главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
сионисты-ревизионисты. Электронная еврейская энциклопедия
сионисты-ревизионисты

КЕЭ, том 7, кол. 1023–1032
Опубликовано: 1994

СИОНИ́СТЫ-РЕВИЗИОНИ́СТЫ, политическое течение в сионистском движении (см. Сионизм). Зародилось в начале 1920-х гг.; его основателем, духовным вождем и бессменным руководителем (до своей смерти в 1940 г.) был В. Жаботинский, чьи ближайшие сподвижники (все — выходцы из России), участвовавшие в создании Еврейского легиона (среди них М. Гроссман), составили первоначальное ядро сионистов-ревизионистов. Единомышленники В. Жаботинского (Ш. Гепштейн, 1882–1961; И. Шехтман и другие) входили также в редколлегию еженедельника «Рассвет», издававшегося с 1922 г. в Берлине. После того, как в июле 1923 г. в редколлегию газеты были включены В. Жаботинский, Ю. Бруцкус, И. Клинов (1890–1963), И. Тривус (1883–1955), М. Шварцман (1880–?), редакция «Рассвета» фактически стала организационным центром сионистов-ревизионистов. Идейному и организационному формированию ревизионистского течения в сионизме во многом способствовали публичные выступления В. Жаботинского в ряде европейских стран в 1923–24 гг. В апреле 1925 г. в Париже (где с 1924 г. находилась редакция «Рассвета») состоялась учредительная конференция Всемирного союза сионистов-ревизионистов, провозгласившая его политической партией в составе Всемирной сионистской организации. Первым президентом Всемирного союза сионистов-ревизионистов был избран В. Тёмкин, однако на практике руководство организацией сосредоточивалось в руках В. Жаботинского. Местами пребывания правления Всемирного союза сионистов-ревизионистов были Париж и Лондон.

В первой половине 1920-х гг. сионисты-ревизионисты выступали прежде всего как оппозиция руководству Всемирной сионистской организации (во главе с Х. Вейцманом), сформированному в 1920–21 гг. и считавшему, что с опубликованием Бальфура Декларации и с передачей Великобритании мандата Лиги Наций на Палестину (см. Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Исторический очерк) главной задачей сионистов должно стать заселение и освоение Эрец-Исраэль прежде всего путем создания сельскохозяйственных поселений, постепенное формирование экономической и социально-политической инфраструктуры будущего еврейского государства. Критикуя эту концепцию (названную ими «малым сионизмом»), сионисты-ревизионисты доказывали, что без международно-правовых гарантий превращения «национального очага» в независимое еврейское государство сколь угодно крупные успехи в поселенческой работе и экономические достижения сами по себе не способны привести к его созданию. В. Жаботинский писал: «Покупать акры [земли] строить дома, но никогда не забывать о политике: сионизм может включать девяносто процентов конкретной поселенческой работы и лишь десять процентов политики, но эти десять процентов — непременное условие успеха». Сионисты-ревизионисты выдвинули требование ревизии (отсюда название течения) курса Всемирной сионистской организации в целях ее возвращения к заветам Т. Герцля, придававшего политико-дипломатической деятельности первостепенное значение и считавшего, что до ее полного успеха (то есть до закладки юридических основ еврейской государственности) практическая поселенческая работа бесполезна и даже вредна. Ревизионисты полагали, что становление еврейской государственности может и должно произойти в рамках мандатного режима, для чего Всемирная сионистская организация должна постоянно оказывать массированное политическое давление на правительство Великобритании, побуждая его взять на себя всю полноту ответственности за развитие еврейского национального очага.

Исходя из этих принципов, сионисты-ревизионисты выступили за воссоздание Еврейского легиона в составе британских вооруженных сил в Эрец-Исраэль, за передачу системы просвещения ишува под контроль мандатной администрации (при условии, что последняя гарантирует сохранение национального еврейского характера воспитания), а несколько позднее предложили британскому правительству ввести в Эрец-Исраэль так называемый «поселенческий режим», предусматривающий серию мероприятий законодательного и административного характера (таких, как земельная реформа, совершенствование системы налогообложения и т. п.), призванных обеспечить быстрое и беспрепятственное переселение в страну значительного числа евреев.

