главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Соколов Нахум. Электронная еврейская энциклопедия

Соколов Нахум

КЕЭ, том 8, кол. 409–413
Опубликовано: 1996
Н. Соколов.

СО́КОЛОВ Нахум (Sokolow, Nahum; 1859, Вышегрод, ныне Вышогруд, близ Плоцка, Польша, – 1936, Лондон), один из зачинателей журналистики на языке иврит и лидеров политического сионизма. Родился в семье с давними традициями глубокой талмудической учености (среди его предков называют М. Иссерлеса). Основательное образование в этой области получил вначале у деда и отца, а затем в окружении Любавичского ребе (см. Шнеерсон, хасидская династия). Немногие частные уроки по русскому языку и арифметике, которые родители сочли полезными, а также блестящие способности к языкам позволили ему путем самообразования овладеть и светской культурой. Ко времени переезда в 1880 г. в Варшаву Соколов обладал эрудицией в области Галахи на уровне раввинского авторитета, а образованностью в области литературы, искусства, истории — европейского интеллигента с дипломом университета. Такое сочетание вместе с владением основными европейскими языками (он знал не менее 12 языков) обеспечило ему важные преимущества во всей его журналистской и общественной карьере. С 17 лет (в этом возрасте он женился и переехал в близлежащее местечко Маков в дом тестя, который избавил его от забот о хлебе насущном) Соколов начал писать для газеты «Ха-Цфира», в которой позднее, уже живя в Варшаве, стал постоянным автором, а с 1885 г. — ведущим публицистом и соредактором ее издателя Х. З. Слонимского. Широкую популярность принесли Соколову статьи, знакомившие читателей с мировой поэзией, драматургией, историей и, особенно, регулярные рубрики и колонки («Страж дома Израилева», «Хроника», «От субботы до субботы»), в которых впервые на иврите в стиле европейской журналистики излагалась информация об актуальных проблемах и текущих событиях еврейской жизни. В 1880-х гг. Соколов также активно сотрудничал в еврейских газетах на других языках (в частности, «Израэлита» на польском, «Дер телеграф» на идиш; некоторое время редактировал эти газеты), однако исключительной известностью Соколов был больше всего обязан публицистической и просветительской деятельности на иврите. Будучи в этот период убежденным приверженцем Хаскалы (см. также Маскилим), Соколов старался доказать, что о любых, даже самых сложных современных проблемах можно писать на древнем национальном языке еврейского народа. Соколов не ограничивался одной публицистикой. Совершая уже тогда поездки в страны Европы и Северной Америки, он публиковал в «Ха-Цфира» путевые заметки, в которых знакомил читателей с природой, древностями, музеями этих стран, жизнью их еврейских общин, вкладом евреев в их культуру. Соколов был автором стихов, рассказов, эссе, пьес на иврите (одна из его пьес — «Последняя расплата» — была в 1936 г. поставлена в Тель-Авиве театром «Хабима»), сочинений по истории евреев Польши и России, в том числе и отдельных общин, исследований по истории антисемитизма («Вечная ненависть к вечному народу», 1882) и даже популярного изложения кантовской философии. Тем самым он и субъективно, и объективно противостоял грозящей многим маскилим опасности ассимиляции, настаивая на том, что приобщение евреев к культурным достижениям других народов должно происходить в национальной форме и служить национальному возрождению и расцвету духовного творчества самого еврейского народа. Соколов, лично порвавший с религией, прилагал немалые усилия (в частности, в публикациях на немецком, английском, польском, русском и других языках), чтобы возродить в среде светски образованных соплеменников интерес к еврейскому религиозному наследию и традициям именно как национальным ценностям. Важным вкладом в возрождение иврита и превращение его в язык современного культурного творчества стал задуманный Соколовым литературный ежегодник «Ха-Асиф» («Жатва»), в шести томах которого (1885–94) участвовали лучшие культурные ивритоязычные силы того времени и публиковались многие произведения самого Соколова. Крупный успех этого издания, особенно его первого тома, стимулировал появление в 1886 г. ежедневной прессы на иврите (в 1886 г. ежедневной стала и «Ха-Цфира»).

Хотя Соколов порой и высказывал опасения по поводу того, что евреи могут утратить свою национальную индивидуальность в условиях эмансипации, он, как и все маскилим, был горячим поборником гражданского и политического равноправия евреев, отсюда и его весьма прохладное отношение к движению Ховевей Цион. В рецензии на работу Л. Пинскера «Автоэмансипация» Соколов упрекал автора в мелодраматичности, пессимизме и прожектерстве и призывал положиться на прогресс и просвещение как самый надежный путь к решению еврейского вопроса. Первоначально Соколов так же отреагировал на работу Т. Герцля «Еврейское государство» и на первые шаги сионистского движения. Личное знакомство с Т. Герцлем и атмосфера 1-го Сионистского конгресса в Базеле (см. Базельская программа; Сионизм), куда Соколов отправился как представитель прессы, произвели, однако, на него столь сильное впечатление, что в Варшаву он вернулся пламенным приверженцем политического сионизма. С этого времени Соколов целиком посвятил себя пропагандистской, организационной, политической и дипломатической деятельности в рамках сионистского движения, а Т. Герцль приобрел в лице Соколова одного из самых ценных помощников, близко знакомого, в отличие от него, с условиями жизни еврейских масс и специфическими вопросами еврейской традиции. Видной фигурой в сионистском движении Соколов стал вначале благодаря своему дарованию публициста. В статьях в газете «Ха-Цфира», превращенной им в рупор сионизма, а также в популярных брошюрах и памфлетах на идиш он разъяснял сионистскую программу широким слоям населения. Так, придавая важное значение привлечению к сионистскому движению представителей ортодоксального еврейства, он обратился к ним с брошюрой «К нашим мудрецам и учителям», не без воздействия которой через несколько лет возникло движение Мизрахи. В 1903 г. он перевел на иврит утопический роман Т. Герцля «Альтнойланд».

