главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Са‘адия Гаон. Электронная еврейская энциклопедия

Са‘адия Гаон

КЕЭ, том 7, кол. 567–573
Опубликовано: 1994

СА‘А́ДИЯ ГАО́Н (Са‘адия бен Иосеф; 882, Дилас, оазис Файюм, Египет /откуда прозвище ал-Файюми или ха-Питоми/, – 942, Багдад), крупнейший галахический авторитет (см. Галаха) эпохи гаонов, основоположник раввинистической литературы и еврейской рационалистической философии, языковед и литургический поэт.

Сведения о семье и ранних годах жизни Са‘адии Гаона скудны и недостоверны. Противники Са‘адии утверждали, что его отец не был талмид-хахамом, был изгнан из Египта (причина изгнания не указывалась) и умер в Яффе. Однако Шрира бен Ханина Гаон в своем послании отзывался об отце Са‘адии с уважением. Арабский автор Мас‘уди писал, что во время пребывания Са‘адии Гаона в Эрец-Исраэль (год прибытия туда и причины отъезда из Египта неизвестны) он учился (примерно в 915–920 гг.) у грамматика и философа по имени Эли (Али) бен Иехуда ха-Назир (Абу Касир Яхья ибн Закария ал-Катиб из Тверии). Еще в Египте Са‘адия написал две книги и переписывался с Ицхаком Исраэли из Кайруана.

После непродолжительного пребывания в Халебе (921) Са‘адия Гаон отправился в Багдад. В 922 г. в Багдаде Са‘адия Гаон выступил в качестве главного оппонента главы иерусалимской иешивы Ахарона Бен-Меира (первая половина 10 в.), оспаривавшего мнение лидеров еврейских общин Вавилонии о сроках праздников, новолуния и т. п. (см. Календарь). Бен-Меир отстаивал традицию, признававшую исключительное право законоучителей Эрец-Исраэль провозглашать эти сроки. Еще во время своего пребывания в Халебе Са‘адия Гаон узнал о намерении Бен-Меира бросить вызов лидерам еврейства Вавилонии и попытался убедить его отказаться от этого. Са‘адия направил Бен-Меиру несколько посланий, составленных первоначально в примирительном духе, однако Бен-Меир упорствовал в своих намерениях.

Спор продолжался, и раскол стал неизбежен. Евреи Эрец-Исраэль отмечали Рош ха-Шана 4683 г. (922 г.) во вторник, а евреи Вавилонии — в четверг. В последовавшей ожесточенной полемике Бен-Меир потерял ряд прежних сторонников. По просьбе лидеров еврейства Вавилонии Са‘адия Гаон рассказал об этих событиях в «Сефер ха-зиккарон» («Книга памяти»), которую прочитал перед собравшимися. Бен-Меир продолжал возглавлять иешиву, однако Са‘адия Гаон и лидеры еврейства Вавилонии одержали победу. Са‘адия Гаон был признан одним из величайших авторитетов в области составления календаря. Полный отчет об этом споре содержится в книге Са‘адии Гаона «Сефер ха-мо‘адим» («Книга о праздниках»).

По-видимому, сразу после своего прибытия в Вавилонию (922) Са‘адия Гаон возглавил иешиву Пумбедиты. После того, как спор с Бен-Меиром утратил остроту, Са‘адия получил возможность заняться литературной деятельностью. В 920-х гг. он написал несколько трудов. При обсуждении вопроса о продолжении функционирования пришедшей в упадок иешивы в Суре Давид бен Заккай, эксиларх в 917–940 гг., выступавший за сохранение иешивы, хотел назначить Са‘адию ее главой, несмотря на то, что он не принадлежал к немногочисленной группе семей, из которой происходило большинство гаонов. Упорство Са‘адии в конфликте с Бен-Меиром и его произведения, направленные против таких еретиков, как Хиви ха-Балхи, и против караимов, свидетельствовали о его бесстрашии, преданности закону и лояльности эксиларху.

Борьба Са‘адии Гаона с караимами, начатая им, по свидетельству Аврахама Ибн Эзры, в 915 г. полемическим сочинением против Анана (ср. Анан бен Давид), была решительной и беспощадной. Полемика Са‘адии Гаона с караимами, с одной стороны, стимулировала консолидацию караимского учения: появление в 10 в. – первой половине 11 в. трудов караимских авторов было вызвано необходимостью защищаться от обвинений Са‘адии Гаона. С другой стороны, Са‘адии Гаону удалось приостановить распространение караимства в Эрец-Исраэль и странах Востока.