Вместе с тем, сионисты-ревизионисты требовали от руководства Всемирной сионистской организации открытой и решительной борьбы против всех попыток сузить понятие еврейского национального очага, которые могут воспрепятствовать созданию еврейской государственности в Эрец-Исраэль. Уже в 1922 г. В. Жаботинский рекомендовал Правлению Всемирной сионистской организации (членом которого он был) отвергнуть Белую книгу У. Черчилля, утверждавшую, в частности, невозможность «превращения Палестины в еврейскую страну в такой же мере, в какой Англия является английской». Когда рекомендация В. Жаботинского не была принята, он вышел из Правления (январь 1923 г.). На 15-м Сионистском конгрессе (август–сентябрь 1927 г.) фракция сионистов-ревизионистов предложила объявить создание еврейского государства официальной целью сионистского движения, но не получила поддержки большинства делегатов. В 1928 г. при активном участии В. Жаботинского и его единомышленников в Великобритании была создана Лига борьбы за седьмой доминион, в которую вошли британские государственные и общественные деятели (как евреи, так и неевреи), поддерживавшие выдвинутый полковником Дж. Веджвудом проект превращения Эрец-Исраэль в британский доминион (седьмой по счету). На 17-м Сионистском конгрессе (июнь–июль 1931 г.) представители Всемирного союза сионистов-ревизионистов внесли проект резолюции, гласившей: «Целью сионизма, выражающейся в терминах «еврейское государство», «национальный очаг» или «убежище, обеспеченное публичным правом», является создание еврейского большинства на обоих берегах Иордана»; однако под давлением делегатов от рабочих сионистских партий голосование по резолюции не проводилось. Ревизионисты расходились с руководством Всемирной сионистской организации и по вопросу об отношениях между евреями и арабами в Эрец-Исраэль, осуждая попытки умиротворить последних путем уступок и компромиссов; В. Жаботинский доказывал, что лишь «власть, недоступная никаким арабским влияниям» (то есть независимое еврейское государство — концепция «железной стены»), может обеспечить беспрепятственное еврейское заселение страны. Сионисты-ревизионисты энергично (хотя и безуспешно) противодействовали также курсу Х. Вейцмана на расширение Еврейского агентства путем включения в него несионистов (см. Сионизм. Исторический обзор. От Декларации Бальфура до Билтморской программы (1917–42); Сионистская организация).

Во второй половине 1920-х – начале 1930-х гг. политические позиции ревизионистов постепенно укреплялись, число сторонников увеличивалось. Секции Всемирного союза сионистов-ревизионистов возникли практически во всех странах, где существовало сионистское движение; наибольшей популярностью ревизионизм пользовался в Польше, Литве и Латвии, где активно действовали многочисленные организации сионистов-ревизионистов. К Всемирному союзу сионистов-ревизионистов примкнули такие видные деятели сионистского движения, как Р. Лихтхейм, З. Е. Соскин (1873–1959), Я. де Хаас (1872–1937), Р. Штрикер, поэт Я. Кахан. Во второй половине 1920-х гг. на позиции ревизионизма перешло влиятельное молодежное движение Бетар, сторонники которого составили значительную часть рядовых членов Всемирного союза сионистов-ревизионистов. 1-я всемирная конференция движения, состоявшаяся в 1931 г., избрала В. Жаботинского рош Бетар (`главой Бетара`). Постоянно увеличивалось представительство ревизионистов на Сионистских конгрессах: если на 14-м конгрессе (август 1925 г.) во фракцию сионистов-ревизионистов входили лишь пять делегатов (менее 2% общего числа участников), то на 15-м — десять делегатов (3,2%), на 16-м (июль–август 1929 г.) — 33 делегата (свыше 10%), на 17-м — 52 делегата (свыше 20%; третья по численности фракция). В Эрец-Исраэль влияние ревизионизма было гораздо меньшим, чем в странах диаспоры, во многом потому, что алия сионистов-ревизионистов (в основном членов Бетара) началась лишь на рубеже 1920–30-х гг. Кроме того, отрицая важность практической работы по заселению и освоению страны до создания еврейского государства, ревизионисты, в отличие от рабочих партий, долгое время не создавали в Эрец-Исраэль собственных сельскохозяйственных поселений, предприятий, профсоюзов, организаций социальной взаимопомощи (больничные кассы, страховые общества), что лишало их возможности активно вербовать новых сторонников. Тем не менее, на выборах в Асефат ха-нивхарим (Собрание депутатов; см. Ва‘ад леумми), состоявшихся в 1931 г., сионисты-ревизионисты собрали 17% голосов и получили 15 мест из 71, став второй по величине фракцией.

