главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
гебраистика. Электронная еврейская энциклопедия

гебраистика

КЕЭ, том 2, кол. 46–57
Опубликовано: 1982

ГЕБРАИ́СТИКА, комплекс филологических дисциплин, занимающихся исследованием языка иврит и текстов на нем. До начала 16 в. авторами лингвистических сочинений о языке иврит были почти исключительно евреи, опиравшиеся в своих исследованиях на масоретский (см. Масора) текст Библии и применявшие методы арабских грамматиков.


Исследование языка иврит возникло на базе масоретских комментариев и библейской экзегезы, содержавшихся в Талмуде и мидрашах. Выделение лингвистических исследований иврита в самостоятельную дисциплину относят обычно к началу 10 в., последние годы которого принято считать концом начального периода гебраистики. Труды Са‘адии Гаона «Эгрон» («Собрание слов») и «Кутуб ал-луга» («Книги о языке») являются первыми лингвистическими трудами, посвященными языку иврит; первый — лексикографии, а второй — грамматике.

Караимский (см. Караимы) экзегет Иефет бен Али ха-Леви (вторая половина 10 в.) оставил ценные замечания по грамматике и лексикографии языка иврит, а также комментарий к книге Хошеа с приложением глоссария ивритских слов. В его сочинениях впервые появляется термин дикдук (грамматика). Его современник Иосеф бен Hoax (Абу Якуб Юсуф ибн Нух) также написал сочинение по грамматике, которое цитировал впоследствии Абу-л-Фарадж Харун ибн ал-Фарадж (11 в.; см. ниже). Во второй четверти 10 в. Иехуда ибн Курайш (конец 9 в. – 10 в.) предпринял первую систематическую попытку сравнительного изучения библейской лексики, лексики иврита Мишны и Талмуда и арабской лексики. Приблизительно в то же время Дунаш ибн Тамим (родился, по-видимому, в 890 г. – умер после 955 г.) исследовал тесную связь между лексикой иврита и арабским языком с целью доказательства большей древности первого. В середине 10 в. Давид бен Аврахам Алфаси составил на арабском языке первый толковый словарь иврита и библейского арамейского, известный как «Китаб джами‘ ал-Алфаз». В третьей четверти того же века Менахем Ибн Сарук написал «Махберет» («Тетрадь») — первый иврит-арамейский толковый словарь на иврите и одновременно первое произведение по гебраистике, сочинение лингвистического характера, созданное в еврейской Испании. Толкования Ибн Сарука вызвали оживленную полемику. Главным оппонентом Ибн Сарука выступал Дунаш бен Лабрат, написавший, как полагают, также критический разбор труда Са’адии Гаона. В споре принимали участие также ученики Ибн Сарука и Дунаша бен Лабрата.

Труды еврейских грамматиков и лексикографов, писавших на арабском языке, получили широкое распространение в 11 в. Независимо от согласия или несогласия с их основными положениями, они широко использовались и цитировались. На Востоке они служили образцом для грамматиков и лексикографов первой половины 11 в. (как караимов — Абу-л-Фарадж и др., так и раббанитов — Хай бен Шрира). Абу-л-Фарадж, караимский грамматик и лексикограф, воспринял почерпнутую в арабских источниках греческую теорию языка как продукта соглашения, управляемого законами логики. Он полагал, что в основе всех форм ивритского глагола лежит инфинитив. Абу-л-Фарадж осуществил подробное исследование частиц иврита, а также явился пионером сравнительного исследования грамматики арамейского языка Библии и грамматики иврита. Однако в середине 12 в., в связи с перемещением центров еврейства из стран ислама в страны христианской Европы, труды еврейских грамматиков и лексикографов, написанные на арабском языке, постепенно были забыты. Труды по гебраистике, написанные на иврите (например «Махберет» Ибн Сарука), продолжали оказывать влияние на евреев Италии, Северной Франции и Германии до конца 12 в.

Период интенсивного развития еврейской гебраистики, начавшийся в конце 10 в., продолжался до середины 12 в. Большинство произведений этого периода написано в Испании на арабском языке. В них было завершено описание библейского иврита как с лексической, так и грамматической точек зрения. Начало нового периода в истории гебраистики ознаменовали написанные на рубеже 10–11 вв. два труда Иехуды бен Давида Хаюджа, в которых был установлен принцип трехбуквенности еврейских корней, сыгравший огромную роль в развитии гебраистики.

