главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Государство Израиль. Судебная система. Электронная еврейская энциклопедия

Государство Израиль. Судебная система

КЕЭ, том 3, кол. 434–443
Опубликовано: 1986
Обновлено: 20.05.2004

ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ. СУДЕБНАЯ СИСТЕМА

  1. Истоки судебно-правовой системы Государства Израиль
  2. Генеральная прокуратура и юридический советник правительства
  3. Гражданские суды общей юрисдикции
  4. Религиозные суды
  5. Суд по трудовым конфликтам
  6. Транспортные суды
  7. Арбитраж
  8. Комиссии по расследованию
  9. Адвокатура и нотариат

1. Истоки судебно-правовой системы Государства Израиль

Система судопроизводства в Израиле во многом основана на британской модели, а многие нормативные акты времен британского мандата не отменены и по сей день. В период британского мандата в Эрец-Исраэль было три официальных языка — английский, иврит и арабский. Законы составлялись на английском и переводились на иврит и арабский, причем в случае разночтения английская версия считалась основной. Религиозные суды продолжали действовать согласно правовым нормам, принятым в период османского владычества. Согласно пункту 46 Указа британской администрации от 1922 г., в том случае, когда османское или англо-палестинское законодательство либо неприменимо, либо недостаточно, применяется соответствующий закон, действующий в Великобритании, с необходимыми поправками на местные условия.

После провозглашения Государства Израиль все законы формулируются на иврите и официально переводятся на арабский, причем в случае разночтения версия на иврите считается основной. Законы, действующие в религиозных судах, остаются неизменными. Параграф 11 Указа о правилах осуществления власти и судопроизводства от 19 мая 1948 г. гласил: «Право, существовавшее в Палестине на 5 ияра 1948 г., останется в силе постольку, поскольку оно не противоречит настоящему Указу, [...] с изменениями, вытекающими из создания Государства Израиль и его органов власти». В то время как в области общественного права мандатное законодательство было заменено на новое — израильское, данный Указ оставил в силе турецкое и мандатное законодательства в области частного, гражданского и коммерческого права, что позволило израильским законодателям временно не заниматься вопросами, относящимися к этим сферам. Область частного права, регулирующая отношения между отдельными людьми, не считалась особенно важной в государстве, где доминировала идеология коллективизма. Основатели государства надеялись, что благодаря воспитанию норм коллективизма и подчинения интересов личности интересам общества, конфликты между отдельными частными лицами, характерные для буржуазного общества, не будут иметь определяющего значения в Израиле. Если, тем не менее, отдельные конфликты проявятся, их можно будет разрешить вне рамок юридической системы — в киббуцах, производственных кооперативах, в партиях и т. п.

Число профессиональных юристов в Израиле в то время было невелико, а стоявшие перед ними задачи — очень объемны. Приоритетными считались вопросы, связанные с созданием норм общественного права, а создание юридической базы для разрешения проблем взаимоотношений между людьми отошло на второй план. Лишь в середине 1950-х гг. законодательный отдел Министерства юстиции начал разрабатывать первые законопроекты в области частного права. Отсутствие преемственности в принятии законодательных актов между Кнесетами разных созывов весьма затрудняло законотворческую деятельность в этой сфере. Например, Закон о наследовании и Закон о судебных исполнителях, подготовленные Министерством юстиции в 1950-е гг., несколько раз вносились в Кнесет на голосование в первом чтении, потому что работа предыдущих составов Кнесета заканчивалась еще до того, как Комитет по законодательству и праву успевал завершить обсуждение всех параграфов этих законопроектов. Первые юридические документы в сфере собственности, наследования, заключения сделок и договоров, подготовленные израильскими юристами, были утверждены в качестве законодательных актов в 1962 г. Интенсивный законотворческий процесс в области частного права, который продолжался до начала 1980-х гг., привел к исчезновению османского права из израильской юридической системы, но при этом в нем сохранились многие элементы британского мандатного законодательства.

Процесс отмены действовавшего в Эрец-Исраэль османского и британского законодательства и замены этих законов новыми продолжается и поныне. С течением времени все законы, действующие в Израиле, будут сформулированы в официальной версии на иврите.