Под эгидой Всемирного союза сионистов-ревизионистов действовал целый ряд специализированных организаций. Важную роль играл учрежденный в декабре 1932 г. в польском городе Радом военизированный Брит ха-хайял (`Солдатский союз`), в который входили рядовые и офицеры запаса, в том числе многие ветераны Первой мировой войны. Уже к январю 1935 г., когда в Кракове состоялась 1-я всемирная конференция Брит ха-хайял, он насчитывал свыше 170 секций в восьми европейских странах, главным образом в Польше, где он объединял 40 тыс. человек. Командующим (мацби) Брит ха-хайял был В. Жаботинский; его главная ставка размещалась в Лондоне. К 1939 г. отделения организации были в Австрии, Аргентине, Бельгии, Греции, вольном городе Данциге (см. Гданьск), Италии, Литве, Польше, Румынии, Соединенных Штатах Америки, Франции, Эрец-Исраэль и Эстонии. Принципами ревизионизма руководствовались также Брит нашим леумийот (`Национальный союз женщин`; основан в 1930 г.), объединение религиозных сторонников ревизионизма Ахдут Исраэль, студенческие общества Явне ве-Иодфата, Хашмонаим, Эл-‘Ал и другие (см. также Студенческие движения), ассоциация «Мецада» («Масада»), в которую входили главным образом школьники, спортивная организация «Нордия». В 1929 г. ревизионисты основали в Лондоне фонд Тель-Хай, предназначавшийся первоначально для финансирования физической подготовки и военного обучения еврейской молодежи. Идеи ревизионизма пропагандировали многочисленные органы печати: «Рассвет» (см. выше; выходил до декабря 1934 г.), «Вуа нувель» (Париж), «Найер вег» и «Момент» (оба — Варшава), «Нойе вельт» (Вена), «Овнт пост» (Рига; в провинции распространялась под названием «Моргн пост»), «Момент» (Ковно; см. Каунас), «Джуиш стэндард» (Лондон), «Джуиш хералд» (Иоханнесбург) и другие. В Эрец-Исраэль главным рупором ревизионистов была в 1928–31 гг. газета «Доар ха-иом» (ее главным редактором с декабря 1928 г. до середины 1930 г. был В. Жаботинский; официально не была органом Всемирного союза сионистов-ревизионистов), позднее — газета «Ха-‘Ам» (1931), «Хазит ха-‘ам» (1932–34), «Ха-Ярден» (1934–36), «Ха-Машкиф» (1938–48). С 1932 г. в Иерусалиме публиковался также ежемесячник «Бетар» под редакцией И. Г. Клаузнера и Бен-Циона Нетанияху. Брит ха-хайял издавал в Варшаве (с 1934 г.) газету «Ширьон».

Во второй половине 1920-х и, в особенности, в 1930-х гг. центральным пунктом политической платформы ревизионизма стало противостояние рабочему крылу сионистского движения. Характерному для левосионистских партий стремлению совместить национальные и классовые цели сионисты-ревизионисты противопоставили концепцию безусловного примата национальных интересов над групповыми (принцип «хад нес», буквально `только одно знамя`), единства еврейского народа в борьбе за создание собственного государства. В. Жаботинский уподоблял сочетание сионизма и социализма ша‘атнезу и писал: «Иметь два идеала — все равно, что поклоняться двум богам». В соответствии с этой концепцией сионисты-ревизионисты уделяли повышенное внимание внеклассовым государственным институтам, прежде всего армии (прообраз которой они видели в военизированных формированиях Бетара и Брит ха-хайял), а также символам государственности (флаг, герб, гимн, военная форма), призванным пробудить и укрепить в еврейском народе чувство хадар (`достоинства`, `величия`). В. Жаботинский и его единомышленники резко критиковали ориентацию Всемирной сионистской организации на преимущественную финансовую поддержку коллективных сельскохозяйственных поселений через Керен ха-иесод и требовали, чтобы помощь в равной мере оказывалась частным предпринимателям, коммерсантам, ремесленникам, а также семейным фермерским хозяйствам. Ревизионисты выступали также против монополии Хистадрут ха-клалит ха-хадаша в сфере трудовых отношений в Эрец-Исраэль, за разрешение трудовых конфликтов без забастовок и локаутов, путем принудительного третейского арбитража. Члены Бетара, за немногими исключениями, отказывались присоединяться к Хагане, в руководстве которой, по мнению сионистов-ревизионистов, преобладали представители рабочих партий.

