главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Уругвай. Электронная еврейская энциклопедия

Уругвай

КЕЭ, том 8, кол. 1297–1302
Опубликовано: 1996

УРУГВА́Й, государство в Южной Америке. По некоторым данным, в 17–18 вв. в Уругвае (в то время — испанская колония Восточный Берег) жили испанские и португальские марраны: в 1760 г. священник П. Лагу сообщал инквизиции, что в крепости Колония-дель-Сакраменто, возможно, существует подпольная еврейская община. В любом случае, в начале 19 в., когда Уругвай стал независимой республикой, провозгласившей свободу вероисповедания, ни одного тайного или явного приверженца иудаизма на его территории не было.

На исходе 19 в. в Уругвай начали переселяться евреи из Старого Света, вначале сефарды, а затем ашкеназы (из России, Польши, Румынии и Эльзаса). В 1910 г. в столице страны — Монтевидео — насчитывалось около 150 евреев. К 1917 г. численность еврейского населения Уругвая достигла 1700 человек (75% этого числа составляли сефарды); евреи жили главным образом в Монтевидео, в квартале, расположенном близ морского порта (в непрестижной части города). После вступления в силу либеральной конституции Уругвая, закрепившей равенство граждан перед законом вне зависимости от вероисповедания, этнического происхождения и срока пребывания в стране (1917 г.), и в особенности с введением в США и Аргентине иммиграционных квот (первая половина 1920-х гг.) приток евреев, в основном ашкеназов, в Уругвай значительно усилился (в стране осели, в частности, многие из тех, кому не удалось легальным или нелегальным путем попасть в соседнюю Аргентину). В начале 1930-х гг. в Уругвае проживало около пяти тысяч евреев, в конце десятилетия, после прибытия в страну большого числа беженцев из Германии и оккупированных ею европейских стран, — около двенадцати тысяч. Уже в 1909 г. в Уругвае возникла первая еврейская общинная организация — благотворительное общество Эзра, в 1916 г. — сефардская и ашкеназская хевра каддиша, в 1932 г. — сефардская и ашкеназская общины (кехиллот; насчитывали, соответственно, 1500 и четыре тысячи членов), в 1936 г. — «Новая еврейская община», которую образовали беженцы из Германии (1500 членов), в 1942 г. — объединение выходцев из Венгрии (200 членов). В 1940 г. руководители трех существовавших в то время кехиллот создали Центральный еврейский комитет, ставший и остающийся по сей день единственной представительской организацией евреев Уругвая (входит во Всемирный еврейский конгресс). С 1910-х гг. в стране действовало также большое число еврейских землячеств; самыми крупными из них были бессарабское, литовское и польское. В 1920-х гг. был создан Комитет защиты иммигрантов, на первых порах получавший помощь от Еврейского колонизационного общества, а затем — от ХИАС.

До Второй мировой войны среди евреев Уругвая преобладали мелкие торговцы продуктами и одеждой, старьевщики, коробейники (см. Коробейничество), ремесленники (ткачи, кожевенники, скорняки, портные, часовщики, парикмахеры, пекари, плотники, печатники; некоторые из них были самостоятельными предпринимателями, другие работали по найму), а также строительные и фабричные рабочие. В стране действовали два еврейских торговых кооператива (один из них, возникший в 1930 г., ориентировался на сионистов /см. Сионизм/, другой, созданный в 1936 г., — на коммунистов); в 1940-х гг. появились гильдии еврейских портных, парикмахеров, пекарей, плотников и торговцев тканями.

В 1925 г. еврейские коммунисты учредили первую еврейскую ссудно-благотворительную кассу (позднее — Еврейский банк Уругвая; потерпел крах в 1939 г.), в 1933 г. был организован Еврейский коммерческий и промышленный центр Уругвая (с 1950 г. — Палестино-Уругвайский банк). Все попытки создать в стране еврейские сельскохозяйственные колонии окончились неудачей: 38 семей, основавших в начале 1920-х гг. поселение Дьесинуэве-де-Абриль (близ города Пайсанду), к концу 1930-х гг. большей частью покинули его; колония в районе городе Мерседес, возникшая в 1924 г., и поселение Трес-Арболес, учрежденное коммунистами в 1938 г., не просуществовали и нескольких лет (последнее распалось уже в 1939 г., в связи с банкротством Еврейского банка, который его финансировал).

