главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Транснистрия. Электронная еврейская энциклопедия

Транснистрия

КЕЭ, том 8, кол. 1034–1041
Опубликовано: 1996

ТРАНСНИ́СТРИЯ, обозначение территории на юго-западе Украины и в восточной части Молдавии между реками Днестр (по-румынски — Нистру) и Южный Буг; применялось в Румынии и Германии с 1941 г., когда эта территория была занята германскими и румынскими войсками и передана под контроль румынских властей, до ее освобождения Красной армией в 1944 г.

По переписи 1926 г., между Днестром и Южным Бугом проживало около трехсот тысяч евреев; лишь часть из них успела эвакуироваться накануне отступления советских войск. В июле–октябре 1941 г. эйнзацкоммандо «10-б» и «11-б» (см. Эйнзацгруппен), подразделения германской и румынской армий уничтожили в Дубоссарах, Могилеве-Подольском, Бершади, Балте, Жмеринке и многих других населенных пунктах десятки тысяч евреев (как местных жителей, так и беженцев, прежде всего из Бессарабии); оставшихся согнали в гетто и концентрационные лагеря. Во второй половине октября 1941 г. близ Одессы по личному приказу диктатора Румынии И. Антонеску было расстреляно и заживо сожжено более тридцати тысяч евреев — жителей города.

В конце июля 1941 г. румынские власти начали депортировать в Транснистрию евреев из северной части Бессарабии; всего было выслано около двадцати пяти тысяч человек. Германская оккупационная администрация отказалась принять их; около четырех тысяч человек расстреляли на месте, а остальные скитались в окрестностях Могилева-Подольского и Ямполя до 17–18 августа, когда правительство Румынии дало согласие на возвращение депортированных в Бессарабию. При переправе через Днестр многих евреев застрелили или утопили в реке немецкие и румынские солдаты; уцелевших немедленно отправили в концентрационные лагеря.

16 сентября 1941 г., вскоре после перехода Транснистрии под контроль румынской администрации, в этот район начали систематически выселять евреев из Бессарабии, Буковины и района города Дорохой (в северо-восточной части Румынии). Несмотря на то, что 14 октября Антонеску по просьбе Совета евреев Румынии, а также послов США, Бразилии, Португалии и Швейцарии издал указ о прекращении депортации, фактически она продолжалась до 15 ноября. За два месяца в Транснистрию было выслано 118 847 человек — почти все еврейское население указанных областей. Председателю Совета евреев Румынии В. Филдерману (1882–1963) и главному раввину страны А. Шафрану (1910–2006) удалось убедить Антонеску оставить в Черновцах около двадцати тысяч евреев (свое обещание не депортировать евреев из Кишинева он не сдержал). Весной 1942 г. румынские власти изгнали несколько тысяч евреев, ранее высланных в Транснистрию, за Южный Буг, в германскую зону оккупации; однако это не соответствовало планам нацистов, и они, использовав дипломатические каналы, добились возвращения «вторично депортированных» в Транснистрию, где многие из них были сразу же убиты. В июне 1942 г. в Транснистрию отправили около 4,2 тыс. евреев из Черновиц, около 450 — из Дорохоя и его окрестностей; месяц спустя за Днестр стали депортировать из всех частей Румынии евреев, пытавшихся избежать мобилизации на принудительные работы, и их близких, а также политических заключенных (главным образом коммунистов, социалистов и сочувствующих им, как евреев, так и неевреев) и те еврейские семьи, которые бежали из Бессарабии в 1940 г., перед вступлением в нее советских войск, а летом 1941 г., после того, как она вновь оказалась под румынским контролем, обратились к властям с просьбой разрешить им вернуться. В индивидуальном порядке в Транснистрию высылали еврейских промышленников и коммерсантов, обвиненных в саботаже, подкупе должностных лиц и других экономических преступлениях; приказы об их депортации подписывал сам Антонеску. Осенью 1942 г. генеральный штаб румынской армии предложил отправить в Транснистрию еще около двенадцати тысяч евреев, так или иначе нарушивших установления о принудительном труде, но это предложение принято не было, и к 13 октября 1942 г. депортации окончательно прекратились. По румынским источникам, общее число евреев, высланных в Транснистрию, преимущественно в ее северный сектор, составило 146 555 человек, по немецким — около 185 тысяч.