Крайним воплощением принципа «хад нес» стала политическая программа подпольной организаций Брит ха-бирионим (`Союз бунтарей`; именовался также Обществом сионистов-революционеров), основанный в 1930 г. группой сионистов-ревизионистов, живших в Эрец-Исраэль. Члены Брит ха-бирионим (во главе которого стояли А. Ахимеир и И. Х. Ейвин; недолгое время активным деятелем союза был также У. Ц. Гринберг) критиковали демократию, парламентаризм и особенно резко левые движения (в том числе сионистские), пропагандировали террор против британских мандатных властей и арабского населения Эрец-Исраэль. Сторонники организации устраивали демонстрации протеста (в октябре 1930 г. — против приезда в Тель-Авив заместителя министра колоний Великобритании Д. Шилса, участвовавшего в подготовке антисионистской Белой книги лорда Пасфилда; в феврале 1932 г. — против предоставления кафедры в Еврейском университете Н. Бентвичу, выступавшему за создание в Эрец-Исраэль двунационального еврейско-арабского государства), пытались в ноябре 1931 г. сорвать перепись населения (которая, по мнению многих сионистов-ревизионистов, была проведена британской администрацией для того, чтобы продемонстрировать численное преобладание арабского населения Эрец-Исраэль над еврейским), с 1930 г. ежегодно нарушали введенный мандатными властями запрет трубить в Рош ха-Шана и Иом-Киппур в шофар у Западной стены. За все эти акции, осуществлявшиеся, как правило, без согласования с центральными органами Всемирного союза сионистов-ревизионистов, члены Брит ха-бирионим неоднократно подвергались арестам. В 1932 г. группа сторонников организации, живших в Рош-Пинне, проложила через северную границу страны первый маршрут иммиграции «нелегальной»; им удалось переправить в Эрец-Исраэль около шестисот человек.

Отвергая как социализм и коммунизм, так и европейский либерализм 19 в. (приверженцем которого были В. Жаботинский и многие другие руководители сионистов-ревизионистов), члены Брит ха-бирионим пытались найти идейную опору в правом радикализме, в частности, в фашизме. Уже осенью 1928 г. А. Ахимеир опубликовал в «Доар ха-иом» (до прихода в нее В. Жаботинского) серию статей под общим заглавием «Записки еврейского фашиста». Позднее «Хазит ха-‘ам», фактически выражавшая взгляды идеологов Брит ха-бирионим, писала о том, что фашизм как национальное движение итальянского народа достоин подражания, а единственным отрицательным аспектом национал-социализма является присущий ему антисемитизм. В то же время А. Ахимеир и его сторонники стали инициаторами бойкота антинацистского в Эрец-Исраэль и, как все сионисты-ревизионисты, активно выступили против создания агентства «Ха‘авара» (см. Германия), срывавшего, по их мнению, этот бойкот. В мае 1933 г. члены Брит ха-бирионим сорвали нацистские флаги с германских консульств в Тель-Авиве и Иерусалиме. Несмотря на это, вышеупомянутые публикации (от которых В. Жаботинский официально не отмежевывался, хотя и резко критиковал их в частной переписке), равно как увлечение ревизионистов звучными лозунгами, помпезными массовыми мероприятиями, военной символикой (что было характерно для фашистской Италии и нацистской Германии), а также контакты руководителей Всемирного союза сионистов-ревизионистов с режимом Б. Муссолини (В. Жаботинский неоднократно посещал Италию; в 1934 г. по его просьбе в этой стране была открыта школа Бетара, которой руководил итальянский офицер) дали оппонентам сионистов-ревизионистов возможность обвинить их в том, что они являются носителями праворадикальных тенденций в сионистском движении. Д. Бен-Гурион назвал В. Жаботинского «Владимир Гитлер»; в плакатах, выпущенных партией Мапай к 1 мая 1933 г., ревизионисты характеризовались как «ученики Гитлера с еврейской улицы».

Деятельность Брит ха-бирионим была наиболее ярким проявлением «максималистской» оппозиции руководству сионистов-ревизионистов, настаивавшей на переходе ревизионистов от пропаганды своих идей к активной («революционной») борьбе за еврейское государство, на отделение Всемирного союза сионистов-ревизионистов от Всемирной сионистской организации и т. п. На ревизионистской конференции в Вене (август–сентябрь 1932 г.) максималисты, составившие значительную часть делегатов, выступили под лозунгом «Извлечь ревизионизм из либеральной скорлупы!»; однако почти все предложенные ими резолюции не были утверждены. Максималистская тенденция в ревизионизме сохранилась и после того, как Брит ха-бирионим распался, а Всемирный союз сионистов-ревизионистов вышел из Всемирной сионистской организации (см. ниже). Рупором максималистов была, в частности, выходившая в Польше газета «Ди тат».

