1990-х гг. значительная часть средств стала поступать от местных жертвователей, главным образом от крупных бизнесменов: В. Гусинского, Б. Березовского, Е. Сатановского в России, Ф. Кагно и А. Петровецкого на Украине, а также от многих других; они же полностью или частично субсидируют еврейские школы, университеты, учреждения культуры, участвуют в общей филантропии, покровительствуют деятелям искусств.

Первое в мире объединение филантропических организаций возникло во Франции: в мае 1809 г. семь парижских (см. Париж) благотворительных ассоциаций учредили Общество содействия и помощи (с 1855 г. — Парижский комитет еврейской благотворительности; в настоящее время — Парижский комитет еврейского социального действия). Поначалу он в основном финансировался центральной консисторией, однако поступавших от нее средств оказалось недостаточно, и на членов общества была возложена обязанность ежемесячно вносить в его кассу не менее 18 франков (для почетных членов минимальный взнос составлял 30 франков); с 1843 г. регулярно проводилась благотворительная лотерея. К 1849 г., после присоединения к Обществу содействия и помощи ряда более мелких филантропических организаций, под его контроль перешла вся еврейская филантропия в Париже. Крупную помощь оказывали обществу наиболее богатые еврейские семьи: например, в 1842 г. представители французской ветви Ротшильдов построили и передали ему больницу на 15 коек, в 1855 г. — сиротский приют; активными филантропами были также братья Перейра.

В конце 19 в. – начале 20 в. число действовавших во Франции еврейских филантропических организаций и учреждений заметно возросло: только в 15 крупнейших общинах провинциальных городов их было около 60. В Париже работали (большей частью под эгидой Комитета еврейской благотворительности) несколько домов для престарелых и сиротских приютов, где дети получали начальное образование и обучались ремеслу, а также столовые для бедняков, бюро по трудоустройству, мастерские для безработных, ремесленное училище. Комитет еврейской благотворительности снабжал неимущих продуктами питания, одеждой и топливом, содействовал им в приобретении инструментов и оборудования для открытия собственного дела, предоставлял льготные займы. В 1901 г. филантропический фонд, основанный на средства, завещанные Кларой Гирш (вдовой М. де Гирша), открыл в Париже ссудные кассы; к 1907 г. их годовой оборот достиг 75 тыс. франков. Филантпропические организации и крупные частные благотворители Франции оказывали значительную помощь евреям других стран: созданный в 1860 г. Альянс открыл в Северной Африке, на Балканах и на Ближнем Востоке (включая Эрец-Исраэль) большое число еврейских учебных заведений (в 1874 г. М. де Гирш пожертвовал ему на эти цели миллион франков); барон Э. де Ротшильд в начале 1880-х гг. взял под свое покровительство еврейские сельскохозяйственные колонии в Эрец-Исраэль и вложил в их развитие около 40 млн. франков; жившая в Париже Клара Гирш во второй половине 1890-х гг. истратила 60 млн. франков на проекты, связанные с работой фонда, учрежденного в 1888 г. ее мужем для развития еврейского образования в Галиции и на Буковине, а также завещала десять миллионов франков ЕКО и два миллиона на строительство еврейских школ в Иерусалиме.

В 1920-х гг. значительную роль в еврейской филантропии во Франции стала играть Федерация еврейских общин страны; сбор пожертвований в пользу еврейского ишува в Эрец-Исраэль вели Сионистская федерация Франции, Региональный союз сионистов Восточной Франции и страсбурская комиссия Еврейского национального фонда. В 1927 г. ХИАС, ЕКО и Эмигдирект образовали в Париже ассоциацию, известную как Хисем (по первым буквам их названий); она оказывала помощь евреям, покидавшим Европу.

В 1944 г., сразу после освобождения Франции от нацистской оккупации, руководители еврейских общин страны при активном участии Джойнта создали Еврейский комитет социального действия и реконструкции; энергичную деятельность развернул французский филиал ОЗЕ: в частности, в 1945 г. он открыл 25 приютов для еврейских детей, чьи родители погибли в годы Катастрофы. К 1946 г. в полном объеме возобновил свою работу (включая сбор пожертвований) Парижский комитет еврейской благотворительности; однако до середины 1960-х гг. ни он, ни учрежденное в 1949 г. Объединение еврейских социальных фондов Франции (в которое вошли все филантропические ассоциации страны) не могли отказаться от субсидий Джойнта. В 1950–60-х гг. важным направлением еврейской филантропии во Франции стала помощь евреям, переселявшимся сюда из Северной Африки; в частности, французский филиал ОРТ построил для них большое число школ.

