главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Десять заповедей. Электронная еврейская энциклопедия

Десять заповедей

КЕЭ, том 2, кол. 336–342
Опубликовано: 1982

ДЕ́СЯТЬ ЗА́ПОВЕДЕЙ (Декалог), десять основных предписаний иудаизма. В Торе (Пятикнижии) Десять заповедей названы асерет ха-дварим (עֲשֶׂרֶת הַדְּבָרִים, буквально `десять слов`; Исх. 34:28; Втор. 4:13; 10:4), в раввинистической литературе (Талмуд и другие источники) — термином асерет ха-дибброт (עֲשֶׂרֶת הַדִּבְּרוֹת, буквально `десять речений`; Шаб. 86б и многие другие), который вошел в современный иврит, или просто дибброт (БК. 54б).

Провозглашение Десяти заповедей. Согласно Библии, Десять заповедей были провозглашены Богом на горе Синай перед народом Израиля в третий месяц после Исхода из Египта (Исх. 19:1) и начертаны Им на каменных скрижалях Завета (Исх. 31:18; Втор. 9:10). Согласно Аггаде, датой провозглашения Десяти заповедей является суббота, приходившаяся на шестой день третьего месяца (Шаб. 86б). В союзе (см. Завет), заключенном между народом Израиля и Богом, Десять заповедей являются основой еврейского религиозного миропонимания. Следование им вменено Богом в обязанность каждому человеку, на которого распространяется действие союза.

Единственное в библейских сказаниях явление Бога всему народу описано в Библии дважды. В книге Исход (19:16, 18–19; 20:15) рассказывается непосредственно об этом событии и связанных с ним знамениях. Сошествию Бога на гору Синай, куда по Его велению поднялся Моисей для получения завета, сопутствуют громы, молнии, облако дыма, трубный звук; Он сходит на гору в огне. Во Второзаконии (4:11–12; 5:19–24) описание этого события приводится как рассказ Моисея; из знамений упоминаются лишь облака и мгла, сквозь которые Бог говорил из восходящего до небес огня. По одной из библейских версий (Исх. 19:9; Втор. 4:12), Бог возвещал заповеди Моисею, а народ слышал Его слова; по другой (Втор. 5:5) — Моисей передавал народу слова Бога; по третьей (Исх. 20:16; Втор. 5:4) — Бог обращался непосредственно к народу.

Версии Десяти заповедей. В Торе Десять заповедей содержатся в двух версиях (Исх. 20:2–14 и Втор. 5:6–18). Их переводы приводятся ниже, частью в виде сводного текста, в котором незначительные расхождения между версиями отмечены в скобках, а частью как параллельные тексты, в которых несовпадения выделены жирным шрифтом.