Область судопроизводства была одной из немногих сфер общественной жизни, где руководители еврейского ишува в период британского мандата не создали систему учреждений, альтернативную мандатной администрации. В переходный период между принятием решения о разделе Палестины и провозглашением независимости Израиля созданию системы судопроизводства будущего государства также не уделялось должного внимания. Руководство ишува сконцентрировало большую часть усилий на организации исполнительных структур власти и создании боеспособной армии. В Декларации независимости Государства Израиль говорится о законодательной и исполнительной власти, но совершенно не упоминаются судебные органы. В Указе о правилах осуществления власти и судопроизводства также не были определены структура, полномочия и персональный состав судебной системы, в отличие от остальных органов власти. В параграфе 17 этого Указа было лишь сказано: «Пока не издан новый закон о судах, суды на территории государства будут продолжать функционировать в рамках полномочий, предоставленных им законом». Процесс формирования органов исполнительной и законодательной власти занял около трех лет; процесс формирования судебных органов был еще более длительным и продолжался фактически до 1953 г.

Преемственность судебной системы было весьма трудно осуществить в низших инстанциях и абсолютно невозможно провести в жизнь на уровне Верховного суда. Британские мандатные власти оставили после себя запутанную структуру, включавшую суды низшей инстанции (так называемые «мировые суды»), созданные еще турками, Верховный суд, призванный повысить влияние английских судей на всю юридическую систему Палестины, а также окружные суды с не вполне определенными задачами и полномочиями. Около половины судей окружных судов и примерно две трети судей судов низших инстанций были англичанами и арабами. Из семи судей Верховного суда в период британского мандата лишь один был евреем — Г. Фрумкин (см. Фрумкин, семья). Некоторые из судов, в сфере юрисдикции которых находились еврейские поселения, располагались в арабских городах или кварталах, куда еще до вторжения арабских армий евреям не было доступа. Фактически мандатная судебная система распалась еще в последние месяцы мандатного управления, а после создания Государства Израиль она была воссоздана заново.

С конца мая 1948 г. министр юстиции П. Розен подписал целый ряд назначений судей, причем эти назначения получили как судьи, уже работавшие в судах подмандатной Палестины, так и адвокаты и общественные деятели, не имеющие судейского опыта. 30 июня 1948 г. был издан Указ о судах (правила переходного периода), восполнивший пробел, вызванный отсутствием главы о судах в Указе о правилах осуществления власти и судопроизводства. Этот указ уполномочивал министра юстиции предлагать Временному правительству кандидатуры судей для назначения их в Верховный суд после утверждения Временным государственным советом. Тем самым фактически была определена система назначения судей, в соответствии с которой за министром юстиции, подобно лорд-канцлеру в Англии, сохранялось решающее слово в этом вопросе. На основании этой системы в июле того же года были назначены первые пять членов Верховного суда. Еще двое судей были назначены правительством в декабре 1949 г. и в мае 1950 г. по совместной инициативе Верховного суда и министра юстиции и после одобрения их кандидатур Кнесетом. Судьи более низких инстанций до 1953 г. назначались только министром юстиции, но он по своей инициативе стал обсуждать кандидатуры судей с членами комиссии во главе с председателем Верховного суда.

В августе 1953 г. Кнесетом был принят Закон о судьях, устанавливавший, что судьи всех трех инстанций назначаются президентом государства на основании рекомендации комиссии, состоящей из председателя и еще двух членов Верховного суда, двух министров, включая министра юстиции, двух депутатов Кнесета и двух представителей Коллегии адвокатов. Создание комиссии, большинство членов которой были профессиональными юристами, а не политиками, ограничило прямое вмешательство Кнесета и правительства в процесс назначения судей. Таким образом, после 1953 г. профессиональные качества являются определяющим критерием при назначении судей. И этот процесс не связан с партийным или социальным представительством как, например, в США. Закон о судьях также закрепил независимость — как структурную, так и личную, — судей от других органов власти.

Принятие в 1980 г. Кнесетом Закона об основах права в значительной степени освободило израильское законодательство от английского влияния. Закон об основах права предусматривает, что в случае, когда существующее израильское законодательство недостаточно или неприменимо, в своих решениях суд должен руководствоваться принципами свободы, справедливости, равенства и мира в духе наследия народа Израиля.

В настоящее время израильское правосудие основано прежде всего на Основном законе о судопроизводстве, принятом Кнесетом в 1984 г. (с поправками, внесенными в 1992 г.), Законе о судах от 1984 г. (с многочисленными дополнениями и поправками) и Законе об уголовном судопроизводстве (сводная редакция) от 1982 г.