Весной 928 г. Давид бен Заккай назначил Са‘адию главой иешивы в Суре, надеясь, что под его руководством она сможет возродиться. Стремясь вернуть иешиве былую славу, Са‘адия Гаон энергично взялся за решение двух задач: увеличение числа учащихся и укрепление финансового положения академии. Он обратился за денежной помощью ко многим еврейским общинам, ближним и дальним. Са‘адия поддерживал контакты с обращавшимися к нему евреями Египта, так как ощущал себя лидером всего еврейства.

Независимая позиция и смелые действия Са‘адии Гаона, в частности, написанное им евреям Египта послание, по-видимому, вызвали гнев эксиларха и привели к конфликту и полемике, закончившейся победой Са‘адии. Поводом к конфликту послужил отказ ученого подтвердить условия некоего завещания, которое должно было принести немалую выгоду эксиларху. Разгневанный Давид бен Заккай сместил Са‘адию и назначил гаоном Иосефа бен Я‘акова бар Сатию (после 930 г.). В свою очередь, Са‘адия Гаон назначил эксилархом вместо Давида бен Заккая его брата Иошию (Хасана). По-видимому, Са‘адия Гаон был уверен в своей победе, полагаясь на свою близость к богатым и влиятельным горожанам.

Элита еврейства Вавилонии разделилась на два лагеря. На стороне эксиларха был будущий (с 943 г.) глава иешивы Пумбедиты Ахарон бен Иосеф Саргадо (Халаф ибн Сарджаду). До 932 г. преимущество в этой борьбе было на стороне Са‘адии Гаона. Однако когда на троне халифата находился ал-Кахир (932–934), положение изменилось. Халиф испытывал острую нужду в деньгах, и средства, предоставленные Ахароном Саргадо, склонили чашу весов в пользу противников Са‘адии Гаона. Возможно, причиной ненависти Саргадо к Са‘адии было стремление занять пост гаона. Са‘адия был вынужден отказаться от гаоната. В этот период, полностью посвятив себя литературному труду, он написал философский трактат «Сефер ха-эмунот ве-ха-де‘от» («Книга верований и воззрений» /или «Книга верований и мнений»/; обычно употребляется сокращенное название «Эмунот ве-де‘от») и один из вариантов «Сефер ха-галуй» («Открытая книга»; ср. Иер. 32:11–14, но, судя по арабскому заглавию «Китаб ат-тарид», название переосмыслено как «Книга изгнанника»). В 937 г. произошло примирение, и Са‘адия Гаон снова возглавил иешиву в Суре. Последние годы ученого были безмятежными. Эксиларх умер, примирившись с гаоном; Са‘адия воспитывал рано осиротевшего внука Давида бен Заккая.

Са‘адия Гаон как галахист. Большинство галахических произведений Са‘адии Гаона все еще остается в рукописном виде, в частности, в виде тысяч фрагментов, хранящихся в Каирской генизе. В настоящее время собрана и исследована лишь очень малая часть галахического наследия Са‘адии Гаона. Его труды можно характеризовать на основании немногих опубликованных фрагментов, а также записей высказываний самого Са‘адии Гаона и других гаонов. Бо́льшая и важнейшая часть наследия ученого состоит из отдельных книг, посвященных определенной галахической теме (в свою очередь, каждая книга делится на разделы и подразделы). Са‘адия Гаон был подлинным создателем раввинистической литературы, первым, кто начал писать книги в современном понимании этого слова.

Каждой книге галахических решений предпослано подробное введение. Рассмотрение темы начинается с ее краткого определения, за которым следуют различные детали и их талмудическое обоснование. Са‘адия Гаон подробнейшим образом излагает галахические вопросы, которые он исследует. Труды Са‘адии отличает строгая логичность структуры, что выделяет их из предшествующих галахических сборников, не обладавших структурой кодекса. Са‘адия Гаон первым стал писать галахические произведения на арабском языке, ставшем вместо арамейского основным разговорным языком евреев Вавилонии. Галахические произведения Са‘адии оказали большое влияние на творчество последующих гаонов.