 ИсходВторозаконие
1Я, Яхве, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства (Исх. 20:2; Втор. 5:6).
2Да не будет у тебя других богов помимо Меня. Не делай себе изваяния (Исх. — и) никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в водах, под землею. Не поклоняйся им и не служи им, ибо я Яхве, Бог твой, Бог ревнитель, взыскивающий за грех отцов с детей (Втор. — и) с третьего и четвертого рода у ненавистников Моих, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои (Исх. 20:3–6; Втор. 5:7–10).
3Не произноси имени Яхве, Бога твоего, всуе, ибо не пощадит Яхве того, кто произнесет имя Его всуе (Исх. 20:7; Втор. 5:11).
4Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай и делай всякое дело твое, а день седьмой — суббота Яхве, Богу твоему: не делай никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни скот твой, ни пришелец в селениях твоих. Ибо в шесть дней создал Яхве небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой отдыхал; посему благословил Яхве день субботний и освятил его (Исх. 20:8–11).Соблюдай день субботний, чтобы святить его, как заповедал тебе Яхве, Бог твой. Шесть дней работай и делай всякое дело твое, а день седьмой суббота Яхве, Богу твоему: не делай никакого дела, ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, и ни раб твой, ни рабыня твоя, ни вол твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец в селениях твоих, дабы отдохнул раб твой и рабыня твоя, как ты. И помни, что ты был рабом в земле Египетской, но Яхве, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою мощною и дланью простертою; потому и заповедал тебе Яхве, Бог твой, отправлять день субботний (Втор. 5:12–15).
5Чти отца твоего и мать твою, дабы продлились дни твои на земле, которую Яхве, Бог твой, дает тебе (Исх. 20:12).Чти отца твоего и мать твою, как заповедал тебе Яхве, Бог твой, дабы продлились дни твои, и дабы хорошо было тебе на земле, которую Яхве, Бог твой, дает тебе (Втор. 5:16).
6Не убивай;
7(Втор. — И) Не прелюбодействуй;
8(Втор. — И) Не кради;
9Не свидетельствуй ложно о ближнем твоем (Исх. 20:13).И не свидетельствуй напраслину о ближнем твоем (Втор. 5:17).
10Не вожделей дома ближнего твоего; не вожделей жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всего, что у ближнего твоего (Исх. 20:14).И не вожделей жены ближнего твоего, и не возжелай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всего, что у ближнего твоего (Втор. 5:18).

Десять заповедей у самаритян отличаются главным образом тем, что стих «Я, Яхве, Бог твой, который вывел тебя... из дома рабства», не включается ими в Декалог, а Десятой заповедью они считают имеющееся в их Пятикнижии предписание обнародовать Десять заповедей на священной для них горе Гризим. Версия Десяти заповедей, почти идентичная тексту в книге Исход, содержится (вместе с непосредственно следующим за ним текстом Шма) в написанном на иврите так называемом папирусе Нэша (приблизительно 2 в. до н. э.), обнаруженном в Египте около 1900 г. и опубликованном в 1903 г. С. А. Куком. Пергамент с версией Десяти заповедей, близкой к тексту во Второзаконии, был найден в тфиллин 1 в. до н. э. из Кумрана, исследованном И. Ядином в 1968 г.

Разделение текстов на десять предписаний. В талмудической и более поздней раввинистической литературе мнения относительно деления рассматриваемых текстов на десять «слов» или параграфов расходятся. Некоторые авторитеты считают, что первой заповедью является запрет идолопоклонства, то есть те пять стихов, в которых, в отличие от последующего текста Десяти заповедей, слова Бога приведены от первого лица (Исх. 20:2–6; Втор. 5:6–10). При этом первый стих («Я, Яхве, Бог твой...») трактуется ими как введение к тексту данного запрета, а ради сохранения числа предписаний (десять) они делят стих, в котором приводится запрет вожделения (Исх. 20:14; Втор. 5:18), на две заповеди. Другие авторитеты объединяют в первую заповедь только первый стих и предписание, запрещающее многобожие (Исх. 20:2–3; Втор. 5:6–7), считая второй заповедью запрет изображений (Исх. 20:4–6; Втор. 5:8–10), третьей — запрещение упоминать имя Бога всуе, и т. д.

Принятое традицией деление считает вводный стих отдельной, первой заповедью, а не просто декларативным вступлением, поскольку на этой заповеди зиждется постулат веры в Бога и ею обосновываются последующие предписания. Такой взгляд отстаивает Маймонид (Сефер ха-мицвот, раздел Мицвот асе 1; Майм. Яд., Хилхот иесодей ха-Тора 1:6). В настоящей статье мы придерживаемся традиционной системы деления.