Израильская судебная процедура во многом аналогична принятой в английском суде, с той разницей, что в израильском суде нет присяжных. Слушание дела ведется в форме прений между истцом и ответчиком или (в уголовном процессе) между обвинением и защитой, в то время как судья выносит решение на основании свидетельств и доводов, представленных в ходе слушания. В отличие от английского суда, в израильском суде дающий показания не приводится к присяге (с 1980 г.), однако он официально предупреждается об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

2. Генеральная прокуратура и юридический советник правительства

Согласно Закону об уголовном преследовании от 1982 г., обвинителем по уголовным преступлениям является государство, представленное в суде генеральным прокурором или его уполномоченным. Если генеральный прокурор сочтет, что в каком-либо судебном разбирательстве затрагивается или может быть затронут какой-либо вопрос государственного или общественного права или государственный интерес, он может по собственной инициативе лично или через своего представителя изложить перед судом свою точку зрения. Если государственный служащий или государственное учреждение, либо комиссия, комитет, трибунал и т. п., созданные на основании закона, являются стороной в судебном разбирательстве или как-либо иначе вовлечены в такое разбирательство, их может представлять перед судом генеральный прокурор или его уполномоченный. Генеральный прокурор правомочен возвращать дело, по которому вынесен приговор, на повторное слушание, давать санкции окружному суду на тюремное заключение лиц, отказывающихся выполнить постановление раввинатского суда о гете или халице (см. раздел «Религиозные суды»). Согласие генерального прокурора необходимо для судебного преследования судьи (даяна, мусульманского или друзского кади). В случае правонарушения, совершенного членом Кнесета, генеральный прокурор ходатайствует перед Кнесетом о лишении этого депутата парламентской неприкосновенности в отношении данного правонарушения.

Одна из уникальных особенностей израильской политико-юридической системы состоит в том, что высшим руководителем государственной прокуратуры является юридический советник правительства; именно ему подчинен генеральный прокурор страны. Де-факто (это положение не закреплено в действующем законодательстве) юридический советник правительства выполняет четыре основные функции: отвечает за соблюдение уголовного законодательства; присутствует на заседаниях правительства и высказывает профессиональное мнение о проектах решений, которые правительство намеревается принять; представляет позицию государственных органов в судах; является лицом, уполномоченным выражать интересы общества во всем, что касается функционирования юридической системы страны. Юридический советник правительства также руководит работой юристов, занятых на государственной службе.

И генеральный прокурор, и юридический советник правительства назначаются правительством по рекомендации министра юстиции. В выполнении своих обязанностей они независимы от министра юстиции, правительства или какого-либо иного органа. Если закон требует, чтобы в определенном случае генеральный прокурор провел консультацию с каким-либо должностным лицом или группой лиц, рекомендация последних не связывает генерального прокурора, он принимает собственное решение.

3. Гражданские суды общей юрисдикции

Согласно Основному закону о судопроизводстве от 1984 г., в Израиле действуют гражданские суды трех инстанций: мировой, окружной и Верховный. Для обеспечения независимости судей закон предусматривает, что в отправлении своих судебных полномочий они должны подчиняться только закону. Судьи, избранные Комиссией по выбору судей, остаются на своих постах до достижения ими семидесятилетнего возраста. Кроме исключительных случаев, они не могут быть смещены, а срок их пребывания в должности не может быть продлен. Председатель и заместитель председателя Верховного суда назначаются на должности исключительно исходя из стажа их пребывания в составе членов данного суда, из-за чего политическое лоббирование в пользу той или иной кандидатуры практически заведомо исключено. Председатели и заместители председателей окружных и мировых судов назначаются из числа судей этих судов министром юстиции по согласованию с председателем Верховного суда. Число судей Верховного суда устанавливается постановлением Кнесета, число судей мировых и окружных судов устанавливается решением министра юстиции.

Мировыми судьями могут быть назначены лица, внесенные или имеющие право быть внесенными в список членов Коллегии адвокатов, занимавшиеся адвокатской, судебной или другой юридической деятельностью (включая преподавание права в университете) в общей сложности не менее трех лет. Судьями окружных судов могут быть назначены лица, исполнявшие обязанности мирового судьи не менее четырех лет, либо лица, внесенные или имеющие право быть внесенными в список членов Коллегии адвокатов и занимавшиеся юридической деятельностью в общей сложности не менее шести лет. Судьей Верховного суда правомочно быть лицо, исполнявшее обязанности судьи окружного суда в течение пяти лет, либо лицо, внесенное или имеющее право быть внесенным в список членов Коллегии адвокатов и занимавшееся юридической деятельностью в общей сложности не менее десяти лет, либо лицо, являющееся выдающимся юристом.

