главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Канович Григорий. Электронная еврейская энциклопедия

Канович Григорий

КЕЭ, том 4, кол. 71–72
Опубликовано: 1988
Обновлено: 01.08.2004

КАНО́ВИЧ Григорий (настоящее имя Яков Семенович; родился в 1929 г., город Ионава близ Каунаса, по другим данным — Каунас), советский прозаик, поэт и драматург. Пишет на русском и литовском языках. Родился в семье портного, соблюдавшего еврейские традиции. В 1953 г. окончил историко-филологический факультет Вильнюсского университета. Печатается с 1949 г. Автор сборников стихов на русском языке («Доброе утро», 1955; «Весенний гром», 1960) и литературных эпиграмм и пародий на литовском языке («Веселым глазом», 1964; «Нагие на Олимпе», 1981). Кановичу принадлежат около 30 пьес и киносценариев (некоторые в соавторстве) на темы современности. Выступает и как переводчик художественной прозы с литовского языка на русский.

В 1989–93 гг. возглавлял еврейскую общину Литвы. В 1993 г. переехал в Израиль. Живет в Бат-Яме.

Проза Кановича на русском языке почти вся посвящена жизни литовского еврейства. Тема нравственных исканий еврейского мальчика из литовского местечка (повести «Я смотрю на звезды», 1959; «Личная жизнь», 1967) развивается в трилогии «Свечи на ветру» (романы: «Птицы над кладбищем», 1974; «Благослови и листья, и огонь», 1977; «Колыбельная снежной бабе», 1979; перевод на иврит в 1983). В трилогии (действие происходит в 1937–43 гг.) воссозданы традиционный мир и духовность восточноевропейского еврейства. События, даже самого крупного масштаба (например, Катастрофа европейского еврейства), даны через восприятие подростка, а затем юноши, из-за чего романы по своему строю порой напоминают лирический дневник. Эпическое, философское начало преобладает в цикле романов, посвященных жизни еврейского местечка конца 19 в. – начала 20 в. («Слезы и молитвы дураков», 1983; «И нет рабам рая», 1985; «Козленок за два гроша», 1987). Национальное своеобразие романов (тип мышления героев, восходящий к структуре талмудической /см. Талмуд/ диалектики, их речь) и проблемы, поднятые в них (стремление еврейских масс к национальному самосохранению, чувство ответственности за этическую и этническую самобытность народа, тенденция части интеллигенции отказаться от своего народа ради карьеры, ассимиляция), определили популярность и злободневность этих произведений для советских евреев. Стиль Кановича — лиризм в соединении с иронией и метафоричностью — придает его романам (особенно последнему циклу) характер притчи, а афористическая, насыщенная меткими каламбурами речь героев, в которой ощущаются интонации и строй языка идиш, восходит к русско-еврейской литературе 1910–20-х гг.

В 1997 г. в журнале «Октябрь» печатался роман Кановича «Парк забытых евреев» (№4–5), в 1999 г. — «Шелест срубленных деревьев» (№7–8); в 2002 г. вышла книга Кановича «Лики во тьме» (Иер.).

 ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА > Русско-еврейская литература
Версия для печати
 
На бета-сайте
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Каннегисер Леонид кантилляция следующая статья по алфавиту