Объяснение расхождений в версиях Десяти заповедей. Несовпадения в текстах Десяти заповедей (различное начертание одних и тех же слов, замена одних слов и выражений другими, различия в их расположении в параллельных стихах и, в первую очередь, расширенная формулировка и различная мотивировка отдельных заповедей) должны были занимать законоучителей Талмуда в силу особой святости текста, диктующего буквальную точность его повторений. Однако, признав обе версии в равной мере Божественными по происхождению и идентичными по содержанию, эти законоучители ограничились толкованием лишь двух случаев разночтения. В заповеди о субботе, несмотря на то, что в Исходе (20:11) она получает теологическое обоснование, а во Второзаконии (5:15) — национально-историческое, талмудическая литература останавливается только на несходстве начальных слов («помни» и «соблюдай») и примиряет его утверждением, что оба эти слова были чудесным образом произнесены единым речением (бе-диббур эхад; Шву. 20б; РхШ. 27а). Второе толкование касается отсутствия в версии Исхода фразы «и дабы хорошо было тебе» в заповеди о почитании родителей. По мнению талмудических ученых, эти слова не были начертаны на первых скрижалях завета, так как им было суждено быть разбитыми Моисеем (БК. 55а). Са‘адия Гаон принимает это предположение как объяснение всех расхождений в версиях Десяти заповедей и считает, что версия в книге Исход была начертана на первой паре скрижалей, а Второзакония — на второй. Аврахам Ибн Эзра, детально обсуждая эту проблему, предлагает рационалистическое решение: обе версии по сути идентичны, несмотря на лингвистические различия, часто встречающиеся в книгах Библии (комментарий к Исх. 20:1).

В первой половине 20 в. У. Кассуто выдвинул другое объяснение несходства версий Десяти заповедей. Указав, что текст заповедей во Второзаконии представляет собой пересказ Моисеем предписаний, провозглашенных за сорок лет до того, Кассуто считает вполне естественным, что такое повторение отличается от первоначальной формулировки.

Библейская критика объясняет расхождения в версиях Десяти заповедей предположением, что они восходят к разным периодам редакции книг Исход и Второзаконие, однако датировка этих периодов остается предметом разногласий.

Датировка версий Десяти заповедей. В библейский рассказ о вторичном начертании скрижалей включен текст десяти сугубо культовых предписаний (Исх. 34:10–27), тоже названных заветом. Сторонники школы Ю. Вельхаузена определяют их как «культовый Декалог» (в отличие от Десяти заповедей — «этического Декалога») и считают более ранними, полагая, что культовые установления предшествовали этическим. Основываясь на этом и на доводах историко-религиозного и историко-культурного характера, некоторые последователи Вельхаузена полагали, что текст Десяти заповедей в книге Исход был составлен в 9 в. до н. э., а текст Второзакония, в котором ярче выступает этический элемент (особенно — в заповеди о субботнем отдыхе), — в 7 в. до н. э. Другие исследователи относят эти версии к еще более позднему времени, но датируют их в обратном порядке: текст Второзакония — началом 6 в. до н. э., а Исхода — серединой 5 в. до н. э. Однако в последнее время начинает преобладать мнение, что в основном содержании Десяти заповедей нет ничего, что не могло быть сформулировано уже в эпоху исхода из Египта. Современная школа библейской критики считает, что первоначально Десять заповедей были выражены в форме кратких повелений («Я, Яхве, Бог твой», «Да не будет у тебя других богов помимо Меня», «Не делай себе изваяния» и т. п.), форма же, зафиксированная в книгах Исход и Второзаконие, была придана им впоследствии редакторами этих книг.

Десять заповедей в литургии. Чтение Десяти заповедей в эпоху Второго храма было составной частью ежедневного храмового богослужения (Там. 5:1), но впоследствии было отменено (Бр. 12а) и изъято из канонизированной литургии. Однако в диаспоре (по крайней мере, в египетской) Десять заповедей вместе с Шма, очевидно, еще довольно долго входили в состав ежедневного богослужения, о чем свидетельствует папирус Нэша (см. выше).