Все выдающиеся еврейские грамматики 11 в. находились под влиянием этих трудов, явившихся предметом плодотворных споров. Иона Ибн Джанах завершил в своем труде «Китаб ал-мусталхак» («Книга дополнения») дело, начатое Хаюджем. В некоторых случаях он расходился со своими предшественниками и предлагал собственные решения. В 40-х гг. 11 в. Ибн Джанах и Шмуэль ха-Нагид написали свои основополагающие труды по гебраистике. Шмуэль ха-Нагид написал «Китаб ал-истигна» («Книга довольствования») — словарь библейского иврита, являющийся во многих отношениях вершиной его лексикографии. Этот труд был утерян, за исключением нескольких небольших фрагментов. Ибн Джанах предпринял попытку полного описания библейского иврита в труде «Китаб ат-танки» («Книга тонких исследований»; в переводе на иврит «Сефер ха-дикдук» — «Книга грамматики»). По объему и глубине этот труд не знает себе равных во всей средневековой лингвистической литературе, посвященной ивриту. Труд Ибн Джанаха — первое полностью сохранившееся произведение средневековой еврейской гебраистики — состоит из двух частей, посвященных соответственно грамматике и лексике иврита. Многие из толкований Ибн Джанаха вызвали возражения Шмуэля ха-Нагида, образующие вместе с контраргументами Ибн Джанаха богатую полемическую литературу, которая немало способствовала углубленному изучению грамматического строя языка иврит. Отголоски этой полемики слышны в труде Меира бен Давида «Хасагат ха-хасага» («Возражение на возражение», вторая половина 13 в.), в котором автор защищает Хаюджа от критики Ибн Джанаха. Эта полемическая литература отражает, по-видимому, многочисленные устные споры между еврейскими грамматиками Испании в первой половине 11 в., споры, в которых углублялось и приобретало утонченность знание языка иврит. Грамматический анализ и словарные дефиниции, заимствованные из трудов Хаюджа, Ибн Джанаха и Шмуэля ха-Нагида, использовались и в некоторых комментариях к Библии во второй половине 11 в.

Был написан также ряд монографий на лингвистические темы, авторы которых стремились углубить идеи своих предшественников. В третьей четверти 11 в. Моше бен Шмуэль Гикатила написал монографию о грамматической категории рода, основанную на положениях книги Ибн Джанаха. Он перевел на иврит с арабского грамматические сочинения Хаюджа, сопроводив их дополнениями и комментариями. Этот труд способствовал развитию гебраистики в кругах, чуждых арабско-еврейской культуре. В конце третьей четверти 11 в. Иехуда ибн Бал‘ам предпринял попытку исчерпывающего описания частиц языка иврит в книге «Китаб хуруф ал-ма‘ан» (на иврите «Отийот ха-‘иньяним» — «Значимые частицы»). Он написал также труд об именных глаголах «Китаб ал-аф‘ал ал муштакка мин ал-асма» (на иврите «Ха-пе‘алим ха-нигзарим мин ха-шемот» — «Книга глаголов, производных от имен существительных») и «Китаб ат-таджнис» («Книга омонимов»). Ему приписывалось также сочинение о масоретских правилах огласовки и ударений. В последней четверти того же века Ицхак Ибн Барун (умер в 1128 г.) написал книгу «Китаб ал-мувазана байн ал-луга ал-‘ибрания ва-ал-луга ал-‘арабия» («Книга сопоставления еврейского и арабского языков»), которая по сей день остается наиболее полным и глубоким сравнительным исследованием этих языков. Ибн Барун впервые занялся сравнением не только корней, но и грамматических форм иврита и арабского языка.

Период распространения. С середины 12 в. изучение языка иврит распространяется за пределы стран арабской культуры. Появляются оригинальные либо переводные произведения по гебраистике на иврите. Среди еврейских гебраистов 12 в. наиболее известны: Абу-л-Хасан (Аврахам бен Меир ибн Камниэль), который разработал мнемоническое правило об 11 служебных буквах еврейского алфавита; Менахем бен Шломо (вторая половина 12 в.), автор сочинения «Эвен бохан» («Пробный камень»), в котором рассматривал грамматику иврита, и, в особенности, Аврахам Ибн Эзра — автор ряда лингвистических трудов, сыгравших большую роль в развитии гебраистики среди евреев христианских стран, а впоследствии оказавших сильное влияние на христианских гебраистов.

После Ибн Эзры наибольший вклад в развитие гебраистики внесли Иосеф Кимхи (см. Кимхи, семья) и его сыновья Моше (см. Кимхи, семья) и Давид (см. Кимхи, семья). Они ввели понятие о долгих и кратких гласных. Популярность сочинений братьев Кимхи в значительной мере обусловливалась тем, что они были написаны в форме методических руководств, а не теоретических исследований. Из других гебраистов 12–13 вв. заслуживают упоминания Шломо Ибн Пархон, ученик Аврахама Ибн Эзры и автор словаря иврита «Махберет ха-‘apyx» («Словарная тетрадь»), к которому был приложен грамматический очерк; Моше бен Ицхак бен ха-Несиа из Лондона (13 в.), составивший грамматику иврита «Лешон леммудим» («Язык мудрых») в виде приложения к своему словарю «Сефер ха-шохам» («Оникс»; шохам — анаграмма имени Моше), первому лингвистическому труду, написанному франко-германским евреем на основе теоретических положений испанской школы. Моше бен Иом-Тов из Лондона (Моше ха-Накдан; умер в 1268 г.) написал труд об огласовке ивритских слов «Сефер ха-никкуд» («Книга об огласовке»), а Я‘аков бен Меир Там — сочинение о споре Дунаша бен Лабрата с Менахемом Ибн Саруком (см. выше).