В начале 1930-х гг. резко обострились отношения между сионистами-ревизионистами, с одной стороны, и руководством Всемирной сионистской организации, которое поддерживали рабочие сионистские партии, с другой. На 17-м Сионистском конгрессе представители левосионистских организаций блокировали обсуждение предложенной ревизионистами резолюции о конечной цели сионистского движения (см. выше) и устроили обструкцию М. Гроссману, пытавшемуся выступить с обоснованием этого предложения. В ответ В. Жаботинский демонстративно покинул вместе со своими сторонниками зал заседаний. В сентябре 1931 г. правление Всемирного союза сионистов-ревизионистов приняло постановление о том, что он, оставаясь в составе Всемирной сионистской организации, не будет впредь считать себя обязанным выполнять решения ее руководства и начнет проводить собственную политическую линию. Одновременно было объявлено о намерении ревизионистов провести без санкции центральных органов сионистского движения кампанию по сбору подписей под петицией, адресованной английскому королю, парламенту и правительству, а также правительствам других стран мира, и содержащей требование о создании независимого еврейского государства в Эрец-Исраэль. Правление Всемирной сионистской организации решительно осудило эти решения и предупредило, что не остановится перед самыми жесткими мерами против нарушителей ее внутренней дисциплины. В 1932 г. Еврейское агентство, ведавшее распределением разрешений на въезд в Эрец-Исраэль, прекратило выдавать их сионистам-ревизионистам, прежде всего членам Бетара. В ответ командование Бетара издало «приказ №60», рекомендовавший сторонникам движения изыскивать иные пути иммиграции, в частности, заключать контракты с местными предпринимателями (имевшими право ввозить в страну рабочую силу). Это в известной мере подрывало авторитет Еврейского агентства. Ревизионисты прекратили также сбор пожертвований в Керен ха-иесод и Еврейский национальный фонд, противопоставив им фонд Тель-Хай. В Эрец-Исраэль бетаровцы отказывались вступать в Хистадрут ха-клалит, не записывались на биржи труда, находившиеся под его контролем, срывали объявлявшиеся им забастовки. Вооруженные группы Бетара влились в так называемую Хагану Бет (позднее — Иргун цваи леумми, аббревиатура Эцел), созданную в 1931 г. группой бывших командиров Хаганы и противопоставившую себя этой организации.

В апреле 1933 г. В. Жаботинский поставил на заседании правления Всемирного союза сионистов-ревизионистов вопрос о выходе ревизионистов из Всемирной сионистской организации, но не получил поддержки, после чего обратился непосредственно к рядовым членам союза, заявив, что он распускает правление и берет руководство организацией на себя (так называемый Лодзинский манифест). На проведенном вскоре после этого референдуме подавляющее большинство сионистов-ревизионистов (93,8%, в том числе почти все члены Бетара) поддержало позицию В. Жаботинского. В ответ противники организационного обособления ревизионистов — М. Гроссман, Я. Кахан, Р. Лихтхейм, З. Е. Соскин, Р. Штрикер и другие — вышли из Всемирного союза сионистов-ревизионистов и выступили на выборах делегатов 18-го Сионистского конгресса (август–сентябрь 1933 г.) самостоятельным списком, который получил в 13 странах 11 824 голоса, что соответствовало трем делегатским мандатам. В ходе конгресса участники сионистского движения Австрии, Великобритании, Латвии, Литвы, Польши, Румынии, Франции, Эрец-Исраэль и Южно-Африканского Союза, покинувшие ранее Всемирный союз сионистов-ревизионистов из-за несогласия с политическим курсом В. Жаботинского, провели учредительную конференцию Партии еврейского государства, во главе которой встал М. Гроссман (отчего ее сторонников именовали также «гроссманистами»). Участники конференции заявили, что, сохраняя верность основным принципам ревизионизма, они останутся «составной частью» Всемирной сионистской организации, играя в ней роль «здоровой оппозиции».

Под эгидой Партии еврейского государства с 1933 г. действовало молодежное движение Брит ха-каннаим (`Союз зелотов`), ячейки которого существовали в Австрии, Германии, Литве, Польше, Чехословакии и Эрец-Исраэль; в 1935 г. его главой был избран Я. Кахан. И Партия еврейского государства, и Брит ха-каннаим как по численности, так и по влиянию значительно уступали Всемирному союзу сионистов-ревизионистов (с 1935 г. — Новой сионистской организации; см. ниже) и Бетару; к примеру, перед началом Второй мировой войны Партия еврейского государства насчитывала лишь восемь тысяч членов. Печатными органами «гроссманистов» были еженедельники «Нойе велт» (Вена), «Унзер велт» (Варшава), «Ха-Маттара» (Тель-Авив).