Публичное чтение Десяти заповедей в настоящее время происходит трижды в году: в две субботы, на которые приходится чтение разделов Итро (Исх. 18–20) и Ва-этханан (Втор. от 3:23 по 7:11) Торы, а также в праздник Шаву‘от, принятый традицией как день дарования Торы. Чтение Десяти заповедей молящиеся всегда слушают стоя. Во многих реформистских общинах (см. Реформизм в иудаизме) мальчики и девочки, достигшие возраста бар-мицва и бат-мицва, читают Десять заповедей перед раскрытым Ковчегом завета в знак приобщения к традициям иудаизма.

Универсальность Десяти заповедей. Хотя Галаха не выделяет соблюдение Десяти заповедей из ряда других мицвот Торы, в Аггаде, еврейской философии и литургической поэзии запечатлено благоговение, с которым народ относился к словам, произнесенным, согласно традиции, Господом во всеуслышание. Не только особая святость Десяти заповедей в сознании народа, но и то, что они были первым кодексом законов, данным выходцам из Египта вскоре после освобождения от рабства, а также гармоничное сочетание в них культовых и этических предписаний создали в последние десятилетия эпохи Второго храма представление, что Десять заповедей обладают всеобъемлющим значением, выходящим за пределы их буквального смысла. Мысль о том, что они являются основой для всех 613 мицвот, впервые, по-видимому, изложил Филон Александрийский в первой половине 1 в. н. э. в теолого-философском труде «О Декалоге». Стремясь доказать, что все, предписанное Торой, принципиально содержится уже в Десяти заповедях, он классифицирует по ним все законодательство Моисея. Во 2 в. н. э. эту же мысль метафорически сформулировал танна (см. Таннаи) рабби Ханания, племянник рабби Иехошуа: «Все тонкости и детали Торы были начертаны [на скрижалях завета] между заповедями» (ТИ. Шк. 6:1; ТИ. Сота 8:3; Песнь Р. 5:14 п. 2). В 10 в. Са‘адия Гаон написал пиют для литургии Шаву‘от «Анохи эш охла» («Я — огонь всепожирающий»), в котором сводит все 613 мицвот к Десяти заповедям. Тем не менее Десять заповедей никогда не считались символом веры евреев, сущностью всего иудаизма.

Место Десяти заповедей в христианском учении отмечено уже в Новом завете (Матф. 19:18–19; Рим. 13:9). Первые отцы церкви считали, что эти заповеди были известны человечеству еще до провозглашения их на Синае. Представители средневековой христианской схоластики Фома Аквинский и Бонавентура подчеркивали, что Десять заповедей являются неотъемлемой частью естественного порядка вещей и были даны людям, чтобы напомнить им забытое из-за первородного греха (см. Адам). Начиная с 13 в., Десять заповедей занимают центральное место в литературе о догматах христианства. Следуя примеру М. Лютера и Ж. Кальвина (см. Кальвинизм), различные протестантские течения отводили Десяти заповедям первенствующую роль в изложении основ христианской морали. Тридентский собор (1545–63) грозил отлучением от церкви тем, кто утверждает, что Десять заповедей не обязывают христиан. Об их универсальном значении писал Э. Ренан: «Десять заповедей — это достояние всех народов мира, и они вовек останутся заветом Божьим».

Десять заповедей оказали огромное влияние на метафизические воззрения и нравственные устои значительной части человеческого общества. Несмотря на то, что они, как и другие библейские тексты, создавались на фоне древних культур Ближнего Востока, они не сравнимы ни с одним из известных истории ранних сводов теологических и этических учений. Десять заповедей являются единственным в своем роде кодексом всеобъемлющих истин и принципов, положенных в основу монотеизма, естественного права и этики. В Десяти заповедях заложены не только основы философских и теологических концепций о трансцендентной сущности Бога и Его всемогуществе, о воздаянии и каре, но и идеи равенства, гуманности и морально-этических обязанностей человека.

 ИУДАИЗМ > Заповеди и предписания
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Десять дней покаяния десять колен Израилевых следующая статья по алфавиту