Румынская администрация Транснистрии не имела никаких планов размещения депортированных. Лишь некоторых из них заключили в концентрационные лагеря (один из них — в местечке Вапнярка, ныне Винницкой области, к востоку от Могилева-Подольского — предназначался исключительно для политических преступников). В большинстве населенных пунктов местные власти поначалу отказывались принять вновь прибывших, и они остались без крыши над головой, продовольствия и медицинской помощи; зимой 1941–42 гг. многие из них погибли от переохлаждения (температура воздуха временами опускалась до -40°), голода, лишений и инфекционных болезней (тифа, дизентерии). Среди взрослых смертность достигала 70%, среди детей — 100%. В тех местах, где после массовых экзекуций первых месяцев оккупации еще сохранилось значительное еврейское население, общины предоставляли изгнанникам жилье (их размещали в домах, принадлежавших евреям, или в синагогах), но зачастую не могли снабдить соплеменников ни продуктами питания, ни медикаментами. Отдельным группам депортированных, располагавшим значительными денежными средствами (личными сбережениями или фондами общин), удалось получить пристанище и даже обеспечить себе сравнительно сносные условия жизни путем подкупа румынских чиновников. В некоторых случаях разрешение обосноваться в том или ином городе давалось при условии, что евреи возьмут на себя восстановление промышленных предприятий и других хозяйственных объектов, пострадавших в ходе военных действий: так, в Могилеве-Подольском около 500 депортированных отстроили электростанцию и сталелитейный завод, организовали цех ремонта автомобилей.

Статус евреев Транснистрии, как местных жителей, так и вновь прибывших, определялся декретом румынского правительства от 11 ноября 1941 г. за подписью Антонеску: они были лишены всех гражданских прав, им не разрешалось выбирать место жительства по своему усмотрению, запрещалось самовольно покидать отведенные для них территории (гетто, концентрационные лагеря), предписывалось «трудиться на благо общества» (что на практике означало принудительные работы). Депортированным гарантировался минимальный дневной заработок, однако в действительности им не платили ничего. Фактически евреи полностью зависели от произвола местной гражданской администрации, командования жандармских подразделений и армейских гарнизонов; многое определялось также негласными распоряжениями, поступавшими из Бухареста. В южном и центральном секторах Транснистрии почти всех евреев согнали в концентрационные лагеря, самые крупные из которых — Богдановка (54 тыс. человек), Доманевка (18 тыс. человек) и другие — находились к северу от Одессы, главным образом в Доманевском и Березовском районах Одесской области (ныне — северо-западная часть Николаевской области). В конце 1941 г. – начале 1942 г. румынские жандармы, украинские полицейские и так называемая зондеркоммандо «R», где служили местные немцы-колонисты, приступили к систематическому истреблению узников этих лагерей: так, в Богдановке в конце декабря 1941 г. около пяти тысяч больных и увечных евреев были согнаны в сараи и заживо сожжены, после чего начались регулярные расстрелы обитателей лагеря, завершившиеся к 15 января их поголовным уничтожением. Около двадцати восьми тысяч (по другим сведениям — около двадцати трех тысяч) евреев погибли близ немецкой колонии Вертуген. В Доманевске евреев, высланных из Одессы в январе–феврале 1942 г., разместили в полуразрушенных домах, большей частью без крыш, и почти все они умерли от холода и лишений. К марту 1943 г. в южной и центральной части Транснистрии осталось, по официальным данным, лишь 485 евреев (из них 60 — в Одессе); еще несколько сот евреев жили по подложным документам или скрывались в подполье (некоторые — в одесских катакомбах, других укрывали русские или украинские семьи).