В 1906 г. началась продолжавшаяся затем около 30 лет непосредственная практическая работа Соколова во Всемирной сионистской организации. Он был ее генеральным секретарем (при президенте Д. Вольфсоне), членом малого правления, ведающим политическими вопросами (в 1911 г. и вновь в 1913 г.), председателем правления (при президенте Х. Вейцмане), а в 1931–35 гг. — президентом. В эти десятилетия Соколов вел организационную, дипломатическую и политическую работу, посещал еврейские общины десятков стран и встречался с государственными и политическими лидерами (первая и долго державшаяся в секрете встреча такого рода была у него еще в 1905 г. с тогдашним российским премьер-министром С. Витте). В 1905 г. Соколов совершил поездку в Турцию, где установил первые контакты с политическими кругами, которые впоследствии, после революции младотурок (1908), приобрели влияние (а также основал сионистское бюро и сионистские органы печати на французском, еврейско-испанском языке и иврите; редактором последнего стал молодой журналист из России В. Жаботинский). В 1913 г. Соколов посетил США и Канаду, где его восторженно встречали десятки тысяч евреев Нью-Йорка и других городов. В Вашингтоне его принял государственный секретарь У. Дж. Брайан. Незадолго до начала Первой мировой войны Соколов посетил также Эрец-Исраэль во главе ревизионной комиссии Всемирной сионистской организации (в путевых заметках он делился с читателями впечатлениями об этой и большинстве других своих поездок, сообщая о достигнутых успехах). В годы Первой мировой войны Соколов вместе с Х. Вейцманом и Ахад-ха-‘Амом вел сложные и напряженные политические переговоры, добиваясь от Великобритании публичного обязательства признать в послевоенном устройстве мира законность национальных притязаний евреев на Эрец-Исраэль. Именно он возглавлял в Лондоне сионистскую комиссию, которая работала над максимально благоприятными для евреев формулировками будущей Бальфура Декларации (немалая их часть вошла в ее текст). В марте 1917 г. Соколов посетил Париж и Рим (здесь он был принят также папой Бенедиктом XV) с целью убедить правительства Франции и Италии не противодействовать готовящемуся документу и сыграл роль в преодолении подчас упорного сопротивления принятию Декларации Бальфура со стороны влиятельных во Франции и Англии антисионистски настроенных еврейских кругов (в этом ему серьезно помог барон Э. де Ротшильд). В эти и последующие годы Соколов продолжал тесно сотрудничать с Х. Вейцманом, поддерживать его общую пробританскую политическую ориентацию, позиции в отношении Еврейского агентства и Керен ха-иесод, а также дипломатические усилия Х. Вейцмана, направленные на защиту еврейских интересов (в частности, на Парижской мирной конференции, а затем в Лиге Наций в качестве главы Комитета еврейских делегаций). В 1920-х гг., а также в первой половине 1930-х гг., когда Соколов был президентом Всемирной сионистской организации и Еврейского агентства, он, несмотря на преклонный возраст, оставался столь же энергичным и неутомимым. В этот период он по-прежнему посещал десятки стран (в том числе Эрец-Исраэль, где Соколов, в частности, присутствовал в 1925 г. на официальной церемонии открытия Еврейского университета в Иерусалиме). Соколов встречался с высшими государственными и политическими руководителями различных стран (например, в 1927 г. — с королем Италии и Б. Муссолини, заявившим Соколову о своем сочувствии сионистским целям), с лидерами еврейских общин, выступал на бесчисленных собраниях и митингах. В 1935 г. 19-й Сионистский конгресс, вновь избравший Х. Вейцмана президентом Всемирной сионистской организации, в знак признания заслуг Соколова избрал его почетным президентом.

Соколов оставил заметный след в истории сионистского движения, в частности, как неутомимый борец за его единство. Стремясь противодействовать часто возникавшим в движении опасностям раскола, он отмежевывался как от социалистического, так и от ревизионистского (см. Сионисты-ревизионисты) крыла в сионистском руководстве. Классовой позиции социалистов он противопоставлял требование приоритета общенациональных интересов еврейства над партикулярными эгоистическими притязаниями любых отдельных слоев и групп. В ревизионизме его особенно не устраивал упор на силовые военизированные формы борьбы, несовместимые, как считал Соколов, с основным этическим принципом сионизма, согласно которому не может быть свободен народ, угнетающий другие народы. Особой была позиция Соколова и в расхождениях между приверженцами политического, практического и культурного сионизма. Являясь одним из общепризнанных лидеров политического сионизма, он одновременно активно поддерживал усилия по созданию поселений и современной инфраструктуры в Эрец-Исраэль, хоть и предостерегал против того, чтобы масштабы эмиграции чрезмерно опережали темпы экономического развития страны. Соколов во многом (хотя и не во всем) солидаризировался с идеалами культурного сионизма. Так, он утверждал, что возрождение еврейской государственности в Стране Израиля — не самоцель, а необходимое условие полноправного участия еврейского народа в духовном и культурном прогрессе человечества.

 СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ > Предтечи и становление сионизма
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Сойер, братья Сокольников Григорий следующая статья по алфавиту