Судья может выйти в отставку по собственному желанию, либо быть отстраненным от должности большинством в семь (из девяти) голосов Комиссии по назначению судей или дисциплинарным судом. Дисциплинарный суд судебного ведомства состоит из пяти членов, в т. ч. трех судей Верховного суда (исполняющих обязанности или вышедших на пенсию), назначаемых председателем Верховного суда для слушания данного дела. Жалоба на судью может быть подана министром юстиции по следующим мотивам: неправильные действия судьи, не подобающее положению поведение, незаконное назначение на должность судьи и т. п. Уголовное преследование судьи может быть возбуждено только по решению генерального прокурора.

Как правило, заседания израильского суда — открытые, однако определенное дело может слушаться (полностью или частично) при закрытых дверях. Закрытое слушание предусматривается законом в следующих случаях: в интересах безопасности государства; предотвращения ущерба внешним интересам государства; защиты нравственности; защиты интересов малолетних; защиты интересов сторон по делам о половых преступлениях; в судебном процессе между супругами; в случае, если публичное слушание может вызвать нежелание свидетеля дать показания. Обнародование какого-либо материала о деле, слушающемся за закрытыми дверями, запрещено без специального разрешения суда. Публикации, как и публичные выступления по вопросу, связанному с делом, находящимся в судебном рассмотрении, запрещаются, если они могут оказать влияние на ход процесса или его результаты.

Если между судьями в ходе судебного заседания возникают разногласия, принимается мнение большинства; в случае, если голоса разделяются поровну, решающим является мнение председателя суда, а в уголовном процессе — мнение, которое председательствующий считает более мягким в отношении обвиняемого. При этом Израиль является одной из немногих стран, где даже решение о виновности подозреваемого в совершении преступления, предусматривающее пожизненное заключение (кроме процесса по обвинению нацистского преступника А. Эйхмана в 1961 г., в израильских судах никогда не выносились смертные приговоры), может быть принято простым большинством голосов. Однако сам по себе факт, что решение судей не было единогласным, является достаточной причиной, позволяющей требовать повторного рассмотрения дела судом более высокой инстанции или расширенной коллегией судей, если дело дошло до Верховного суда. Хотя коллегия Верховного суда обычно состоит из трех судей, бывали случаи, когда дело рассматривали девять и даже одиннадцать судей.

Приговоры Верховного и окружных судов регулярно публикуются Коллегией адвокатов; в последние годы они доступны и в электронной форме.

Мировые суды. Учреждение мировых судов, определение территории их юрисдикции, их местопребывание и число судей находятся в компетенции министра юстиции. Юрисдикции мирового суда подлежат дела, наказание по которым не превышает трех лет тюремного заключения. В настоящее время в Израиле действуют тридцать мировых судов: два — в Иерусалимском округе, три — в Тель-Авивском округе, пять — в Хайфском округе, шесть — в Центральном округе, восемь — в Северном округе и шесть — в Южном округе.

Министр юстиции может, проведя консультацию с местными органами власти, учредить местный суд или уполномочить мировой суд заседать в качестве местного суда. Юрисдикции местного суда подлежат правонарушения, подпадающие под статуты муниципалитетов и местных советов и под Закон о планировании и строительстве от 1965 г., а также под вытекающие из них подзаконные акты. Суд по местным делам рассматривается как мировой, и на него распространяется Закон о мировых судах. Местные суды действуют в Иерусалиме, Тель-Авиве, Хайфе, Тель-Авивском и Центральном округах.

Министр юстиции может уполномочить мировой суд заседать в качестве суда по мелким искам. Максимальный размер исков, рассматриваемых в таких судах, устанавливается министром юстиции с одобрения комиссии Кнесета по вопросам конституции, права и судопроизводства.

Решение местного суда может быть обжаловано в окружном суде.

Окружные суды. Министр юстиции правомочен учреждать окружные суды, определять территорию их юрисдикции, их местопребывание и число судей. Юрисдикции окружного суда подлежат преступления, наказуемые продолжительным тюремным заключением, и рассмотрение апелляций на решения мировых судов. В настоящее время в Израиле действуют пять окружных судов: Иерусалимский, Тель-Авивский, Хайфский, Беер-Шевский и Назаретский.

Решения окружных судов могут быть обжалованы в Верховном суде.

