главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
портняжное дело. Электронная еврейская энциклопедия
портняжное дело

КЕЭ, том 6, кол. 680–684
Опубликовано: 1992

ПОРТНЯ́ЖНОЕ ДЕ́ЛО. Термин «портной» (на иврите חַיָּט, хаят) впервые встречается в мишнаитских текстах (см. Мишна); в Талмуде портные упоминаются довольно часто. Почти в каждой еврейской общине был свой портной, так как необходимо было соблюдать в одежде ритуальные правила, особенно ша‘атнез (запрет смешивать в одежде шерстяные и льняные нити; см. также Кил’аим); церковь также была заинтересована в том, чтобы евреи носили свою особую одежду (см. Отличительный знак). Развитие портняжного дела у евреев встречало сопротивление со стороны местных портняжных цеховых гильдий, требовавших ограничить деятельность еврейских портных лишь изготовлением еврейской отличительной одежды. Однако в христианской Испании, где было много еврейских портных, а цеховые гильдии были относительно слабы, правители зачастую заступались за интересы евреев. В своем историческом труде «Шевет Иехуда» («Бич Иехуды») Шломо Ибн Верга рассказывает о бродячем портном. Известно, что в Испании среди приговоренных к сожжению инквизицией марранов было много бродячих портных. У евреев Португалии фамилия Алфаяте (от хаят) была весьма распространена. Среди поселившихся в Италии еврейских изгнанников с Пиренейского полуострова был известный каббалист (см. Каббала) рабби Иехуда Хаят. Связь между портняжным делом и торговлей подержанной одеждой, которую следовало предварительно починить и привести в порядок, прослеживается в Италии вплоть до 20 в. Известно, что в Риме еврейская портняжная гильдия существовала с 15 в., а в 16 в. от четверти до половины евреев города были прямо или косвенно заняты торговлей подержанной одеждой. Источники 17 в. сообщают о характерных заболеваниях евреев (близорукость, болезни легких, а также спины и ног), так как они занимались починкой старого платья в плохо освещенных и непроветриваемых помещениях. В Кандии (в Риме), согласно постановлению, одежда, сшитая нееврейскими портными для евреев, проверялась евреями на ша‘атнез. Во многих итальянских городах были попытки запретить евреям заниматься обновлением старой одежды, так как они под видом этого якобы шьют новую одежду и торгуют ею.

В Центральной Европе занятие евреев портняжным делом было также обусловлено законами о ша‘атнезе и торговле старой одеждой, однако часто выходило за эти рамки. Так, в Праге между христианскими и еврейскими портняжными гильдиями шла длительная война: еврейских портных обвиняли в нелегальной торговле новым платьем; этот конфликт был одной из причин изгнания евреев из города в 1745 г. Вследствие этого пострадали христианские портные: изгнанные еврейские портные шили одежду для сельских жителей, переставших поэтому приезжать в Прагу. В 1724 г. в Богемии из 3093 глав еврейских семейств 182 были портными. Значительным стимулом для развития портняжного дела послужила Тридцатилетняя война (1618–48), во время которой еврейские поставщики снабжали армию форменной одеждой. В 18 в. еврейских портных стало больше: если в начале века на одну еврейскую общину в Моравии приходилось от одного до трех портных, в конце века их было от четырех до двенадцати. В 19 в. евреи постепенно перешли от торговли подержанным платьем к промышленному производству новой одежды. Известна семья Аврахама Манделя (умер в 1836 г.) из Простеева (Моравия), торговца старой одеждой, специализировавшегося на перешивке мундиров в гражданское платье; затем его сын Моше (1792–1862) открыл собственный магазин подержанного платья, а с 1840 г. начал продавать также новую одежду, а сын Моше, Меир Мандель (1820–88), открыл в 1859 г. первую в Европе швейную фабрику и сумел обеспечить форменной одеждой всю турецкую армию, равно как и армии балканских стран. Простеев стал центром швейной промышленности Австро-Венгрии.