После принятия Всемирным союзом сионистов-ревизионистов решения о выходе из Всемирной сионистской организации отношения между ним и левосионистскими партиями продолжали ухудшаться. Напряженность достигла пика в июне 1933 г., когда в Тель-Авиве был убит Х. Арлозоров, один из лидеров рабочего сионистского движения и создателей «Ха‘авара» (см. выше). В этом преступлении были обвинены члены Бетара и Брит ха-бирионим Ц. Розенблат и А. Ставский. Между бетаровцами и активистами рабочих партий произошли столкновения. В июле 1933 г. полиция арестовала многих членов Брит ха-бирионим, в том числе А. Ахимеира, которого обвинили в организации убийства Х. Арлозорова. Оправданный по этому делу (так же, как Ц. Розенблат, а впоследствии и А. Ставский), А. Ахимеир был в июне 1934 г. приговорен (вместе с шестью другими лидерами Брит ха-бирионим) к тюремному заключению за создание подпольной организации подрывного характера. В результате этих репрессий Брит ха-бирионим прекратил свое существование. 18-й Сионистский конгресс (Всемирный союз сионистов-ревизионистов представляли на нем 45 депутатов из 318) создал комиссию по расследованию убийства Х. Арлозорова (которая не смогла обнаружить доказательства причастности сионистов-ревизионистов к этому преступлению), осудил деятельность Бетара в Эрец-Исраэль (в частности, срыв его членами забастовок) и принял резолюцию, гласившую: «Во всех сионистских делах дисциплинарные обязанности по отношению к [всемирной] Сионистской организации должны преобладать над подчинением дисциплине любой другой ассоциации». Решение, формально носившее общий характер, было по сути дела направлено исключительно против сторонников В. Жаботинского, находившихся во Всемирной сионистской организации в меньшинстве и стремившихся проводить собственную политическую линию. В результате ревизионисты (за исключением Партии еврейского государства) фактически оказались вне Всемирной сионистской организации. В 1934 г. они провели без ее санкции сбор подписей под петицией, адресованной британским властям (см. выше); подписалось, по их утверждению, свыше 600 тыс. человек в 24 странах. В том же году сионисты-ревизионисты создали в Эрец-Исраэль собственный профсоюз — Хистадрут ха-‘овдим ха-леуммит, число членов которого вскоре достигло семи тысяч человек, и больничную кассу Куппат холим леуммит.

В октябре 1934 г. в Лондоне по инициативе П. Рутенберга состоялась встреча В. Жаботинского и Д. Бен-Гуриона; им удалось выработать соглашение о нормализации отношений между ревизионистами и сионистскими рабочими партиями. Этот документ предусматривал: взаимное прекращение враждебной пропаганды; реинтеграцию Всемирного союза сионистов-ревизионистов с Всемирной сионистской организацией; отмену Бетаром «приказа №60», прекращение ревизионистами бойкота Керен ха-иесод и Еврейского национального фонда; возобновление Еврейским агентством выдачи сионистам-ревизионистам разрешений на въезд в Эрец-Исраэль; достижение Хистадрут ха-клалит и Хистадрут ха-‘овдим ха-леуммит договоренности о единстве действий. Несмотря на возражения некоторых максималистов (например, М. Бегина), 6-я всемирная конференция сионистов-ревизионистов (январь 1935 г.), а затем Хистадрут ха-‘овдим ха-леуммит одобрили соглашение; однако в ходе референдума, проведенного в марте 1935 г. среди членов Хистадрут ха-клалит, оно было отвергнуто 16 474 голосами против 11 522. В. Жаботинский предложил провести совещание «круглого стола» с участием всех сионистских партий и движений, однако эта инициатива не получила поддержки, после чего организационное размежевание большинства ревизионистов и Всемирной сионистской организации стало неизбежным. Сторонники Всемирного союза сионистов-ревизионистов бойкотировали выборы делегатов 19-го Сионистского конгресса (август–сентябрь 1935 г.; Партию еврейского государства представляли на нем 11 человек). Вскоре после его окончания в Вене под председательством Я. де Хааса прошел съезд сионистов-ревизионистов (его делегаты, по утверждению организаторов, представляли 713 тыс. участников сионистского движения в 32 странах), на котором была учреждена Новая сионистская организация. Ее программные установки формулировались следующим образом: «1. Создание еврейского большинства на обоих берегах Иордана; 2. Учреждение еврейского государства в Палестине на основе разума и справедливости в духе Торы; 3. Репатриация в Палестину всех евреев, которые желают этого; 4. Ликвидация диаспоры». Подчеркивалось, что «эти цели стоят выше интересов личностей, групп или классов». Президентом Новой сионистской организации стал В. Жаботинский; местом пребывания ее центральных органов был определен Лондон. Решение съезда, предусматривавшее также формирование Сионистской национальной ассамблеи (своего рода еврейского парламента в изгнании), не было претворено в жизнь.