Период застоя. Грамматические и лексикографические сочинения 13–14 вв. не менее многочисленны, чем сочинения предшествующего периода, однако они редко отличаются самостоятельностью и находятся под почти исключительным влиянием последних. Особое влияние приобрел в этот период труд Давида Кимхи — «Сефер михлол» («Книга совокупности»), ставший наиболее авторитетным источником для исследователей лексики и грамматики иврита, независимо от того, разделяли ли они целиком теоретические положения Кимхи или относились к ним критически. Большинство книг этого периода представляет собой частичную адаптацию более ранних источников и преследует чисто практические цели. Оригинальным вкладом этого периода в гебраистику являются исследования правил ивритской просодии и риторики. Продолжается работа лексикографов: составляются словари постбиблейского иврита. В этой области выделяются труды Элияху Левиты «Тишби» — частичный словарь талмудического и постталмудического иврита — и «Метургеман» («Переводчик») — словарь арамейского языка переводов Библии (см. Таргум). Составляются первые словари синонимов: «Хотам тохнит» Аврахама Бедерси (вторая половина 13 в.) и «Охел мо‘эд» («Скиния») Шломо бен Аврахама из Урбино (1480).

В 15 в. в Провансе Ицхак Натан бен Калонимус (первая половина 15 в.) написал первую конкорданцию библейского иврита «Меир натив» («Освещающий тропу»). В начале 15 в. Иехиэль из Италии составил первый трехъязычный иврит-итальяно-арабский словарь «Макре дардекей» («Чтение для малолетних»). Наибольшее число лингвистических трудов этого периода отказывается от механистических принципов книги «Михлол» и снова обращается к теоретическим проблемам. Эта тенденция намечается уже в сохранившихся фрагментах труда Нетан’эля из Йемена, которые относятся к 12 в. (?), и явственно проявляется в книге «Ретукот кесеф» («Серебряные цепи») Иосефа Ибн Каспи (1279–1340). Самым ярким проявлением этой тенденции является труд Профиата Дурана «Ма‘асе эфод» (1403), в котором содержится критика книги «Михлол», представляющая собой как бы диалектическое возвращение к идеям Ибн Джанаха. К этому периоду относится также начало влияния латинской лингвистики на еврейскую гебраистику. Аврахам бен Меир де Балмес (родился, по-видимому, в 1440 г. – умер в 1523 г.) в труде «Микне Аврам» («Достояние Авраама», 1523) пытается применить к описанию языка иврит идеи латинских грамматиков. Вместе с книгой П. Дурана этот труд открывает новую главу в истории гебраистики.

Гебраисты христианские. В течение 1-го тысячелетия своего существования христианская церковь дала двух значительных гебраистов: Оригена (родился, по-видимому, в 185 г. – умер в 253 г. или в 254 г.) и Иеронима, библейские комментарии которых получили широкое распространение. Эти комментарии, наряду с трудами Филона Александрийского и Иосифа Флавия, составили для христиан основной источник информации о евреях и иудаизме. В передаче этой информации было два направления: энциклопедическое и экзегетическое. К началу 12 в. возникла христианская техника интерлинеарного комментирования Библии, которая, по-видимому, была сознательно воспринята Раши в качестве образца для собственных комментариев к Библии и Талмуду. Комментарии Раши дали толчок к новому развитию нееврейской гебраистики. Стремясь восстановить литературно-исторический смысл Писания, которое до того времени рассматривалось христианской экзегезой лишь как вспомогательное средство для аллегорий, французский философ-мистик и теолог-схоласт Хуго Сен-Викторский (родился, по-видимому, в 1078 г. – умер в 1141 г.) обращался к евреям за разъяснением текстов Пророков; он также немного изучил иврит и иногда предпочитал буквальный латинский перевод библейского текста традиционной версии Вульгаты. Ученик Хуго, англичанин Эндрю Сен-Викторский (12 в.), также находился под влиянием устных еврейских источников. Его пространные сочинения, посвященные Пятикнижию и содержащие также материал филологического характера, читались во многих монастырских библиотеках Англии и Франции. Его дословно повторяли Петр Толкователь (Коместор; родился, по-видимому, в 1100 г. – умер примерно в 1180 г.), автор распространенного средневекового учебника «Historia scholastica», и проповедники, записи проповедей которых имели широкое хождение.