Верховный суд. Верховный суд с местопребыванием в Иерусалиме является высшей апелляционной инстанцией в стране. Так как в Израиле нет закона о конституционном суде и не существует конституционного суда как отдельной инстанции в структуре государственной власти, то согласно принятой практике, закрепленной в одной из статей Основного закона о судопроизводстве, согласно Положению, опубликованному в 1984 г. (с последующими исправлениями), функции контроля за доскональным соблюдением законов государственными институтами возложены на Верховный суд, выступающий в таком случае как Высший суд справедливости (БАГАЦ). В начальный период существования государства Высший суд справедливости рассматривал почти исключительно индивидуальные жалобы граждан по поводу нарушения их прав и свобод. С течением времени, однако, в Высший суд справедливости стали подаваться иски о соответствии принятых Кнесетом решений основным законам государства. Так, например, в 1981–1982 гг. Верховный суд дважды отменял принятые Кнесетом законодательные акты как не соответствующие Основному закону о Кнесете. В последние годы подобная практика стала повсеместной; более того, 24 сентября 1997 г. Верховный суд впервые признал одно из положений принятого Кнесетом закона «антиконституционным», чем окончательно утвердил себя в качестве конституционного суда.

В качестве Высшего суда справедливости Верховный суд правомочен: издавать распоряжения об освобождении незаконно задержанных лиц; указывать государственным и местным властям и должностным лицам осуществить или воздержаться от осуществления какого-либо действия в рамках их полномочий; отдавать распоряжение судам низших инстанций (включая религиозные суды) и другим юридическим органам приступить к рассмотрению определенного дела, воздержаться или прекратить рассмотрение такового, а также отменить незаконное судебное решение или предписать пересмотр дела. Действуя в качестве Высшего суда справедливости и рассматривая ежегодно тысячи исков граждан против решений органов государственной и муниципальной власти (по состоянию на 30 сентября 2003 г., в Высшем суде справедливости в очереди на рассмотрение находилось 1819 исков), Верховный суд Израиля внес огромный вклад в утверждение либеральных прав и свобод личности в стране. Такие важные права, как право на свободу печати, право на свободу совести, право на свободу митингов и демонстраций до сих пор не зафиксированы ни в одном из израильских законов. Эти права защищены именно вердиктами Верховного суда, что позволяет оценивать высшую судебную инстанцию страны как основной гарант обеспечения прав и свобод граждан. Доступность Верховного суда, куда может обратиться каждый гражданин Израиля и житель контролируемой израильскими войсками территории, также является важнейшим позитивным фактором. Вместе с тем многие общественные деятели критикуют Высший суд справедливости за его чрезмерный, по их мнению, «судебный активизм» и за вмешательство в вопросы политического и религиозного характера. Норма, устанавливаемая Верховным судом при рассмотрении конкретных дел, является обязательным руководством для судов низших инстанций.

Говоря о деятельности Верховного суда Израиля в качестве Высшего суда справедливости, необходимо отметить четыре особенности. Во-первых, Высший суд справедливости лишен права предварительного конституционного контроля (которым обладают конституционные суды в ряде европейских стран, например, во Франции, в Португалии и в Румынии); иначе говоря, судьи отказываются рассматривать степень легальности того или иного законопроекта, имеющего те или иные шансы быть принятым Кнесетом, пусть даже он и прошел утверждение в предварительном, первом и/или втором чтении. В функции Высшего суда справедливости входит конституционный контроль над уже принятыми законами, а не их предварительный экспертный анализ.

Во-вторых, Верховный суд не наделен функцией «абстрактного контроля», которая подразумевает возможность подачи запроса в суд о конституционности принятых законов и других нормативных актов, независимо от их применения в конкретных правоотношениях. Подобным правом в некоторых странах наделяются высшие органы исполнительной власти в лице, как правило, президента или премьер-министра. Израильский закон не наделяет кого-либо из руководителей законодательной или исполнительной ветвей власти какими-либо особыми полномочиями в вопросах конституционного права, что создает ситуацию, при которой все граждане страны имеют равные права подачи индивидуальной или коллективной конституционной жалобы.

Кроме того, в отличие от полномочий органов конституционного контроля в таких странах, как Франция и Австрия, судьи Верховного суда не могут инициировать рассмотрение вопроса о конституционности тех или иных решений по собственной инициативе. Израильский Высший суд справедливости обладает исключительно правом конкретного (инцидентного) контроля, который предусматривает, что вопрос о конституционности закона или подзаконного акта ставится, рассматривается и решается только в связи с конкретным судебным разбирательством. В этом проявляется третья особенность принятой в Израиле системы: Высший суд справедливости подчиняется принципу «связанной инициативы» — иными словами, он не вправе рассматривать вопрос о конституционности нормативных актов, в том числе законов, по собственной инициативе.

Четвертой структурной особенностью конституционного правосудия в Израиле является то, что в отличие от конституционных судов европейских стран, состав членов Верховного суда Израиля, осуществляющего конституционный надзор, практически не зависит от воли депутатов: в Комиссии по назначению судей, в которую входят девять человек, представлено лишь два члена Кнесета.