Несколько галахических трудов Са‘адии Гаона были собраны И. Мюллером и изданы в Париже в 1897 г.: о наследстве, книга о 613 предписаниях еврейской религии (см. Мицвот), интерпретация тринадцати правил герменевтики; собрание респонсов, приписываемые Са‘адии Гаону высказывания и другие произведения. Книгу о 613 предписаниях переиздал в 1917 г. И. Ф. Перла (1846–1934) с пространным комментарием («Сефер ха-мицвот», в 3-х т.). Отрывки из книги Са‘адии Гаона «Сефер ха-штарот» («Книга о документах»), обладающей особой структурой, были опубликованы в сборнике «Рав Са‘адия Гаон» (редактор Й. Л. Фишман, Н.-Й., 1924); другие отрывки напечатаны в девятом номере журнала «Тарбиц» (Иер., 1938). Многие галахические высказывания Са‘адии Гаона сохранились в его сиддуре (см. ниже). Он написал также о методологии Талмуда, по-видимому, в общем введении в Талмуд, несколько фрагментов которого цитируются в сочинении Бецалеля Ашкенази (1520?–1591/94) «Клалей ха-Талмуд» («Правила Талмуда»).

Философия Са‘адии Гаона. Главный философский труд Са‘адии Гаона, написанный на арабском языке, «Китаб ал-аманат ва-л-и‘тикадат» («Книга верований и мнений») — это первое произведение средневековой еврейской философии, сохранившееся полностью. Сочинение было переведено на иврит Иехудой ибн Тиббоном (см. Тиббониды) в 1186 г. под названием «Сефер ха-эмунот ве-ха-де‘от» (см. выше) и оказало глубокое влияние на еврейскую мысль. Новый перевод на иврит был выполнен И. Кафахом и опубликован вместе с арабским оригиналом (1970). Са‘адия написал (также на арабском языке) комментарии к книге «Сефер-иецира». В рамках арабской философской теологии (калам) Са‘адия Гаон принадлежал к направлению му‘тазилитов, однако он испытал также влияние аристотелизма, платонизма и стоицизма.

В свою очередь, он оказал влияние на еврейских неоплатоников (Бахья Ибн Пакуда, Моше Ибн Эзра и Аврахам Ибн Эзра). Еврейские аристотелики (например, Аврахам Ибн Дауд) также заимствовали некоторые из его идей. Влияние Са‘адии Гаона уменьшилось с появлением «Наставника колеблющихся» Маймонида, который полемизировал с философией калама, намекая на Са‘адию Гаона, хотя и не упоминая его имени. Тем не менее, в 14–15 вв. философские оппоненты Маймонида черпали аргументы из труда Са‘адии, влияние которого сохранялось до периода Хаскалы. Следуя принципам му‘тазилитов, Са‘адия Гаон в «Эмунот ве-де‘от» не стремился к построению законченной философской системы, но искал рационального обоснования положений еврейской религии. Ученый отмечал, что целью его труда было дать своим единоверцам духовное руководство перед лицом того разброда, который вызвали в народе многочисленные секты и религиозные споры 10 в., и опровергнуть еретические взгляды, например, воззрения Хиви ха-Балхи. Са‘адия Гаон был первым средневековым философом, пытавшимся примирить Библию и философию, разум и откровение.

Во введении к «Эмунот ве-де‘от» предпринята попытка опровергнуть мнения скептиков и показать, что знание истины может быть достигнуто с помощью рационального мышления. Наряду с тремя источниками познания — чувственным восприятием, самоочевидными принципами и логическими выводами — Са‘адия Гаон постулирует четвертый источник: надежная традиция, то есть доверие к свидетельству других людей, без которого невозможно существование общества. В иудаизме надежная традиция означает передачу Божественного откровения, данного пророкам, через Писание и Устный Закон. Хотя, по мнению Са‘адии, познание истины может быть достигнуто рациональным путем, откровение необходимо, потому что оно внушает истину тем, кто не способен к рациональному мышлению, и в то же время направляет мысль тех, кто ему предается. Рациональное мышление не должно противоречить учению религии.

Са‘адия Гаон верит в соответствие между разумом и откровением, одно, по его мнению, не может противоречить другому. Если учение какого-то пророка противоречит разуму, оно должно быть отвергнуто, даже если сопровождается чудесами. Библейские высказывания, которые на первый взгляд противоречат рациональному мышлению (например, антропоморфные описания Бога), должны интерпретироваться как аллегории. Са‘адия Гаон, таким образом, не подчиняет откровение разуму, но фактически следует откровению, которое учит, что Бог бестелесен.