В течение 12–13 вв. христианские ученые продолжали поиски философских и научных текстов периода греческой и поздней античности, что приводило их иногда к знакомству с переводами этих текстов на иврит. Монахи-францисканцы и доминиканцы в миссионерских целях часто основывали обители вблизи еврейских кварталов или даже внутри них (например, в Оксфорде). Миссионерское рвение привело некоторых доминиканцев к изучению иврита; по-видимому, они открыли в Париже около 1236 г. школу для изучения иврита. Францисканцы оставили более заметный след в Англии, в особенности благодаря деятельности Роджера Бэкона (родился, по-видимому, в 1214 г. – умер в 1292 г.), составившего грамматики греческого языка и иврита.

Комментарий к Библии францисканца Николы де Лира (?1270–1340) стал первым произведением христианских гебраистов, изданным типографским способом (1471–72). Миссионерская деятельность доминиканцев в Испании также привела их к исследованию послебиблейской еврейской литературы. Доминиканский ученый Раймундо Мартини (1220–1285) был необычайно сведущ в раввинистической литературе; его полемический сборник «Pugio fidei» стал главным источником для антиеврейских полемических сочинений.

К концу 15 в. важным предметом изучения некоторых христианских гуманистов стала каббала; они искали в каббалистической системе обоснования учения о триединстве. Среди гуманистов, изучавших каббалу, были Пико делла Мирандола (1463–1494) и Эгидио да Витербо (1465–1532), труды которых были вершиной средневековой христианской гебраистики. Христианские каббалисты обладали серьезными познаниями в области иврита и арамейского языка. Труды И. Рейхлина стояли уже у колыбели гебраистики как филологической дисциплины.

Книга И. Рейхлина «Rudimenta linguae hebraicae» («Элементы языка иврит», 1506) явилась первым трудом по гебраистике, написанным христианином и адресованным христианам. В 1541 г. в Базеле С. Мюнстер (1489–1552) издал труд по грамматике иврита, основанный на грамматических сочинениях Э. Левиты, который весьма способствовал передаче традиции еврейской гебраистики христианским гебраистам своими комментариями к грамматике М. Кимхи (1504), а также собственными сочинениями «Сефер ха-бахур» и «Сефер ха-харкава» («Книга сопоставления», 1517). Особую известность приобрело его исследование масоретской традиции «Масорет ха-масорет» (1538). Таким образом, гебраистика перестала быть исключительно еврейским делом и стала частью европейской культуры.

В средние века знание иврита иногда встречалось в христианском мире: однако оно целиком основывалось на еврейских источниках и не внесло почти никакого вклада в развитие гебраистики. Начало 16 в. является переломным моментом в истории гебраистики. Изучение языка иврит начинает осуществляться в совершенно ином культурном контексте: оно выражает дух европейского гуманизма, возрождение интереса к изучению классических латинского и греческого языков, распространившегося и на изучение других древних языков и литературных памятников.

В течение полувека (1490–1540) три независимых друг от друга фактора оказали влияние на развитие христианской гебраистики: 1) появление специалистов по грамматике иврита, в первую очередь, И. Рейхлина и К. Пелликануса (1478–1556); 2) распространение печатного станка и появление подвижного еврейского шрифта; особое значение имела деятельность христианского печатника Д. Бомберга в Венеции, впервые в Европе издавшего «раввинскую» Библию (то есть текст на иврите с общепринятыми комментариями), а также полный текст обоих Талмудов; 3) Реформация, чрезвычайно усилившая интерес христиан к оригинальному тексту Библии.

Эти факторы привели к образованию (частично под эгидой государства) кафедр языка иврит в университетах как католических, так и протестантских стран. Так, Генрих VIII в 1540 г. основал кафедры иврита в Оксфорде и Кембридже. В дальнейшем христианская гебраистика развивалась в Европе по двум направлениям — католическому и протестантскому. Контрреформация направила исследовательскую деятельность католической гебраистики почти исключительно на еврейскую Библию. Ее основными достижениями были многоязычные издания Библии (Антверпен, 1569–72; Париж, 1628–45). Итальянский монах-цистерцианец Д. Бартолоччи (1613–1687) и его преемник К. Д. Имбонати (1650?–1696) трудом «Bibliotheca Magna Rabbinica» («Большая раввинская библиотека», Рим, 1675–93) заложили основы еврейской библиографии. В странах Реформации высшим достижением явилась публикация в Лондоне (1657) наиболее тщательно из всех когда-либо выходивших изданий многоязычной («полиглотной») Библии, осуществленная группой ученых под руководством Б. Уолтона (1600–1661). В конце 16 в. – начале 17 в. Библия активно переводилась на живые европейские языки — начиная с немецкого перевода М. Лютера (1523) и английского перевода Уильяма Тиндаля (родился, по-видимому, в 1490 г. – умер в 1536 г.; перевод опубликован в 1530 г.), сделанных непосредственно с иврита. В создании английского нормативного перевода, известного под названием «Библия короля Джеймса [Якова]» (1-е изд. 1611), принимали участие некоторые из лучших гебраистов того времени.