В северной части Транснистрии (к северу и востоку от Могилева-Подольского) евреи (как местные жители, так и депортированные) большей частью находились не в лагерях, а в гетто, что несколько облегчало им борьбу за выживание. В ряде городов и местечек (например, в Могилеве-Подольском, Джурине, Шаргороде) сформировались еврейские комитеты, в которые входили представители местного еврейства и лидеры общин Бессарабии и Буковины (там, где такой комитет назначала румынская администрация, он являлся аналогом юденрата). Создавались общественные кухни, пекарни, мыловаренные фабрики, больницы, сиротские приюты, ремесленные и потребительские кооперативы, открывались почтовые отделения, велся учет рождений и смертей. Организовывались и еврейские полицейские подразделения, однако власти зачастую использовали их не для поддержания порядка, а для мобилизации евреев на принудительные работы. Самоотверженные усилия еврейских врачей, которые зачастую не имели ни лекарств, ни инструментов, но тем не менее упорно боролись с эпидемиями (и нередко сами становились их жертвами), способствовали значительному снижению смертности от инфекционных заболеваний: так, в Шаргороде зимой 1941–42 гг. от них погибло около 1,4 тыс. евреев, зимой 1942–43 гг. — лишь четверо.

Важным фактором улучшения условий жизни евреев в Транснистрии являлась помощь, поступавшая извне. 17 декабря 1941 г., вскоре после того, как в Румынии были получены первые достоверные известия о судьбе депортированных, Совет евреев страны добился от Антонеску разрешения помогать им и образовал Автономный комитет помощи, который немедленно приступил к сбору пожертвований и закупке продуктов питания, медикаментов, одежды и топлива; однако власти всячески препятствовали их отправке, и они начали поступать в Транснистрию лишь несколько месяцев спустя. Финансовую поддержку Автономному комитету оказывали еврейские ассоциации и общины Румынии, объединения выходцев из Бессарабии и Буковины, а с 1943 г. — также Джойнт, Всемирный еврейский конгресс, ОЗЕ и базировавшийся в Стамбуле Комитет спасения при всемирной Сионистской организации. Несмотря на бюрократические и фискальные препоны (обменивать румынские леи на имевшие хождение в Транснистрии оккупационные марки разрешалось только через Национальный банк Румынии, по крайне невыгодному курсу при условии уплаты высоких налогов; адресованные евреям грузы нередко задерживали, конфисковывали и расхищали), объем поставок постоянно возрастал; благодаря этому тысячи евреев, находившиеся в Транснистрии, были обеспечены продовольствием и предметами первой необходимости, без чего они не смогли бы выжить.

Вместе с тем и в 1943–43 гг. их положение оставалось сложным. Наибольшей опасности подвергались общины городов и местечек, расположенных близ Южного Буга, отделявшего румынскую зону оккупации от германской: немецкие отряды неоднократно пересекали без ведома румын эту реку и устраивали облавы на евреев; тех, кого им удавалось схватить, убивали на месте или переправляли на другой берег и посылали на принудительные работы, по окончании которых расстреливали. Таким образом только осенью 1942 г. было похищено около тысячи человек. Нередко и сами румынскиие власти отправляли группы евреев на работу в германскую зону оккупации, где их почти всегда поголовно уничтожали; особенно часто подобные акции осуществлял глава администрации Тульчина и его окрестностей. 20 октября 1942 г. было ликвидировано гетто города Бар, охрану которого несли германские подразделения: погибло около двенадцати тысяч евреев. В концлагере Вапнярка узникам давали в пищу отравленные бобы, вызывавшие паралич и смерть. В декабре 1943 г. министерство внутренних дел Румынии сообщило правительству, что в живых осталось 50 740 евреев, депортированных в Транснистрию (в действительности — около шестидесяти тысяч).