В 1937 г. Новая сионистская организация решительно выступила против плана раздела Палестины, предложенного британской королевской комиссией во главе с лордом Пилем. Такую же позицию заняла Партия еврейского государства; не согласные с этим решением Р. Лихтхейм и З. Е. Соскин вышли из нее. В 1938 г. В. Жаботинский и его единомышленники выдвинули проект переселения в Эрец-Исраэль значительного числа евреев из Восточной и Центральной Европы, находившейся под угрозой вторжения германских войск (около 1,5 млн. человек за десять лет). Несмотря на то, что правительство Польши с интересом отнеслось к этому проекту, он был отвергнут как несионистами, так и большинством сионистов. Сионисты-ревизионисты резко критиковали тактику хавлага (`сдержанности`), которой Хагана придерживалась в период арабского восстания 1936–39 гг. (см. Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Исторический очерк; Сионизм. Исторический обзор. От Декларации Бальфура до Билтморской программы); вместе с тем В. Жаботинский неодобрительно относился к осуществлявшимся Эцелом (в котором после 1937 г., когда почти все бывшие члены Хаганы вернулись в нее, остались в основном ревизионисты) актам контртеррора против арабского населения; сионисты-ревизионисты (главным образом члены Бетара) активно участвовали в налаживании «нелегальной» иммиграции; благодаря их усилиям (которые в 1937–39 гг. приобрели наибольший размах) в Эрец-Исраэль было переправлено несколько тысяч евреев.

С началом Второй мировой войны центр политической деятельности сионистов-ревизионистов переместился в США, куда в марте 1940 г. прибыл В. Жаботинский. Новая сионистская организация безоговорочно выступила в поддержку Великобритании и ее союзников в войне против гитлеровской Германии и предложила созвать международный Еврейский совет, который возглавил бы мобилизацию ресурсов мирового еврейства на борьбу с нацизмом (в частности, формирование еврейской армии), получив тем самым право представлять интересы еврейского народа на послевоенной мирной конференции. В Эрец-Исраэль Эцел объявил в 1940 г. о приостановке борьбы против британских мандатных властей. Сионисты-ревизионисты продолжали борьбу за создание еврейского государства. Так, в мае 1943 г., когда премьер-министр Великобритании У. Черчилль находился с визитом в США, американские ревизионистские ассоциации страны передали ему обращенное к британскому правительству предложение добровольно отказаться от мандата на Палестину и организовали пропагандистскую кампанию в поддержку этой инициативы. В июле 1945 г. Новая сионистская организация представила президенту США Г. Трумэну, уезжавшему на Потсдамскую конференцию, петицию (подписанную, в частности, 100 депутатами Конгресса США), содержавшую требование «провозгласить Палестину в ее исторических границах еврейским государством». В Европе отделения Новой сионистской организации, действовавшие в странах, оккупированных гитлеровской Германией или в союзных ей государствах, были в годы войны ликвидированы, почти все их участники погибли. Часть сионистов-ревизионистов влилась в Сопротивление антинацистское; в некоторых местах (Польша, Литва) ревизионисты создали собственные подпольные группы и боевые организации.

Принятие сионистской конференцией в Нью-Йорке Билтморской программы (май 1942 г.), провозгласившей целью сионистского движения «превращение Палестины в еврейское сообщество», создало предпосылки для сближения Всемирной сионистской организации и Новой сионистской организации. В результате переговоров Б. Элиава (Лубоцкого), одного из руководителей сионистов-ревизионистов в Эрец-Исраэль, с лидерами Мапай Б. Кацнельсоном и Э. Голомбом было заключено соглашение, предусматривавшее, в частности, выработку сионистами-ревизионистами и рабочими сионистскими партиями совместной политической платформы (которая содержала бы пункт о создании «еврейского государства в исторических границах Эрец-Исраэль»), а также возвращение ревизионистов во Всемирную сионистскую организацию, слияние Хистадрут ха-‘овдим ха-леуммит с Хистадрут ха-клалит и Эцела с Хаганой. Эта договоренность не была реализована главным образом из-за противодействия Д. Бен-Гуриона; однако, она способствовала формированию ревизионистской группы Хитна‘арут, требовавшей возвращения сионистов-ревизионистов во Всемирную сионистскую организацию без предварительных условий. В 1944 г. эта группа конституировалась в самостоятельную партию Тну‘ат ха-‘ам, действовавшую до 1948 г.