После Шестидневной войны 1967 г. Объединение еврейских социальных фондов и организация «Помощь Израилю» (французское представительство Керен ха-иесод) стали проводить совместные кампании по сбору пожертвований (выступая под названием Объединенный еврейский призыв); собранные средства частью направляются на осуществление различных проектов поддержки Израиля, частью — на еврейскую филантропию во Франции. В 1976 г. Объединение еврейских социальных фондов учредило вместе с Еврейским агентством Фонд инвестиций в образование, при поддержке которого во Франции строятся еврейские учебные заведения. В первой половине 1990-х гг. основные усилия еврейских филантропических ассоциаций и объединений Франции были направлены на оказание помощи престарелым, перевоспитание «трудных» детей, организацию курсов профессиональной переквалификации для безработных и обеспечение нуждающихся жильем; в 1992 г. Объединение еврейских социальных фондов израсходовало на эти цели около 250 млн. франков. Активно работал также Парижский комитет еврейского социального действия: в 1990 г. его услугами воспользовалось 6500 семей.

В Соединенных Штатах Америки начало современной еврейской филантропии было положено в 1802 г., когда в Чарлстоне (штат Южная Каролина) открылся еврейский сиротский приют; однако лишь в середине 19 в., с прибытием в страну большого числа евреев из Центральной Европы (особенно из Германии), она приобрела значительный размах. Традиции еврейской благотворительности и взаимопомощи, принесенные ими из государств исхода, трансформировались в соответствии с характерной для США моделью преобладания в общественной жизни добровольных и автономных объединений граждан, и в результате уже во второй половине 19 в. еврейские благотворительные общества действовали здесь во всех городах со значительным еврейским населением; кроме того, первостепенное внимание стали уделять филантропии ложи Бней-Брит и сходные с ними организации Брит Аврахам и Кешер шел барзел. В 1829 г. еврейский сиротский приют был основан в Нью-Йорке (в 1859 г. к нему прибавился еще один), в 1855г. — в Новом Орлеане; в 1848 г. ложа Бней-Брит построила в Нью-Йорке дом для престарелых и инвалидов, в 1872 г. здесь же начала действовать большая еврейская больница «Маунт Сайнай», а в 1876 г. — еврейский санаторий. Такие же филантропические учреждения появились в Кливленде, Сан-Франциско и в других местах.

В организационном плане для еврейской филантропии в США всегда были характерны центростремительные тенденции. Уже в 1859 г. семь филантропических обществ Чикаго учредили Объединенную еврейскую ассоциацию помощи; в 1874 г. в Нью-Йорке возникло Объединенное общество еврейской благотворительности (позднее — Еврейская служба помощи семье). В 1895 г. все еврейские филантропические ассоциации Бостона слились в единую Федерацию еврейских благотворительных обществ; в 1896 г. их примеру последовали филантропы Цинциннати, в 1900 г. — Чикаго, в 1917 г. — Нью-Йорка, и к концу 1910-х гг. подобные федерации появились во всех крупных городах США. Кампании по сбору пожертвований стали проводиться не от случая к случаю, а регулярно (как правило, один раз в год в одни и те же сроки); полученные таким образом средства (равно как и разовые взносы крупных жертвователей, деньги, завещанные на нужды филантропии и т. п.) поступали в бюджет федерации, которая в свою очередь распределяла их между специализированными службами (институтами общественного призрения, медицинскими и культурно-просветительными обществами и учреждениями, фондами поддержки неимущих, помощи иммигрантам и еврейским общинам других стран, бюро по вопросам еврейского образования и трудоустройства, курсами профессиональной переподготовки, общинными центрами). Создание федераций способствовало значительному увеличению суммарных доходов филантропических организаций (в Чикаго они возросли уже в первый год существования федерации со 110 тыс. до 135 тыс. долларов, а еще через год достигли 146 тыс. долларов) и повышению эффективности их работы.

