главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Руфь. Электронная еврейская энциклопедия

Руфь

КЕЭ, том 7, кол. 555–557
Опубликовано: 1994

РУФЬ (רוּת, Рут), героиня одноименной книги, одного из Пяти свитков, входящих в раздел Писания канонической еврейской Библии.

Книга повествует о том, как в эпоху Судей (см. Судей Израилевых книга), спасаясь от постигшего Иудею голода, некий Элимелех из Бет-Лехема переселился с семьей в Моав. Там он и оба его сына умерли, а его вдова Но‘оми (в русской традиции Ноеминь) решила вернуться на родину. Невестки Но‘оми, Орпа и Руфь, хотели идти вместе с ней, но она уговаривала их остаться в Моаве. Орпа послушалась свекрови, а Руфь ответила: «Куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог будет моим Богом» (Руфь 1:16). Женщины прибыли в Бет-Лехем к началу жатвы. Руфь воспользовалась традиционным правом бедняка подбирать колосья, не собранные жнецами (см. Лекет, шихеха у-феа), и пришла на поле зажиточного родственника Элимелеха, землевладельца Бо‘аза, который, узнав, кто она такая, проявил к ней особую благосклонность и щедрость из уважения к ее преданности свекрови. Узнав, у кого Руфь собирала колосья, Но‘оми сообщила ей, что этот человек — родственник Элимелеха и его сына Махлона, покойного мужа Руфи. У Но‘оми появилась надежда, что Бо‘аз вступит в левиратный брак с Руфью, что обяжет его также выкупить землю Элимелеха, которую Но‘оми была вынуждена продать. Бо‘аз согласился выполнить этот старинный обычай, обязывающий родственника умершего «восстановить имя» покойного «в уделе его» (Руфь 4:9–10; ср. Втор. 25:5–6). От брака Бо‘аза с Руфью родился Овед; его сыном был Ишай (Иессей), отец царя Давида. Завершение книги генеалогией Давида (Руфь 4:18–22) указывает на цель сочинения.

Рассказ о Руфи обнаруживает сходство с историей рождения более отдаленного предка Давида, Переца, сына Иехуды и Тамар (Быт. 38). Перец, как и Овед, родился в результате левиратного брака; в обоих случаях отцом был не брат покойного мужа матери или следующий за ним по степени близости родственник, а более дальний родственник; обе женщины принадлежали к другому народу (Тамар — ханаанеянка, см. Ханаан) и обе прибегли к хитрости, чтобы достичь своей цели (Тамар, притворившись блудницей, сидела у ворот, закрыв лицо, чтобы Иехуда не мог узнать ее; Быт. 38:14–16; Руфь ночью легла у ног спящего Бо‘аза; Руфь 3:1–14). Составитель книги Руфь, несомненно, знал историю о Иехуде и Тамар, которую он прямо упоминает в своем повествовании: «И да будет дом твой, как дом Переца, которого родила Тамар Иехуде...» (Руфь 4:12).

Обе истории — Иехуды и Бо‘аза — содержат мотив, характерный для всего повествования о патриархах: трудности, с которыми было связано продолжение их рода. История рождения Исаака и Иакова показывает, сколь драматичными были события, связанные с их появлением на свет. В рассказах как об Иакове и Исаве, так и о Переце и его близнеце Зерахе присутствует спор о первородстве.

И в книге Руфь, и в повествованиях книги Бытие, и в последующих повествованиях о Давиде происходящее сначала выглядит как естественная последовательность событий, а затем открывается как реализация Божественного плана (Но‘оми прямо приписывает успех своего замысла Богу; Руфь 2:20).

Анализ стиля и содержания книги Руфь позволяет заключить, что она была написана около середины 5 в. до н. э. Так, в частности, несмотря на архаичность стиля в книге встречаются обороты и грамматические формы, которых не было в эпоху Первого храма; с содержательной точки зрения в книге, возможно, заключена скрытая полемика против требования Эзры и Нехемии не вступать в брак с чужеземцами и изгнать иноземных жен; наконец, книга несомненно предназначалась служить завершением книги Судей, и тот факт, что в канонической Библии она не следует за этой книгой, свидетельствует, что к моменту написания книги Руфь историографический комплекс Библии (книга Иехошуа бин Нункнига Царей) рассматривается как завершенный, чего не могло быть ранее эпохи Второго храма.

В Аггаде Руфь — дочь моавитянского царя (Руфь Р. 2:9) — выступает как прототип благочестивого прозелита.

Но‘оми, ссылаясь на строгость еврейского закона и суровость наказаний за его нарушение (Руфь Р. 2:24), не сумела отговорить Руфь от принятия иудаизма. Но‘оми и Руфь прибыли в Бет-Лехем в день похорон жены Бо‘аза (ББ. 91а). Бо‘аза поразила благочестивость Руфи и восхитила ее красота, благопристойность и скромное поведение (Руфь Р. 4:6). Бо‘аз женился, когда ему было 80 лет, а Руфи — 40; до тех пор она была бесплодна, и потому никто не ожидал, что ей будет послано благословение в виде беременности (Руфь Р. 7:14). Враги Давида якобы упрекали его в моавитянском происхождении (см. Нотарикон). Несмотря на запрет «моавитянин не войдет в общество Господне... во веки веков» (Втор. 23:3–4), жены-моавитянки были и у царя Соломона (10 в. до н. э.), и у евреев во времена Эзры и Нехемии (5 в. до н. э.). В связи с историей Руфи возник талмудический принцип: «моавитянин — но не моавитянка».

 БИБЛИЯ > Герои и персонажи
Версия для печати
 
На бета-сайте
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Рутенберг Пинхас Рухама следующая статья по алфавиту