Две типографии, выпускающие книги на еврейском языке, — в Базеле и Лейдене — выделялись академическим характером печатной продукции. Мюнстер издал в Базеле ряд раввинистических текстов, часть из них с латинскими переводами. И. К. Вагензайль (1633–1705) перевел на латинский язык мишнаитский трактат Сота и ряд выдержек из Талмуда, а также (стремясь вооружить необходимыми знаниями христиан в их полемике с евреями) еврейские сочинения полемического антихристианского характера.

Голландские и, в еще большей степени, английские торговые связи с Левантом дали ряду ученых-христиан возможность посетить восточные центры еврейской образованности. Среди них следует, в первую очередь, отметить Э. Покока Старшего (1604–1691), познания которого в гебраистике снискали признание ряда современных ему раввинов на Востоке. Юрист Дж. Селден (1584–1654) достиг глубокого понимания галахических сводов. Большим достижением для его времени были работы Дж. Лайтфута (1602–1675), который основательно изучил раввинистической литературу, пытаясь применить ее для толкования Нового завета. Появились также хрестоматии для студентов «Analecta Rabbinica» («Избранные фрагменты раввинистической литературы») в переводах А. Реланда (1676–1718; Утрехт, 1702).

К началу 17 в. исследования христианских гебраистов стали мотивироваться не столько гуманистическими, сколько догматическими теологическими соображениями. Династия гебраистов Буксторфов (1564–1732) приобрела большую известность публикацией еврейских книг: И. Буксторф Старший (1564–1629) осуществил издание Библии в оригинале с арамейским переводом, масоретскими примечаниями и важнейшими еврейскими комментариями. В своей работе он пользовался помощью двух еврейских ученых. Его сын И. Буксторф Младший (1599–1664) издал переводы классических средневековых сочинений, включая «Кузари» Иехуды ха-Леви и «Наставник колеблющихся» Маймонида, а также первый обширный «Lexicon Chaldaicum Talmudicum et Rabbinicum» («Словарь талмудического и раввинского арамейского языка», 1639). Буксторфы возражали против выдвинутого Э. Левитой тезиса о позднем происхождении знаков огласовки, так как этот тезис, по их мнению, представлял угрозу ортодоксальному протестантскому взгляду на боговдохновенный характер библейского текста.

Тезис Левиты фактически являлся одним из первых проявлений текстуальной критики — метода, который со временем существенно изменил все направление исследований языка иврит. В 16–17 вв. продолжали публиковаться труды евреев-гебраистов, главным образом по грамматике иврита; большинство их не имело научного значения. Во многих случаях лингвистические работы, написанные евреями, использовали местные языки (испанский, португальский, итальянский) в качестве средства изложения; в 1597 г. в Праге была опубликована грамматика иврита на языке идиш.

Барух Спиноза был первым евреем, написавшим на латыни трактат о грамматике иврита «Compendium grammaticae linguae hebraeae» («Краткий очерк грамматики языка иврит», 1677). Он явился пионером историко-критического подхода к Библии, провозгласив, что Моисей не был автором Пятикнижия. Среди видных еврейских гебраистов 17 в. заслуживают упоминания Иедидия Шломо бен Аврахам Норци (1560–1616) из Мантуи, автор подробного масоретского комментария, завершенного в 1626 г. (опубликован в 1742–44 гг. под названием «Минхат шай» — «Принесение дара»), и самый крупный из них — Шломо Залман бен Иехуда Лейб Ханау (1687–1746).

Сравнительно-исторический метод в гебраистике. Общепринятое в 17–18 вв. мнение о божественном происхождении иврита, который считался первоначальным языком всего человечества, родоначальником всех остальных языков, было поколеблено к концу 18 в. в результате накопления знаний о других семитских языках.

Одним из главных центров развития языкознания в 17–18 вв. была Голландия; там впервые и сильнее всего проявилось критическое отношение к традиционной концепции иврита. А. Шультенс (1686–1756) возродил сравнительный метод изучения иврита, который, по его мнению, представлял собой лишь один из семитских диалектов, чистейшим образцом которых является арабский язык. Несмотря на неоправданные преувеличения, подход Шультенса знаменовал наступление продолжавшейся до середины 20 в. эпохи в развитии гебраистики, когда одной из главных форм лингвистических исследований было сопоставление различных аспектов иврита с соответствующими аспектами других семитских, а в 20 в. — и хамитских языков. Начало этому методу было положено еще еврейскими грамматистами и лексикографами испанской школы.