Сразу после изгнания евреев из Бессарабии и Буковины еврейские организации Румынии стали добиваться их возвращения. В ноябре 1942 г., когда Германия и ее союзники потерпели поражение под Сталинградом (где были почти полностью уничтожены две румынские армии), правительство страны пошло на переговоры с еврейскими лидерами, которые предложили выкупить всех, кто остался в живых (их число оценивалось тогда в семьдесят пять тысяч). В начале января 1943 г. еврейская делегация во главе с Ф. Шрагой получила разрешение посетить Транснистрию; несмотря на то, что глава местной администрации запретил ей вступать в прямые контакты с обитателями гетто и узниками лагерей, члены делегации получили достаточно ясное представление о том, в каких условиях находятся депортированные и местные евреи; подготовленный ею отчет о поездке был переведен на несколько языков и разослан еврейским организациям различных стран. В марте 1943 г. румынское правительство направило в Транснистрию комиссию по отбору потенциальных репатриантов, а в апреле Антонеску согласился вернуть в Румынию пять тысяч еврейских сирот и тех, кого депортировали «по ошибке». Совет евреев Румынии намеревался переправить детей в Эрец-Исраэль, однако губернатор Транснистрии задержал выполнение решения об их возвращении, а тем временем Антонеску пришлось (в результате ряда демаршей германской дипломатии, предпринятых по настоянию А. Эйхмана /см. Эйхмана процесс/ и бывшего муфтия Иерусалима Хаджа Амина ал-Хусейни) подписать 23 апреля указ, по которому все депортированные лишились права на возвращение.

В июне 1943 г., после новых поражений германских войск, румынское руководство вновь сменило курс, и Антонеску отдал распоряжение о возвращении из Транснистрии пожилых людей, вдов, инвалидов Первой мировой войны и бывших армейских офицеров. По настоянию немецких советников власти Транснистрии до декабря саботировали выполнение этого распоряжения, после этого полторы тысячи евреев получили возможность вернуться в Дорохой. В феврале 1944 г., когда германские части, отступавшие под натиском советских войск, заняли оборону в Транснистрии, находившиеся здесь евреи вновь оказались в опасности; верховный раввин Эрец-Исраэль И. Герцог обратился к папе римскому Пию XII (через его нунция в Стамбуле А. Дж. Ронкалли, будущего папу Иоанна XXIII) с призывом употребить свое влияние для их спасения. Папа переадресовал обращение нунцию в Румынии А. Кассуло (ранее, в апреле–мае 1943 г., посетившему Транснистрию) и сделал символическое пожертвование в пользу депортированных евреев. Одновременно Антонеску обратился к германскому командованию с ультимативным требованием не допускать эксцессов по отношению к еврейскому населению. Это требование в основном выполнялось; лишь в Тирасполе было убито около тысячи евреев, содержавшихся в городской тюрьме.

15 марта 1944 г. советские войска форсировали Южный Буг и за несколько дней продвинулись до Днестра; за это время еврейская комиссия, прибывшая из Бухареста, сумела вывезти в Румынию 2518 евреев из Тирасполя и Балты; еще раньше в Яссы были доставлены 1846 еврейских сирот из Транснистрии. К середине апреля вся территория между Южным Бугом и Днестром была освобождена. В период оккупации здесь погибло свыше 263 тыс. евреев, в том числе не менее 175 тыс. местных жителей и более 88 тыс. депортированных. В 1944–46 гг. евреи, высланные в 1941–42 гг. из Бессарабии, Буковины и района Дорохоя, большей частью вернулись в родные места; многие из них впоследствии уехали в Эрец-Исраэль.

 ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА > Катастрофа европейского еврейства
Версия для печати
 
На бета-сайте
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Трансиордания Трауберг Леонид следующая статья по алфавиту