В 1911 г. в Уругвае возник сионистский кружок Доршей Цион (входил в Сионистскую федерацию Аргентины), в 1914 г. сформировалась более крупная сионистская группа под названием Агуддат Исраэль, носившая имя И. Членова, в 1917 г. — ячейка По‘алей Цион, в 1918 г. — сефардская сионистская ассоциация «Доктор Герцль». После опубликования Бальфура Декларации в Монтевидео прошла массовая демонстрация в ее поддержку, позднее началась запись добровольцев в Еврейский легион; в 1920–30-х гг. в стране возникли секции всех основных сионистских партий и ВИЦО. Политическими соперниками сионистов были еврейские коммунисты, в Уругвае именовавшие себя «прогрессистами» (в 1920-х гг. под их контроль перешел созданный в 1917 г. культурный центр имени М. Винчевского, а в 1935 г. они учредили Культурную ассоциацию имени Х. Житловского, при которой с 1940 г. работала больничная касса), анархо-синдикалисты, а с 1929 г. — и бундовцы (см. Бунд), создавшие Культурную лигу имени И. Л. Переца.

В конце 1920-х – начале 1940-х гг. в Монтевидео появились первые еврейские учебные заведения: сионисты открыли школу имени Т. Герцля, сефардская хевра каддиша — школу талмуд-тора (обе — 1928 г.), сторонники культуры идиш, ориентировавшиеся на левые (антисионистские) группировки, — школу имени Х. Житловского (1930), левые По‘алей Цион — школу имени Шалом Алейхема (1941); кроме того, общинные учебные заведения начали действовать в нескольких провинциальных городах, в частности, в Пайсанду и Роче. Одновременно в Уругвае зародилась еврейская периодическая печать: начало ей положила газета на испанском языке «Вос эбреа», основанная в 1920 г., однако в 1920-х – начале 1950-х гг. уругвайская еврейская пресса была представлена в основном изданиями на идиш, среди которых выделялись ежедневные газеты «Дер тог» (основана в 1931 г.; впоследствии — «Уругваишер тог» и «Фолксблат»), «Моргнцайтунг» (выходила в 1930-х гг.), «Унзер фрайнт» (коммунистическая, основана в 1935 г.), публиковавшаяся раз в две недели «Момент» (орган религиозных кругов; основана в 1940 г.); на немецком языке печатался ежемесячный бюллетень общины выходцев из Германии «Гемайндеблатт» (основан в 1938 г.).

До начала 1930-х гг. Уругвай почти не знал антисемитизма; единственным исключением стали массовые аресты евреев в январе 1919 г., произведенные уругвайской полицией под влиянием распространившихся в Аргентине слухов о том, что «еврейские революционеры» намереваются захватить власть (было задержано и допрошено несколько сотен человек, по некоторым данным, до 80% взрослого еврейского населения страны, но лишь немногих из них бросили в тюрьму или выслали из страны). После прихода Гитлера к власти в Германии (1933) пронацистские и крайне националистические группировки, к которым присоединились и некоторые представители либеральных кругов, развернули кампанию против «чужаков», прежде всего евреев; на митингах, в прессе и по радио звучали призывы не допускать их в Уругвай, запретить им заниматься торговлей и т. п. В ответ еврейские организации учредили совместный Комитет борьбы с нацизмом и антисемитизмом (1938 г.; в 1940 г. его функции взял на себя Центральный еврейский комитет). На исходе 1930-х гг. правительство страны приняло ряд мер, направленных на искоренение правого радикализма, но одновременно ограничило еврейскую иммиграцию.