На изучение иврита оказали большое влияние теории И. Г. Гердера, отрицавшего, что язык является прямым даром Бога, и усматривавшего в нем продукт естественного творчества человека. Гердер высоко ценил поэтические и эстетические достоинства иврита, который был в его глазах типичным «первобытным», естественно возникшим языком.

Крупнейшим гебраистом в начале 19 в. был Г. Ф. В. Гезениус, труды которого по сей день сохраняют свое значение, в особенности его словарь иврита и арамейского языка и два описания грамматики иврита — более подробное (1817) и более краткое (1813). Последний труд, неоднократно переиздававшийся, до сих пор считается образцовым руководством по грамматике иврита. Последующие издания трудов Гезениуса и новые сочинения, опубликованные в следующие десятилетия 19 в., должны были учитывать большие успехи, достигнутые в области сравнительно-исторического изучения семитских языков с помощью метода реконструкции единого праязыка. Влияние этого метода сказывается в грамматических исследованиях Ю. Ольсхаузена (1861) и Б. Штаде (1879), однако наиболее ярким выражением этого влияния являются грамматика 1922 г. Х. Бауэра (1878–1937) и Понтуса Леандера и пересмотр представлений Гезениуса, осуществленный Г. Бергштрессером (1918).

Столетие, истекшее после смерти Гезениуса, явилось периодом углубленного исторического исследования иврита. Применение метода исторической критики к Библии позволило выделить различные языковые слои в текстах, считавшихся ранее едиными. Открытия в области семитологии, расшифровка ряда древних языков (древнеегипетского, аккадского и других) чрезвычайно обогатили представления о языковой среде, в которой развивался иврит, подтвердили плодотворность применения методов сравнительного языкознания к его изучению. Этот процесс еще более усилился благодаря открытию в 30-х гг. 20 в. угаритского языка (см. Угарит). В области изучения иврита как такового были сделаны важные открытия. Изучение домасоретских манускриптов Библии пролило свет на ряд особенностей иврита на ранних стадиях его развития (работы П. Кале и А. Штербера). Другим немасоретским источником сведений о иврите явилась самаритянская традиция. Важные открытия были сделаны в Каирской генизе. Кульминационным пунктом этого потока открытий явилось обнаружение Мёртвого моря свитков, содержащих библейские тексты гораздо более раннего периода, чем все, известные до того времени. Это замечательное открытие в огромной мере стимулировало исследования состояния и истории иврита в период между 1 в. до и 1 в. после начала новой эры.

В течение 19 в., параллельно изменению социального и образовательного статуса евреев, постепенно стираются различия между грамматическими исследованиями, проводившимися на протяжении веков евреями, и гебраистикой, развивавшейся в университетах Европы. Ученым, воплотившим в своей деятельности этот процесс, является Ш. Д. Луццатто.

Современные течения в гебраистике. В 20 в. процесс конвергенции еврейской и нееврейской гебраистики был облегчен тем, что последняя в значительной степени освободилась от влияния теологии и вернулась к своим гуманистическим истокам. В начале 20 в. выделялись труды немецких гебраистов Э. Кенига, Ф. Делича и К. Броккельмана.

Евреи-гебраисты в разных странах уделяли большое внимание послебиблейскому ивриту, особенно более позднему периоду его развития. Важный вклад в развитие научной гебраистики был внесен в Германии движением Виссеншафт дес юдентумс, представители которого уделяли большое внимание лингвистической ситуации в Эрец-Исраэль в период возникновения христианства, в частности взаимоотношению иврита и арамейского языка (исследования Г. Г. Дальмана и М. Х. Сегаля, автора образцовой грамматики иврита Мишны, опубликованной в 1927 г.).

В России до революции 1917 г. гебраистика развивалась главным образом в рамках семитологического отделения факультета восточных языков Петербургского университета и отчасти в рамках духовных академий и семинарий. В Москве центром семитологии был Лазаревский институт восточных языков.

В первой половине 19 в. гебраистика была представлена в России трудами Г. П. Павского, составителя хрестоматии для изучающих иврит, К. А. Коссовича, который перевел на русский язык грамматику Гезениуса. Пробуждению интереса к изучению иврита в России способствовали труды еврейских ученых и педагогов Х. Ц. Лернера (1815–1889) — автора учебника иврита «Море ха-лашон» («Учитель языка») и И. Штейнберга — автора нескольких трудов по грамматике и лексикографии иврита.