Верховный суд Израиля (не в качестве Высшего суда справедливости) не рассматривает никакие, даже самые сложные и важные дела в качестве суда первой инстанции; он также не допрашивает свидетелей. В его полномочия входит исключительно рассмотрение апелляций на решения судов низших инстанций. Он может также, рассмотрев дело, принять решение о проведении повторного судебного разбирательства в суде низшей инстанции.

Церемония открытия Верховного суда состоялась 13 сентября 1948 г., спустя четыре месяца после создания государства. Первыми пятью членами Верховного суда стали утвержденные в 1948 г. Временным государственным советом М. Змора, И. Олшан, С. Асаф, М. Дункельблюм (1889–91) и Ш. З. Хешин (1903–59). В настоящее время в Верховном суде работают четырнадцать судей. Пост председателя Верховного суда Израиля последовательно занимали: М. Змора, И. Олшан, Ш. Агранат, И. Зусман (1910–82), М. Ландой, И. Кахан (1913–85), М. Шамгар и А. Барак. С 2006 г. Верховный суд Израиля возглавляет Дорит Бейниш.

4. Религиозные суды

В Израиле действуют раввинатский, мусульманский, христианский и друзский религиозные суды. Юрисдикция религиозных судов распространяется на вопросы, связанные с личным статусом граждан (брак, развод, алименты, опекунство и т. п.). В ряде вопросов юрисдикция религиозных судов совпадает с юрисдикцией окружных судов. Управление религиозными судами находится в ведении Министерства по делам религий (в настоящее время планируется передача данных полномочий в ведение Министерства юстиции).

Квалификационные данные судей, порядок их назначения, время пребывания в должности, жалованье и вознаграждения регулируются для раввинского суда Законом о даянах от 1955 г., для мусульманского суда — Законом о кади от 1961 г., для друзского суда — Законом о друзских религиозных судах от 1962 г. Постановления этих законов, с соответствующими необходимыми изменениями, аналогичны постановлениям о судьях в сводной редакции Основного закона о судебной системе и Закону о судьях от 1984 г.

Раввинские суды. Согласно Закону о компетенции раввинских судов от 1953 г., еврейский религиозный суд имеет исключительную юрисдикцию в вопросах брака и развода евреев (граждан или жителей Израиля), включая вопросы о выплате алиментов или содержания жене и детям, в исках евреек о халице (см. Левиратный брак и халица) против их деверей. В делах по опекунству, усыновлению, управлению имуществом, наследованию и т. п. компетенция раввинского суда совпадает с таковой окружного суда, куда дело может быть передано по желанию заинтересованных сторон. Раввинские суды имеют исключительную компетенцию в любом вопросе, связанном с устройством и внутренним управлением религиозным имуществом и религиозными пожертвованиями, учрежденными и зарегистрированными в раввинском суде согласно еврейскому праву.

Если, согласно приговору раввинского суда, муж обязан дать развод (гет) жене, или жена обязалась принять гет от мужа, или мужчина обязан дать халицу вдове своего брата, но отказывается выполнить приговор, окружной суд по ходатайству генерального прокурора может привести решение в исполнение путем лишения отказчика свободы, пока тот не согласится выполнить принятое судом постановление.

Мусульманский, христианский и друзский религиозные суды. Исключительной юрисдикции этих судов подлежат все вопросы личного статуса мусульман, христиан и друзов — граждан Израиля, кроме усыновления, правопреемства, завещания и наследства. Во всех этих вопросах компетенция религиозных судов совпадает с таковой окружных судов. Исключительной юрисдикции мусульманских, христианских и друзских судов подлежат вопросы, связанные с управлением культовым имуществом и религиозными пожертвованиями, зарегистрированными в мусульманском, христианском или друзском религиозном суде, или в соответствии с друзским религиозным обычаем.

Если иск по гражданскому состоянию затрагивает лиц различных вероисповеданий, председатель Верховного суда решает, на рассмотрение какого суда передать дело.

5. Суд по трудовым конфликтам

Закон о судах по трудовым конфликтам от 1969 г. установил особую систему судов, состоящую из региональных судов и Национального суда по трудовым конфликтам (в нем работает шесть судей; глава — судья С. Адлер). Наряду с судьями, назначаемыми согласно той же процедуре, что и судьи гражданских судов, в судах по трудовым конфликтам заседают представители наемных работников и работодателей, назначаемые на три года министром юстиции и министром труда по согласованию с профсоюзными организациями и работодателями. Закон требует, чтобы представители общественности, заседающие в Национальном суде по трудовым конфликтам (но не в региональных судах), обладали опытом работы в сфере трудовых соглашений, экономики и т. п., либо были или имели право быть членами Коллегии адвокатов. Закон обеспечивает независимость общественных представителей, предусматривая, что в своей судебной деятельности они подчиняются только закону и что при исполнении своих обязанностей в качестве члена суда по трудовым конфликтам представитель общественности должен руководствоваться своей совестью, а не лояльностью организации, для представления интересов которой он был назначен.