В 1945 г., когда Всемирная сионистская организация перешла к активной (в том числе вооруженной) борьбе за создание еврейского государства, а Хагана развернула широкие операции по возобновлению нелегальной иммиграции (см. Бриха) и наладила сотрудничество с Эцелом, политические расхождения между сионистами-ревизионистами и остальными сионистскими партиями в значительной мере стерлись. Это побудило руководство Новой сионистской организации, которая после смерти В. Жаботинского переживала идейный и организационный разброд, а в результате Катастрофы потеряла значительную часть своей массовой базы, принять в начале 1946 г. решение о ее самороспуске и возвращении ревизионистов во Всемирную сионистскую организацию в качестве фракции, вновь принявшей наименование Всемирный союз сионистов-ревизионистов (после присоединения к нему в том же году Партии еврейского государства, фактически бездействовавшей в годы войны, стала называться Объединенный союз сионистов-ревизионистов). В декабре 1946 г. ревизионисты приняли участие в работе 22-го Сионистского конгресса (41 делегат от сионистов-ревизионистов из общего числа 385). В августе 1948 г. сессия Исполнительного комитета Всемирной сионистской организации впервые избрала в состав Правления двух руководителей сионистов-ревизионистов — М. Гроссмана и И. Шехтмана.

Два представителя ревизионистов, Г. Варди (Н. Х. Розенблюм) и Б.-Ц. Штернберг (оба бывшие члены Партии еврейского государства), вошли в апреле 1948 г. в состав Мо‘эцет ха-‘ам (см. Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Исторический очерк) и подписали в мае 1948 г. Декларацию независимости Израиля. В октябре 1948 г. бывшие члены Эцела, распущенного месяцем ранее, создали движение Херут. На выборах в Кнесет 1-го созыва (январь 1949 г.) оно завоевало 14 мандатов. Отдельному ревизионистскому списку не удалось провести ни одного кандидата. В 1950 г. все ревизионистские организации, действовавшие в различных странах мира, образовали Всемирный союз сионистов-ревизионистов — Херут (Брит оламит ха-цохар — Херут), причем движение Херут было признано его единственным представителем в Государстве Израиль. Некоторые бывшие лидеры Партии еврейского государства (например, М. Гроссман), отказавшиеся войти в этот союз, примкнули впоследствии к общим сионистам. На 23-м Сионистском конгрессе (август 1951 г.) Всемирный союз сионистов-ревизионистов — Херут представляли 33 делегата, на последующих конгрессах (до 28-го включительно; январь 1972 г.) — от 49 до 53 делегатов. В Израиле движение Херут было с середины 1950-х гг. ведущей оппозиционной партией (в 1965–73 гг. — в составе блока Гахал, с 1973 г. — в рамках блока Ликкуд). В 1977–92 гг. Ликкуд, в который вошли Херут, Либеральная партия и ряд более мелких группировок, составлял основу правительственных коалиций, с июля 1992 г. вновь возглавляет оппозицию. Избирательная победа Ликкуда в 1977 г. и его относительный успех в 1981, 1984 и 1988 гг. способствовали увеличению представительства Всемирного союза сионистов-ревизионистов — Херут на Сионистских конгрессах и в центральных органах Всемирной сионистской организации. Так, на 29-м Сионистском конгрессе (февраль–март 1978 г.) было 77 делегатов союза (из 560), на 30-м (декабрь 1982 г.) — 86 делегатов (из 570). На всех конгрессах, начиная с 29-го, они входят в единую фракцию Ликкуда.

В настоящее время организации сионистов-ревизионистов действуют в Австралии, Австрии, Аргентине, Бельгии, Бразилии, Великобритании, Италии, Канаде, Коста-Рике, Мексике, Нидерландах, России, США, Уругвае, Финляндии, Франции, Чили, Швеции, Южно-Африканской республике и некоторых других странах. Они в основном разделяют программу Ликкуда.

 СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ > Конгрессы, учреждения, партии
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 
Открытие съезда Объединенной ревизионистской партии. Тель-Авив, май 1949 г. Слева направо: М. Гроссман, А. Пропес, М. Бегин. Фото. Х. Пинна. Государственное бюро печати. Израиль.

Открытие съезда Объединенной ревизионистской партии. Тель-Авив, май 1949 г. Слева направо: М. Гроссман, А. Пропес, М. Бегин. Фото. Х. Пинна. Государственное бюро печати. Израиль.
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Сионистское движение в отдельных странах. Азия, Африка, Австралия и Океания сионисты-социалисты следующая статья по алфавиту