В Петербурге работал ряд русских гебраистов (евреев и неевреев): Д. А. Хвольсон, А. Я. Гаркави, П. К. Коковцов. Их исследования опирались на богатейшее собрание еврейских рукописей в Публичной библиотеке (ныне Государственная публичная библиотека имени М. Е. Салтыкова-Щедрина), включающее коллекции А. Фирковича. Впоследствии собрание этой библиотеки было дополнено несколькими рукописями из коллекции Д. Гинцбурга (основная часть находится в Российской государственной библиотеке в Москве) и в настоящее время содержит второе по значению (после Бодлеянской библиотеки) собрание еврейских рукописей и документов. В 1892 г. известный филантроп М. А. Л. Фридланд (1826–1899) подарил Азиатскому музею в Петербурге коллекцию, содержавшую около 13 тыс. еврейских книг (в том числе 32 инкунабулы) и 300 рукописей. Эта коллекция, в соединении с несколькими тысячами еврейских книг, хранившихся и ранее в Азиатском музее, получила название Фридландианской библиотеки. Ее каталог, доведенный до буквы ламед (8 частей, 1893–1936), был составлен библиографом Ш. Винером (1860–1923). В Москве в области гебраистики работали И. Г. Троицкий, автор ряда трудов по филологии иврита и еврейской истории, и основоположник русской ассирологии М. В. Никольский.

В 1882 г. было создано Российское Палестинское общество (с 1918 г. — при Академии наук), публикации которого («Палестинский сборник») содержат ценные работы по гебраистике.

После революции 1917 г. на кафедре семитологии Ленинградского университета и в созданном в 1930 г. Институте востоковедения (с 1956 г. — Ленинградское отделение института востоковедения АН СССР) сложилась школа гебраистов, основателем которой явился П. К. Коковцов. Крупнейшие ее представители — И. Амусин, А. Борисов, К. Б. Старкова — исследователь средневековой еврейской поэзии, а также памятников Кумрана. К этой школе примыкает арабист и арамеист И. Н. Винников. Гита Глускина (см. Л. Вильскер) исследовала неизданные рукописи «Тахкемони» («Ты умудряешь меня») Иехуды бен Шломо Алхаризи в Ленинградском собрании. Средневековую еврейскую поэзию исследовал Хаим (Виталий) Шейнин (родился в 1938 г.; с 1971 г. — в Израиле). Проблемами семитской филологии занимался А. Гинзай. Средневековой еврейской грамматике посвящены работы М. Н. Зислина (1916–2003).

Крупнейший специалист по сравнительной семитологии Б. Гранде редактировал иврит-русский словарь, составленный Ф. Шапиро (М., 1963), и написал приложенный к нему краткий очерк грамматики иврита. Большой материал по гебраистике собрал В. П. Старинин.

В Грузии серьезное внимание гебраистике уделял крупнейший семитолог Г. В. Церетели, опубликовавший работы по еврейской эпиграфике, а также работу о Тбилисской (так называемой Лайлашской) рукописи еврейского Пятикнижия. Его ученик Н. И. Бабаликашвили (1938–86) опубликовал работу «Еврейские надписи в Грузии 18–19 вв.» (Тбилиси, 1971). Гебраистикой занимался также З. Г. Кикнадзе, специалист по аккадскому языку.

На Всесоюзной конференции по семитским языкам (1964) гебраистике было уделено значительное внимание. Однако подготовка научных кадров в этой области, несмотря на наличие высококвалифицированных специалистов, сталкивается с серьезными трудностями. Число публикаций в области гебраистики, несмотря на наличие богатейших книжных и рукописных фондов в библиотеках Москвы и Ленинграда, весьма невелико. К лучшим из этих публикаций относится комментированный перевод кумранских текстов, выполненный И. Д. Амусиным (вып. 1, 1971, вып. 2 подготовлен к печати). В книге «Поэзия и проза Древнего Востока» (М., 1973) опубликованы новые переводы некоторых книг Библии.

В середине 20 в. главным направлением исследований в области библейской гебраистики оставалось освоение материала, накопленного с помощью методов сравнительного языкознания. В этой области выделяются работы Н. Х. Тур-Синая в Израиле, Г. Р. Драйвера в Оксфорде и У. Ф. Олбрайта в США.

Значение угаритского языка для исследования иврита подчеркивается с особой силой в работах М. Дахуда, однако ряд других ученых занимает по этому вопросу более умеренную позицию (например, У. Кассуто). Результаты этих исследований находят отражение в новых словарях, — например, в третьем издании «Hebraeisches und Aramaeisches Lexikon» (1967) Л. Кёлера и У. Баумгартнера. Тем не менее, достижения таких выдающихся гебраистов прошлого, как Гезениус или Броккельман, остаются во многом непревзойденными.