Исключительно окружным судам по трудовым конфликтам (их в настоящее время существует пять) подсудны тяжбы между работником и работодателем (кроме дел, подпадающих под Закон о гражданских правонарушениях); конфликты по вопросам толкования, выполнения или невыполнения коллективного договора; дела, относящиеся к льготам, согласно Закону о льготах на государственной службе от 1970 г., и искам, согласно Закону о национальном страховании, и т. п.

Юрисдикции Национального суда подлежат конфликты по поводу коллективных договоров, не относящиеся к ведению региональных судов, конфликты между организациями работодателей либо между организациями наемных работников по вопросам трудовых отношений, апелляции на решения врачебно-трудовых комиссий, а также рассмотрение апелляций на решения региональных судов.

6. Транспортные суды

Транспортные судьи назначаются Комиссией по назначению судей, и их число устанавливается министром юстиции по согласованию с министром транспорта. Кандидатами на пост транспортных судей могут быть лица, внесенные или имеющие право быть внесенными в список членов Коллегии адвокатов, компетенция которых в области транспортных вопросов признана Комиссией достаточной для слушания дел о транспортных правонарушениях.

Юрисдикции транспортных судей подлежат правонарушения, перечисленные в Законе о дорожном транспорте и вытекающих из него подзаконных актах, Законе о страховании автомашин и т. п. В отношении правонарушений, находящихся в компетенции транспортного судьи, он располагает статусом и полномочиями мирового судьи. Существование транспортных судей не умаляет полномочий других судей в разборе транспортных правонарушений.

7. Арбитраж

Согласно Закону об арбитраже от 1969 г., арбитражный договор определяется как письменное соглашение о направлении на арбитраж конфликта, возникшего между договаривающимися сторонами или могущего возникнуть между ними в будущем, независимо от того, указан или нет в договоре арбитр. Если арбитр не назначен в арбитражном договоре, суд по ходатайству одной из сторон может назначить арбитра. Арбитр, согласившийся на свое назначение, обязан быть лояльным по отношению к обеим сторонам, в противном случае пострадавшая сторона может потребовать компенсацию, причитающуюся за нарушение договора. Суд может отстранить арбитра, если обнаружилось, что он недостоин доверия сторон, либо его поведение в ходе арбитража влечет задержку в отправлении правосудия, либо он не способен выполнять возложенные на него обязанности. Услуги арбитра и покрытие его расходов оплачиваются тяжущимися сторонами, если из арбитражного договора не следует иное.

По ходатайству одной из сторон суд может утвердить арбитражное решение, которое в этом случае во всех отношениях, за исключением апелляции, рассматривается как постановление суда.

8. Комиссии по расследованию

Согласно Закону о комиссии по расследованию от 1968 г. (сменившему аналогичный мандатный закон от 1921 г.), правительство может принять решение о создании специальной юридической комиссии для расследования определенного вопроса или комплекса вопросов. В случае такого решения правительство должно уведомить об этом председателя Верховного суда, который назначает председателя комиссии. Членами комиссий, каждая из которых создается специально для рассмотрения и изучения конкретного, заранее сформулированного вопроса, являются судьи Верховного или окружного суда, общественные деятели, отставные военные и дипломаты, профессора. Сообщение об учреждении комиссии по расследованию, о предмете расследования и список членов комиссии публикуется в «Ведомостях», если правительство, с одобрения комиссии Кнесета по иностранных делам и обороне, не постановляет засекретить создание такой комиссии.

Председатель комиссии по расследованию обладает полномочием вызвать любое лицо для дачи показаний и потребовать от него передать комиссии документы или другие вещественные доказательства, которыми это лицо располагает. Показания, данные перед комиссией, равно как и отчет комиссии, не служат свидетельством в судебном разбирательстве. В случае, если комиссия придет к заключению, что некоему лицу может быть нанесен ущерб расследованием или его результатами, председатель комиссии обязан уведомить это лицо, предоставив ему (или его адвокату) возможность ознакомиться с порочащим его материалом. Лицо, уведомленное таким образом, может либо лично посещать заседания комиссии, либо назначить адвоката делать заявления перед комиссией и допрашивать свидетелей.