Во второй половине 19 в. неоднократно предпринимались попытки создать всеамериканское объединение еврейских организаций, занимающихся филантропией; эти попытки увенчались успехом лишь в 1900 г., когда была основана Национальная конференция еврейских благотворительных обществ; уже к 1902 г. в нее входили 54 ассоциации. Возникшая годом ранее Национальная конференция еврейских социальных служб (позднее — Национальная конференция по вопросам благосостояния евреев) представляла собой профессиональную организацию еврейских социальных работников; с 1910 г. она выпускала журнал «Джуиш чэритиз» (с 1956 г. — «Джорнэл оф джуиш комьюнал сервис»). Филантропия была одним из направлений работы Бней-Брит, Национального совета еврейских женщин, учрежденного в 1893 г., и ряда других еврейских ассоциаций, действовавших в масштабах всей страны.

В первые годы 20 в. в США насчитывалось свыше 600 еврейских благотворительных организаций и заведений, в том числе 12 больниц, 16 сиротских приютов, 12 домов для престарелых. В Нью-Йорке, Бостоне, Сент-Луисе и Чикаго работали еврейские школы и ремесленные училища для детей из неимущих семей; нью-йоркское Просветительское объединение и подобные ему ассоциации в других городах создавали в кварталах еврейской бедноты клубы, драматические и литературные кружки, детские сады и т. п. В конце 19 в. — начале 20 в. среди неимущих американских евреев преобладали (особенно в Нью-Йорке) недавние иммигранты из Восточной и Центральной Европы, прежде всего из России; поддержку им так или иначе оказывали почти все еврейские филантропические организации страны. В 1891 г. М. де Гирш учредил в Нью-Йорке фонд помощи иммигрантам; в 1908 г. заботу о вновь прибывших взял на себя созданный с этой целью Еврейский иммиграционный комитет, в 1909 г. — ХИАС. Попытки Еврейского общества помощи земледельцам в Америке, Национальной земледельческой школы и Еврейского общества помощи земледельцам и ремесленникам создать в США широкую сеть еврейских сельскохозяйственных колоний не имели особого успеха; более эффективной была деятельность Бюро по вопросам расселения, созданного в 1900 г. при Обществе помощи земледельцам и ремесленникам, а в 1907 г. превратившегося в самостоятельную организацию: при его поддержке только в 1900–1907 гг. свыше 40 тыс. человек смогли покинуть перенаселенные еврейские кварталы Нью-Йорка, Филадельфии, Бостона и других городов. Образовавшийся в 1914 г. Комитет по распределению фондов помощи евреям, пострадавшим от войны (с 1931 г. — Джойнт) уже в первые годы своего существования оказал помощь сотням тысяч человек в России, Австро-Венгрии и Османской империи.

В 1920–30-х гг. среди постоянного персонала филантропических организаций США стали преобладать оплачиваемые профессионалы; в 1927–36 гг. их готовила нью-йоркская Высшая школа еврейских социальных работников. Значительно увеличились (особенно в годы «великой депрессии» конца 1920-х — начала 1930-х гг.) масштабы работы федераций филантропических обществ; услуги, которые они оказывали нуждающимся, стали более разнообразными. Поскольку в этот период социальное страхование и непосредственную помощь неимущим взяло на себя государство, еврейские филантропы стали уделять больше внимания социальному планированию, созданию условий для искоренения в еврейской среде таких явлений, как бедность, бродяжничество, детская и подростковая беспризорность и преступность, алкоголизм и т. п. В организациях, занимавшихся филантропией, по-прежнему преобладало стремление к централизации: в 1932 г. на базе Национальной конференции еврейских благотворительных обществ был учрежден Совет еврейских федераций и благотворительных фондов, в который вошли 220 ассоциаций, действовавших в США и Канаде. В крупнейшую международную еврейскую филантропическую организацию превратился Джойнт: он и созданный им в 1924 г. (совместно с ЕКО) Объединенный американский фонд восстановления оказывали крупномасштабную помощь пострадавшим в результате Первой мировой войны и политических катаклизмов евреям Центральной и Восточной Европы (включая Советский Союз), а также других регионов. Сбор пожертвований в пользу еврейского ишува Эрец-Исраэль первоначально носил децентрализованный характер, однако уже в 1925 г. Еврейский национальный фонд, Керен ха-иесод, Фонд Еврейского университета в Иерусалиме Хадасса и Мизрахи образовали Объединенный палестинский призыв. В 1939 г. он заключил с Джойнтом и Национальной службой помощи беженцам соглашение о совместных действиях; образовавшийся в результате этого соглашения Объединенный еврейский призыв уже в первый год своего существования смог мобилизовать семь миллионов долларов, в 1940 г. — четырнадцать миллионов. Большая часть этих денег была вложена в развитие еврейского национального очага или в проекты расселения евреев, эмигрировавших из гитлеровской Германии и оккупированных ею государств, в США и других странах. На исходе Второй мировой войны и в первые годы после ее окончания еврейские филантропические организации США (прежде всего Джойнт) сыграли решающую роль в обеспечении переживших Катастрофу европейских евреев (прежде всего обитателей лагерей для перемещенных лиц) всем необходимым.