Главная часть труда Са‘адии Гаона начинается с рассмотрения вопроса о сотворении мира. Мир, согласно Са‘адии, был сотворен во времени из ничего Творцом, который Сам отличен от мира. Са‘адия Гаон приводит четыре доказательства сотворения мира: первое, основанное на положениях философии Аристотеля, и остальные три, заимствованные из калама. Общее для всех доказательств — положение о конечности мира во времени и пространстве, предполагающее вечность его Создателя. Са‘адия Гаон опровергает 12 космологических теорий, отрицающих какие-либо из положений его космогонии.

Учение Са‘адии Гаона о природе Бога основывается на его представлении о Боге-Творце. Бог, считает Са‘адия, будучи причиной всякого телесного бытия, сам бестелесен, не подчинен телесным атрибутам числа и количества, а следовательно един. Ему присущи три существенных и единых в своей основе качества: жизнь, сила и мудрость. Бог сотворил мир не в силу необходимости, а актом свободной воли. Мир сотворен ради блага сотворенных существ, которые могут достичь подлинного счастья путем служения Богу и исполнения Его заповедей.

Законы, данные Богом сынам Израиля, можно подразделить на две категории: рациональные законы (мицвот сихлийот), которые могли бы быть постигнуты разумом даже независимо от откровения, и традиционные законы (мицвот шим‘ийот, буквально `воспринятые на слух`), включающие ритуальные и церемониальные (например, законы кашрута), не имеющие рационального обоснования. Традиционные законы нельзя считать добрыми или злыми с точки зрения разума, их делает таковыми Божественное повеление или запрет. Для познания традиционных законов, очевидно, необходимо откровение, однако оно требуется и для конкретного применения рациональных законов, поскольку разум постигает лишь абстрактные принципы и общие нормы.

Человек, считает Са‘адия Гаон, состоит из тела и души, которая не может действовать сама по себе и нуждается в теле, служащем ей орудием. Беспредельная благость Бога предполагает, что человеку предоставлена возможность самому заслужить свою награду. Следовательно, человек должен обладать свободой выбора — иначе воздаяние не будет справедливым. Са‘адия Гаон пытается примирить свободу выбора с Божьим всеведением, утверждая, что Божье всеведение не детерминирует поступки человека и, следовательно, не ограничивает его свободы выбора. Проблема теодицеи, вопрос о страданиях праведника и преуспевании грешника решается, согласно Са‘адии Гаону, обещанием воздаяния в олам ха-ба. В последней части «Эмунот ве-де‘от» Са‘адия обсуждает проблемы эсхатологии: воскресение из мертвых, приход Мессии и избавление. В заключение он пишет о том, как человек, исполняя заповеди в этом мире, может достичь истинного счастья.

Са‘адия Гаон как языковед. Кроме лингвистических замечаний в своем комментарии к Библии, Са‘адия Гаон написал три отдельных труда, посвященных языку иврит. «Сефер ха-эгрон» («Словарь», напечатан в 1969 г.) Са‘адия написал в возрасте 20 лет. Книга написана на цветистом иврите, снабжена знаками огласовки и акцентов. Спустя несколько лет Са‘адия Гаон выпустил вторую редакцию этой книги, дополненную введением на арабском языке и переводом ивритского текста на арабский язык. Са‘адия стремился составить словарь, содержащий значительную часть лексики иврита, и в частности, словарь рифм для пишущих стихи на иврите. Он стремился также изложить основы грамматики иврита. Во введении на иврите (сохранился лишь фрагмент) Са‘адия Гаон объяснял различие между буквами корней и аффиксов.

Лингвистический труд ученого «Питрон шив‘им миллим» («Объяснение семидесяти слов», напечатан в 1844 г.), содержит неполный список слов, встречающихся в Библии всего один раз и объясняемых с помощью языка Мишны. Этот труд, по-видимому, был фрагментом не сохранившегося большого сочинения, к которому он прилагался в виде отдельного трактата. Са‘адия Гаон доказывает необходимость Устного Закона для понимания библейского текста и тем самым пытается опровергнуть доводы караимов.