Во второй половине 1940-х гг. в Уругвай прибыли европейские евреи, пережившие Катастрофу и находившиеся после войны в лагерях для перемещенных лиц, в 1950-х гг. — еврейские беженцы из Венгрии (покинувшие эту страну после подавления антикоммунистического восстания 1956 г.) и евреи из арабских стран Ближнего Востока и Северной Африки. Численность еврейского населения страны возросла, его уровень жизни значительно повысился, структура занятости претерпела заметные изменения: удельный вес мелких торговцев, ремесленников, рабочих резко снизился (евреи-коробейники практически исчезли), появилась и стала быстро расти прослойка промышленников, крупных и средних коммерсантов, служащих, представителей свободных профессий. В Монтевидео подавляющее большинство евреев переселилось в кварталы, где живут семьи, принадлежащие к среднему классу. Преобладающей политической и идеологической силой в среде уругвайского еврейства стал сионизм; под влиянием его сторонников (в середине 1940-х гг. они учредили Центральный сионистский совет, в 1960 г. — Объединенную сионистскую федерацию, ныне Сионистская организация Уругвая) почти все общины страны, прежде всего ашкеназская кехилла Монтевидео (самая большая по численности), заняли произраильские позиции; единственным исключением стало объединение венгерских, главным образом сатмарских, хасидов (см. Хасидизм), возникшее в 1950-х гг. и насчитывавшее к началу 1970-х гг. 40–50 семей (не поддерживало никаких контактов с Центральным еврейским комитетом). В 1948–70 гг. почти 2400 уругвайских евреев репатриировались в Израиль. Одновременно снизилось влияние бундовцев и «прогрессистов» (Катастрофа европейского еврейства, создание Государства Израиль, антисемитская кампания конца 1940-х – начала 1950-х гг. в Советском Союзе и осуждение сталинизма на XX съезде КПСС в 1956 г. побудили некоторых из них примкнуть к сионистам или отойти от политической деятельности). Продолжала развиваться система еврейского образования: открывались новые школы различной идеологической ориентации; в 1954 г. ашкеназская кехилла Монтевидео организовала учительскую семинарию. В 1957 г. в эфир стала регулярно выходить предназначенная для евреев радиопрограмма «Голос Сиона».

В 1970-х гг. в Уругвае проживало около тридцати тысяч евреев, из них лишь около тысячи — вне Монтевидео, в основном в Пайсанду и Роче (оценки, согласно которым численность еврейского населения страны достигла в послевоенный период 40–50 тыс. человек, в настоящее время пересмотрены). Большинство еврейских семей принадлежало к среднему классу; как богачей, так и бедняков было сравнительно мало. Некоторые отрасли легкой промышленности (производство мебели, шерстяных изделий и т. п.) находились под почти полным контролем еврейских предпринимателей. Евреи, как правило, не принимали участия в политической жизни Уругвая и лишь в редких случаях занимали высокие посты в гражданской администрации и в армии (М. Кохен был в первой половине 1970-х гг. министром сельского хозяйства и министром финансов; Ш. Лихтенштейн стал в 1972 г. ректором университета Монтевидео). В стране действовали отделения всех основных сионистских партий, молодежные сионистского движения Бней-‘Акива, Дрор, Ха-Шомер ха-ца‘ир, Ха-Но‘ар ха-циони, Бетар, отделения ВИЦО и На‘амат, представительства Еврейского агентства и Еврейского национального фонда, прокоммунистическая Молодежная федерация имени Х. Житловского, неполитические молодежные объединения Кадима (основанные в 1940 г.), Эбраика-Маккаби, Хувентуд сфаради и другие, клуб любителей иврита «Мо‘адон иври», ассоциация еврейских писателей и журналистов, филиал ИВО и Комитет исторических исследований при Центральном еврейском комитете. В Монтевидео работали ашкеназская и сефардская синагоги, еврейские детские сады, две дневные еврейские школы (светская и религиозная) и три вечерние, небольшая хасидская иешива, училище ОРТ, где около 40% учащихся составляли неевреи. Общинные учебные заведения существовали также в Пайсанду и Роче; система еврейского образования в целом охватывала около трех тысяч детей школьного возраста, в ней было занято около 70 преподавателей, в том числе 15 из Израиля. В Уругвае выходили еврейские газеты «Хайнт» (на идиш, основана в 1957 г.; орган ашкеназской общины Монтевидео), «Семинарио эбрео» (на испанском языке; основана в 1959 г.), бюллетень общины выходцев из Германии «Ла вос семанал» (на испанском языке); коммунистические издания «Унзер фрайнт» и «Пресенсия» (на испанском языке; основаны в 1971 г.) были закрыты властями как «подрывные» (соответственно, в 1974 и 1975 гг.). Несколько уругвайских радиостанций ежедневно или несколько раз в неделю транслировали программы для евреев.