В Польше и Литве портняжное дело получило широкой распространение среди евреев; портные стали первыми ремесленниками, которые создали независимую еврейскую цеховую гильдию, имевшую свой цеховой штандарт. Этот цех пополнился многочисленными шапочниками и вышивальщиками, — два ремесла, которые были почти исключительно еврейскими. Вскоре, однако, началась сильная конкуренция между еврейскими и польскими портными, зачастую сопровождавшаяся кровавыми эксцессами. В Варшаве в 1795 г. было 74 еврейских портных по индивидуальному пошиву и 53 портных и 36 торговцев готовым платьем; в Вильно в 1765 г. было 88, а в Люблине в 1759 г. 90 еврейских портных; в конце 18 в. в Кротошине 48 из 50 портных были евреями, в Лешно — 32 из 51, в Острове Великопольском — 31 из 46, в Рогожне — 56 из 57. В черте оседлости портняжная надомная работа и выполнение заказов в деревнях стали основным занятием обнищавшего населения еврейских местечек. В 1931 г. евреи составляли 44,1% (504 тыс.) занятых в портняжном деле в Польше; около 52% частных работодателей в швейной промышленности были евреями, хотя большинство их предприятий были небольшими или средними мастерскими.

Портняжное дело было самым распространенным ремеслом среди евреев в Российской империи — 25,6% (в 1886 г.) всех ремесленников (сапожники — 14,4%; столяры — 6%). В этой отрасли производства широко применялся женский и детский труд. Так, среди витебских портных, занятых подсобными и починочными работами, так называемых тандетников, детей 9–13 лет было 22,6%, 13–16 лет — 31%, 16–20 лет — 34%, всего 10,1% было молодых людей 20–25 лет и лишь 2,3% превысили 25-летний возраст. В конце 1880 – начале 1890-х гг. среди занятых в портняжном деле евреев стали возникать так называемые рабочие кассы (профсоюзы), до этого существовали лишь хеврот (`товарищества` [взаимопомощи]), объединявшие в общую организацию хозяев и рабочих. Однако еще в 1864 г. из товарищества дамских портных в Могилеве выделилась хевра подмастерьев (во главе с четырьмя габбаями), которая боролась за выдачу денег на еду взамен питания у хозяев, введение сдельной оплаты, ограничение числа учеников, улучшения условий труда и обращения с подмастерьями. В середине 1890-х гг. евреи-портные одними из первых бастовали с требованием соблюдения 10-часового рабочего дня (предусмотренного Ремесленным уставом Екатерины II) и повышения заработной платы. После 1906 г. в империи начинается легализация еврейских профсоюзов. Тогда же возникают еврейские артели (в 1911 г. в Лунинце, близ Пинска — портновская, а в Варшаве — шапочников) и ссудо-сберегательные товарищества занятых в портняжном деле.

О правах (в том числе и праве жительства) портных и других ремесленников, согласно российскому законодательству, см. Ремесла.

В Германии наряду с пошивом одежды для евреев и починкой сдававшегося в залог платья евреи успешно торговали одеждой. В 1611 г. во Франкфурте-на-Майне по найму у евреев-портных работал 41 христианин; в 17 в. христиане постоянно жаловались, что еврейские разносчики торгуют новым платьем, в первую очередь — на Лейпцигской и других ярмарках. С ростом городов в 19 в. евреи начали открывать галантерейные, бельевые и т. п. магазины, а затем — швейные предприятия; в Германии от трети до половины таких предприятий принадлежало евреям; подобная пропорция была и в сфере торговли одеждой. Производство шляп и кепи почти полностью находилось в руках евреев. В Вене еще в 1644 г. христианские портные жаловались на засилье еврейских портных, которые производят готовое платье и нанимают христиан, однако лишь в 19 в. еврейские портные в Австрии достигли определенного положения. Из Вены евреи экспортировали ношеное европейское платье на Балканы и Ближний Восток. В руках евреев были сосредоточены шляпное дело, производство зонтов и пошив нижнего белья, после того как Мария Терезия декретом освободила их от цеховых ограничений.

Во Франции традиционная еврейская торговля подержанным платьем, включая его починку, после великой французской революции пришла в упадок. Массовая иммиграция в страну восточноевропейских евреев после погромов 1881–83 и 1903–1905 гг., а также между двумя мировыми войнами наводнила Париж еврейскими портными и шляпниками. Они работали на предприятиях за низкую плату по потогонной системе или на дому и боролись за создание своего профсоюза. В 1892 г. 55 еврейских шляпников решили основать профсоюз, но им пришлось добиваться, чтобы хотя бы часть из них натурализовалась в стране. Этот союз оставался исключительно еврейским (289 членов) до 1936 г., когда после принятия новых членов евреи составили в нем 53,6%. В союзе трикотажников до 1936 г. евреи составляли более 90% (200 из 220 человек), а после 1936 г. — около 40% (720 из 1820 членов). После Второй мировой войны роль евреев во французской швейной промышленности резко упала, хотя польские евреи-иммигранты достигли успеха в производстве трикотажа и вязаных изделий.