Третье лингвистическое сочинение Са‘адии Гаона «Сефер цахут ха-лашон ха-‘иврит» («Книга о чистоте языка иврит»; в арабском оригинале «Кутуб ал-луга» — «Книги о языке»), фрагменты которого были обнаружены сравнительно недавно, посвящено грамматике иврита. В нем рассматриваются буквы (корневые и служебные), определяются части речи (глагол, имя, частицы), приводится парадигма спряжения глагола, хотя категория глагольной породы (биньян) определена недостаточно четко — выделены лишь основная (или «легкая») и каузативная (хиф‘ил) породы. Са‘адия Гаон написал также стихотворение «Шир шел ха-отийот» («Песнь букв»), в котором на каждую букву еврейского алфавита написано по два рифмованных двустишия, указывающих, сколько раз данная буква встречается в Библии.

Перевод Библии — самый значительный труд Са‘адии Гаона в области экзегетики (см. Экзегеза). Впервые Библия с иврита была переведена на арабский язык и снабжена частичным комментарием; перевод стал общепринятым среди арабоязычных евреев. Са‘адия Гаон стремился сделать Библию доступной для евреев, в значительной степени утративших знание иврита, и тем самым вернуть Священному Писанию его исключительное значение в жизни еврейского народа. Сначала Са‘адия подготовил перевод Библии (по-видимому, всех книг) с пространным комментарием, предназначенным для образованных читателей, а затем приступил к популярному переводу, само название которого «Тафсир» («Комментарий») указывает, что он одновременно служит и комментарием. Чтобы перевод был доступен рядовому читателю, Са‘адия Гаон сделал его вольным; иногда он пренебрегал синтаксисом или перефразировал целую главу. «Тафсир» носит рационалистический характер — Са‘адия всячески стремился устранить антропоморфизмы. В транскрипции собственных имен Са‘адия Гаон следовал Таргуму (Таргум Иерушалми I), за что его сурово критиковал Аврахам Ибн Эзра. В отличие от многих еврейских авторов, писавших по-арабски еврейскими буквами, Са‘адия Гаон пользовался арабским, а не еврейским алфавитом (см. Библия. Издания и переводы. Переводы; Еврейско-арабская литература).

Литургическая поэзия Са‘адии Гаона. Во времена Са‘адии не существовало упорядоченных молитвенников. Он создал на арабском языке систематизированную компиляцию молитв на целый год — «Китаб джами ас-салават ва-т-тасабих» («Собрание всех молитв и славословий»). Этот молитвенник в арабском оригинале с параллельным переводом на иврит был напечатан лишь в 1941 г. под названием «Сиддур рабби Са‘адия Га‘он» (см. Сиддур).

Са‘адия Гаон был новатором в языке, форме и содержании пиюта. Многие из пиютов Са‘адии обнаружил в Каирской генизе и опубликовал израильский ученый М. Зулай (1901–54). Са‘адия Гаон писал в разных жанрах пиюта: баккаша (`мольба`), крова, азхара (`предостережение`), кина, слихот и других. Написанное в жанре тохаха (`упрек`) стихотворение «Им ле-фи бехирха» («Если по твоему выбору») повторяет многие философские идеи, содержащиеся в книге «Эмунот ве-де‘от». Сходные идеи содержатся в некоторых баккашот, а также в гимне на Иом-Киппур «Бархи нафши» («Благослови, душа моя»). Са‘адия Гаон был первым, кто стал писать философские пиюты, послужившие образцом для таких испанских пайтаним, как Шломо Ибн Габирол и Иехуда ха-Леви.

Влияние Са‘адии Гаона на иудаизм и еврейскую культуру. У Са‘адии Гаона были предшественники в некоторых областях литературы, однако он был первым, кто объединил многочисленные и противоречивые идеи их сочинений в цельную систему. Деятели разных областей еврейской культуры в более позднее время неизменно отзывались с похвалой о трудах Са‘адии Гаона. Особенно ценили его заслуги в языкознании Менахем Ибн Сарук и Иона Ибн Джанах. Маймонид, несмотря на расхождения с Са‘адией Гаоном по многим существенным вопросам философии, писал в «Иггерет Тейман» («Йеменское послание»): «... не будь Са‘адии, Тора почти исчезла бы из среды Израиля». Галахические труды Са‘адии Гаона проникли во франко-германский центр еврейской учености и к тосафистам (см. Тосафот). Он наиболее авторитетный из гаонов; его произведения, написанные на арабском языке, были почти сразу переведены на иврит (переводы не сохранились). Творчество Са‘адии Гаона — одна из важнейших вех развития культуры еврейского народа.

 ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА > Средневековая философия
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Са‘ад Саба следующая статья по алфавиту