Как правило, комиссия заседает публично, однако она может принять решение о проведении части или всех своих заседаний при закрытых дверях, если сочтет это необходимым в целях безопасности государства, во избежание ущерба международным отношениям страны, для ограждения интересов какого-либо лица и т. п. По завершении работы комиссия представляет правительству отчет о результатах расследования и, если находит необходимым, рекомендации для исправления положения. Отчет комиссии публикуется полностью, если комиссия по той или иной причине не решает воздержаться от его публикации или публикации некоторых его частей.

За всю историю Государства Израиль государственные комиссии создавались крайне редко, но их отчеты всегда оказывали огромное влияние на политическую жизнь страны. Достаточно вспомнить общественный резонанс, который вызвали обнародованные отчеты созданной после Войны Судного дня (1973 г.) государственной комиссии во главе с судьей Ш. Агранатом или Государственной комиссии во главе с судьей И. Каханом, созданной после событий в Сабре и Шатиле (1982 г.). В последние годы наибольшую известность получили государственная комиссия во главе с судьей М. Шамгаром, созданная после убийства И. Рабина (1995 г.) и комиссия во главе с судьей Т. Ором, расследовавшая столкновения между силами полиции и арабскими демонстрантами в октябре 2000 г.

9. Адвокатура и нотариат

В 1962 г., согласно соответствующему закону от 1961 г., в Израиле была учреждена Коллегия адвокатов. Назначение Коллегии — забота о профессиональном уровне и профессиональной этике израильских адвокатов. С этой целью Коллегия осуществляет регистрацию, контроль и проверку адвокатов-стажеров и выдачу лицензий на адвокатскую практику. Коллегия имеет дисциплинарные суды для адвокатов и стажеров. Для занятия адвокатской деятельностью требуется юридическое образование и прохождение двухлетнего стажа под руководством члена Коллегии (утвержденного ею в качестве главы адвокатской конторы или судьи), а также экзамен на прием в члены Коллегии.

Следующие действия предусматриваются только для профессионального адвоката и не могут совершаться лицом, не являющимся адвокатом: представительство другого лица и совершение любого действия от его имени перед любым судом, юридическим лицом, любым исполнительным органом, перед бюро по регистрации земельной собственности и т. п. Любое лицо, давшее адвокату полномочия поверенного, имеет право быть представленным им перед любыми государственными и местными органами или другим лицом (или группой лиц), выполняющими публичные функции согласно закону.

В отношении профессиональной этики закон предусматривает, что адвокат должен хранить честь адвокатской профессии, быть лояльным по отношению к своему клиенту и помогать суду осуществлять правосудие. По состоянию на июнь 2003 г., численность зарегистрированных в Коллегии адвокатов составила 29 154 человека, из них 1787 человек были приняты в Коллегию на протяжении предшествующего года.

Согласно Закону о нотариусах от 1976 г., лицензия на занятие нотариатом выдается Комитетом по выдаче лицензий на занятие адвокатурой, состоящим из семи членов, которые назначаются министром юстиции (двое по рекомендации Коллегии адвокатов, не менее двух представителей общественности, один юрист на государственной службе и по меньшей мере один нотариус). Постановления закона в отношении профессиональной этики нотариуса аналогичны таковым в отношении адвокатов.

См. Израиль
См. Государство Израиль

 СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ > Государственное устройство
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 
Заседание Верховного суда. Слева направо: судьи Д. Левин, А. Барак и Т. Ор. 1992 г. Фото К. Зива. Государственное бюро печати. Израиль.

Заседание Верховного суда. Слева направо: судьи Д. Левин, А. Барак и Т. Ор. 1992 г. Фото К. Зива. Государственное бюро печати. Израиль.
 
Судьи И. Раве, Б. Халеви и М. Ландой во время процесса над А. Эйхманом в Иерусалиме. 1961 г. Государственное бюро печати. Израиль.

Судьи И. Раве, Б. Халеви и М. Ландой во время процесса над А. Эйхманом в Иерусалиме. 1961 г. Государственное бюро печати. Израиль.
 
Судьи Иерусалимского окружного суда направляются на церемонию инаугурации первого президента Израиля Х. Вейцмана. 1949 г. Фото М. Хуго. Государственное бюро печати. Израиль.

Судьи Иерусалимского окружного суда направляются на церемонию инаугурации первого президента Израиля Х. Вейцмана. 1949 г. Фото М. Хуго. Государственное бюро печати. Израиль.
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Государство Израиль. Государственное устройство Государство Израиль. Политическая жизнь, партии следующая статья по алфавиту