Для Уругвая в основном характерны хорошие отношения между евреями и христианами; в стране постоянно ведется диалог между духовными лидерами двух конфессий. Тем не менее, в 1960-х гг., особенно во время суда над А. Эйхманом в Израиле, в Уругвае имели место антисемитские выступления, организованные неонацистскими группировками, которые фактически представляли собой филиалы аргентинских праворадикальных организаций; в первой половине 1970-х гг. нападкам юдофобского характера подвергались М. Кохен и Ш. Лихтенштейн (см. выше), не поддерживавшие связей с еврейской общиной. Однако антисемитизм не нашел сколько-нибудь заметной поддержки в широких слоях уругвайского общества, и даже диктаторские режимы, правившие страной в 1970-х – первой половине 1980-х гг., не взяли его на вооружение (тем не менее, политическая нестабильность и ухудшение экономического положения Уругвая побудили несколько тысяч евреев эмигрировать в Израиль и в другие страны). Во второй половине 1980-х – первой половине 1990-х гг. демократические правительства Уругвая решительно выступали против юдофобии: так, в мае 1990 г. президент Л. А. Лакалье принял участие в демонстрации протеста против осквернения еврейского кладбища во французском городе Карпантра (см. Прованс), а осенью того же года на митинге протеста, проведенном в связи с аналогичным инцидентом в уругвайском городе Ла-Пас, присутствовали министры внутренних дел и образования, парламентарии, католические священники.

В середине 1990-х гг., по данным Института современного еврейства при Еврейском университете в Иерусалиме, численность еврейского населения Уругвая составляла около 23 800 человек.

Отношения с Израилем. Уже в 1920 г. представитель Уругвая на международной конференции в Сан-Ремо заявил, что его страна поддерживает Декларацию Бальфура и с пониманием относится к стремлению евреев воссоздать в Эрец-Исраэль свой национальный очаг. В 1940 г. по инициативе сионистов был учрежден Уругвайский пропалестинский комитет, в который вошло немало видных политических и общественных деятелей страны. В апреле 1947 г. делегация Уругвая в Организации Объединенных Наций проголосовала за создание Особой комиссии по Палестине; вошедший в эту комиссию уругвайский дипломат Э. Р. Фабригат поддержал план раздела Палестины (см. Планы раздела Палестины), а в ноябре 1947 г. представитель Уругвая не только проголосовал на чрезвычайной сессии Генеральной ассамблеи ООН за этот план, но и убедил делегатов нескольких латиноамериканских стран последовать его примеру. 19 мая 1948 г. Уругвай стал первым государством Латинской Америки и одной из первых стран мира, признавших Государство Израиль, а в ноябре того же года в Монтевидео открылось первое в Латинской Америке и четвертое в мире израильское дипломатическое представительство. В 1949 г. Уругвай выступил в ООН против резолюции об интернационализации Иерусалима, а в 1956 г. перевел в этот город свое представительство в Израиле, открывшееся в Тель-Авиве в 1951 г. (покинуло Иерусалим в 1980 г., после того, как израильские парламентарии приняли закон, провозглашающий его единой и неделимой столицей Израиля). В 1953 г., в ходе визита министра иностранных дел Израиля М. Шарета в Уругвай, было достигнуто соглашение о культурном обмене между двумя странами, в соответствии с которым вскоре начал работать Уругвайско-израильский институт культурных связей. В 1958 г. дипломатические миссии Уругвая в Израиле и Израиля в Уругвае получили статус посольств; тогда же в Иудейских горах был высажен лес, названный именем уругвайского национального героя Х. Артигаса. В июне 1966 г. Израиль и Уругвай заключили договор о сотрудничестве в области атомной энергетики, в июне 1968 г. — торговую конвенцию и соглашение о научно-техническом обмене.

В 1970-х – первой половине 1990-х гг. израильско-уругвайские отношения неизменно оставались дружественными. В ноябре 1975 г. Уругвай не поддержал резолюцию Генеральной ассамблеи ООН, приравнивавшую сионизм к расизму, в 1989 г. уругвайский сенат осудил эту резолюцию, а в декабре 1991 г. представитель Уругвая в ООН проголосовал за ее отмену. Все уругвайские правительства отклонили просьбы Организации освобождения Палестины об открытии в Монтевидео ее информационного бюро. В мае 1986 г. Х. М. Сангинетти стал первым президентом Уругвая, посетившим Израиль; в декабре 1988 г. официальный визит в Уругвай нанес министр иностранных дел Израиля Ш. Перес, а осенью 1989 г. — президент Израиля Х. Герцог.

ОБНОВЛЕННАЯ ВЕРСИЯ СТАТЬИ ГОТОВИТСЯ К ПУБЛИКАЦИИ

 ДИАСПОРА > Регионы и страны
Версия для печати
 
На бета-сайте
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Урицкий Моисей Устный Закон следующая статья по алфавиту