В Англии с начала 18 в. евреи в основном занимались торговлей подержанной одеждой, а также поставкой рабочей одежды для моряков. Значительное число евреев было занято производством головных уборов и торговлей ими. С ростом еврейского населения общинное руководство старалось сократить число торговцев вразнос, обучая еврейскую молодежь ремеслам, в частности, портняжному делу, шляпному и сапожному ремеслу. Так, к 1850 г. в Лондоне сложилась прослойка еврейских ремесленников и сравнительно зажиточных предпринимателей и посредников в сфере портняжного дела, которые сумели обеспечить бедное население модной новой одеждой (хотя и более низкого качества). Главными в этом перевороте были фирмы «Хайэм» (шесть тысяч рабочих, годовой оборот — двести тысяч фунтов) и «И. Мозес энд сан». Подрядчиками этих и им подобных компаний были многочисленные мелкие швейные мастерские, развитие которых получило новый стимул с начала импорта швейных машин Зингер в 1850–60-х гг. Волны иммигрантов из Восточной Европы в 1880-х гг. увеличили число евреев, занятых портняжном деле. В 1901 г. среди иммигрантов из России и Польши 40% мужчин и 50% женщин были заняты в портняжном деле. Шляпное дело в Лондоне и Манчестере было почти исключительно еврейским занятием. В Манчестере еврейские иммигранты разработали технику изготовления водонепроницаемой ткани (позднее — водоотталкивающей). В Лондоне еврейские портные ввели в употребление женский жакет и наладили производство и поставку различным торговцам готового платья. Принципом массового и дешевого производства было разделение труда и специализация на отдельных операциях. В 20 в. евреи заняли видное место в торговле одеждой массового производства (например, торговая сеть «Маркс энд Спенсер»).

В США еврейские иммигранты из Германии стали в 19 в. ведущими производителями готового платья, рынок сбыта которого значительно расширился с увеличением городского населения после гражданской войны. Значительная часть еврейских иммигрантов, прибывавших в США с 1880-х гг. из Восточной Европы и селившихся главным образом в районе Нью-Йорка, была занята в быстро развивающейся там швейной промышленности (например, к 1912 г. в портняжном деле Нью-Йорка они составляли 85%). Дешевизна труда и специализация работников на одной операции, не требовавшей квалификации и обучения, привели к возникновению в еврейских районах многочисленных небольших предприятий, где господствовала потогонная система. Эти предприятия были подрядчиками более крупных фирм и конкурировали друг с другом за получение заказов, стремясь снизить стоимость своей продукции путем увеличения производительности труда рабочих. Хотя профсоюзы портных выступали против подобной системы, они защищали интересы лишь небольшой группы квалифицированных рабочих. Только созданные выходцами из Восточной Европы крупные профсоюзы (Интернациональный Союз по изготовлению женского платья, с 1900 г.; Объединенный союз рабочих швейной промышленности, с 1914 г.), в которых евреи составляли абсолютное большинство, смогли добиться значительного улучшения условий труда и защиты социальных интересов иммигрантов, занятых в портняжном деле. В 1920–30-х гг. признанным лидером этих профсоюзов был Д. Дубинский. К началу Первой мировой войны еврейские иммигранты из Европы составляли большинство работодателей в сфере портняжного дела и сохранили эти позиции до настоящего времени. В то же время доля еврейских рабочих в портняжном деле постепенно падала, хотя и сейчас процент их остается значительным.

Портной и швея — частые персонажи еврейского фольклора. Занятие портняжным делом отразилось в распространенности среди евреев таких фамилий как Хаят, Хаит, Шнайдер (на идиш — `портной`), Шнайдман, Портной, Кравец (по-украински, по-польски — `портной`), Кравцов, Нудель (на идиш — `иголка`), Надель, Шер (на идиш — `ножницы`), Шерман, Фудым (на идиш — `нитки`), Алтгаузен (на идиш — `старые брюки`), Гудзенко (украинское гудзик — `пуговица`) и много десятков других.

О портняжном деле в Израиле см. Государство Израиль. Экономика. Общий обзор. Промышленность. Текстильная, швейная и кожевенно-обувная промышленность.

 ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА > Общие сведения
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Пория-Неве-‘Овед Португалия следующая статья по алфавиту