В послевоенный период федерации еврейских филантропических обществ слились с общинными советами городов; образовавшиеся таким образом Еврейские федерации проводят ежегодные кампании по сбору пожертвований совместно с Объединенным еврейским призывом. В 1992 г. в ходе такой кампании удалось собрать не менее 668 млн. долларов; по данным справочника «Кроникл оф филантропи», в начале 1990-х гг. Объединенный еврейский призыв являлся крупнейшей в США некоммерческой организацией. Порядок распределения полученных средств ежегодно пересматривается: так, в 1983 г. на помощь Израилю было выделено 48% общей суммы, на нужды местной филантропии — 29%, на осуществление филантропических проектов в других странах диаспоры — 23%; в 1991 г., соответственно, 40%, 36% и 24%. Кроме того, в 1992 г. в стране насчитывалось почти 300 еврейских филантропических ассоциаций, не связанных с Еврейскими федерациями и Объединенным еврейским призывом. Некоторые из этих ассоциаций действовали с большим размахом: только Новый израильский фонд субсидировал в 1989 г. около 150 израильских некоммерческих объединений, израсходовав за год 6,5 млн. долларов. Значительную роль играют частные филантропические фонды; самый большой из них (с активами, превышающими 762 млн. долларов) был основан в ноябре 1991 г. по завещанию миллиардера Гарри Вейнберга из Балтимора. К числу крупнейших в США еврейских филантропов принадлежал Дж. Гросс (1903–93; в 1990 г. учредил 20-миллионный фонд льготных ипотечных ссуд для евреев, репатриировавшихся в Израиль из Советского Союза и стран, образовавшихся после его распада). Поскольку в США не существует единой структуры, объединяющей все еврейские организации, филантропия (особенно сбор пожертвований, проводимый Еврейскими федерациями и Объединенным еврейским призывом) имеет здесь не только материальное, но и моральное значение, представляя собой своеобразный «стержень» еврейской общинной жизни.

Еврейские филантропические организации существуют ныне или существовали в прошлом во всех европейских и американских государствах со значительным еврейским населением, а также в Австралии и Новой Зеландии. Некоторые из этих организаций (Еврейская федерация Большого Торонто и монреальская /см. Монреаль/ Федерация объединенного еврейского призыва в Канаде, Еврейское общество взаимной помощи в Аргентине, Федерация благотворительных обществ Австралии) входят в число крупнейших еврейских объединений своих стран. Как и в предшествующий период, значительную роль в еврейской филантропии (в масштабах отдельных государств и на международном уровне) играют крупные частные жертвователи: семья Бронфман (США и Канада), братья Рейхман (Канада), Й. Гутник (Австралия) и другие. О еврейской филантропии в странах Восточной Европы и Ближнего Востока (включая Израиль) см. статьи об этих странах.

 ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА > Новое и Новейшее время
Версия для печати
 
* На бета-сайте...
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Филадельфия филателия следующая статья по алфавиту