В 20 в. приобрели определенное значение попытки (предвосхищенные в известной мере Гердером) проследить связь между лингвистическими явлениями иврита и характерными чертами мысли израильтян в древности. Ценность и границы применения этого метода явились предметом дискуссии среди гебраистов.

Начиная примерно с 40-х гг. 20 в. видимому господству сравнительно-исторических методов исследования в гебраистике противостоят новые методы дескриптивной лингвистики, уделяющие главное внимание не столько историческому развитию языка, сколько синхроническому описанию языка как системы, и основывающиеся главным образом на исследовании живых языков и разговорной речи. Среди пионеров новой лингвистики были ученые, уделявшие, по крайней мере, часть внимания гебраистике: Э. Сепир, Ш. Харрис (1909–92) и Н. Хомский.

Исследование различных этапов развития языка иврит приобрело особую актуальность в связи с практическими задачами возрождения иврита как разговорного и письменного языка в новейшее время. Приспособление древнего языка к современным задачам требовало серьезного исследования источников прошлого и мобилизации их для нужд настоящего; выдающимся памятником этого научного подвига является полный словарь языка иврит «Thesaurus totius hebraitatis» (1908–59), работа над которым была начата Э. Бен-Иехудой.

Работы израильских гебраистов были посвящены как истории, так и современному состоянию языка иврит. Э. И. Кучер (1909–1971) исследовал язык ряда литературных памятников эпохи Второго храма; он написал также труд по истории языка «Миллим ве-толдотейхен» («Слова и их история», 1961). С 1965 г. он был редактором печатного органа Академии языка иврит «Лешонену».

Х. Рабин опубликовал несколько учебников иврита и арабского языка, труды о свитках Мертвого моря и ряд других трудов по семитской филологии, посвященных, в частности, этимологии и заимствованиям. Он является редактором филологических разделов в «Энциклопедия микраит» («Библейская энциклопедия») и редактором-консультантом «Encyclopaedia Judaica» на английском языке, а также составителем словаря-тезауруса языка иврит «Оцар ха-миллим» («Сокровищница слов», в 2-х тт., 1977). В составлении этого словаря принимал участие И. Раддай (родился в 1913 г.) — пионер использования компьютеров в анализе текста Библии и автор серии учебников иврита «Ха-це‘адим» («Шаги»). Х. Рабин исследовал также (совместно с Р. Саппаном) сленг современного иврита.

М. Ц. Каддари (родился в 1925 г.) занимался исследованием иврита и арамейского языка разных эпох; М. Гошен-Готтштейн (1925–91) — семитских языков, в частности, влиянием арабского языка на синтаксис и лексику средневекового иврита, он редактировал новое издание (1967) словаря-конкорданции к Библии, составленного Ш. Манделькерном (1896). Узи Орнан (родился в 1923 г.) исследовал лексику современного иврита; лингвистическим анализом средневековой ивритской поэзии занимались Эзра Флейшер (1928–2006) и Цви Мал’ахи (родился в 1937 г.).

Методы дескриптивной лингвистики нашли применение в исследовании разговорного израильского иврита, например, в работах Х. Б. Розена (1922–99) «Ха-‘иврит шеллану» («Наш иврит») и «Учебник израильского иврита» на английском языке. Интерес к фонетике, составляющий часть нового дескриптивного подхода, имел большое значение и для исторической лингвистики иврита: фонетические методы с успехом применялись в изучении произносительных особенностей речи некоторых еврейских общин, например, йеменитской; эти исследования способствовали лучшему пониманию истории произношения и системы гласных иврита (исследования Ш. Морага). Традиции чтения исследовал лабораторными методами Д. Тене (1922–97). З. Бен-Хаим исследовал самаритянскую традицию, пролившую свет на многие важные аспекты развития иврита.

Огромная работа была проделана в области лексикографии иврита. Продолжателями дела Бен-Иехуды являются А. Эвен-Шошан — автор монументального словаря «Миллон хадаш» («Новый словарь», 1947–58) и нового словаря-конкорданции к Библии (1977–80), Я. Кна‘ани (1894–1978) — автор многотомного словаря «Оцар ха-лашон ха-‘иврит» («Сокровищница языка иврит», тт. 1–15, 1960–80, по букву коф) и ряда других словарей, в том числе словаря языковых новообразований А. Шлёнского, а также многие другие ученые. Комплекс лингвистических дисциплин, образующих современную гебраистику, продолжает интенсивно развиваться как в Израиле, так и в других странах.

ОБНОВЛЕННАЯ ВЕРСИЯ СТАТЬИ ГОТОВИТСЯ К ПУБЛИКАЦИИ

 ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА > Наука о еврействе
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Гебиртиг Мордехай Гедера следующая статья по алфавиту