главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Бордо. Электронная еврейская энциклопедия

Бордо

КЕЭ, том Доп. 2, кол. 209–214
Опубликовано: 1995

БОРДО́, город на юго-западе Франции, административный центр департамента Жиронда. В средние века — столица области (позднее герцогства) Гиень.

В 333 г. некий монах из Бордо побывал в Эрец-Исраэль и составил описание страны. Первое письменное известие о евреях в Бордо восходит ко 2-й половине 6 в., следующее — к 829 г., когда им было запрещено покупать и продавать рабов (см. Работорговля). В 1854 г. в городе была найдена печатка (см. Печати) 4 в. с изображением трех семисвечников (см. Менора). С 1072 г. (по другим данным, с 1077 г.) в Бордо упоминается Мон-Жюдаик (Еврейская гора), где находилось еврейское кладбище, с 1075 г. — Еврейские ворота, с 1247 г. — Еврейская улица. Согласно сохранившимся документам, еврейский квартал Бордо по крайней мере до середины 15 в. располагался вне городских стен. С 1154 г. Бордо (как и вся Гиень) являлся владением английской короны. В 1214 г. местной знати было рекомендовано принять меры против еврейского ростовщичества (см. Ссуда денежная), а купцам-христианам запрещено под страхом отлучения от церкви вести какие-либо дела с еврейскими коммерсантами. В 1275 г. король Эдуард I запретил городской администрации облагать евреев новыми податями или увеличивать существующие; этот запрет был подтвержден в 1281 г. Указы об изгнании евреев из Бордо от 1284, 1305, 1310 и 1313 гг. не были выполнены; по всей видимости, они издавались лишь для шантажа евреев и отменялись или предавались забвению по уплате ими выкупа. В 1320 г. евреи Бордо подверглись нападению участников так называемого 2-го крестового похода пастухов (см. Крестовые походы), но городские власти защитили общину. В 1321 г., когда в Бордо вспыхнула эпидемия чумы, несколько евреев были обвинены в отравлении колодцев и подверглись преследованиям. В 1342 г. король Эдуард II официально разрешил евреям, объединенным в «иудейскую общину Гасконии», жить в Бордо при условии ежегодной уплаты ими епископу города натурального налога в размере восьми фунтов перца; однако в этот же период часть еврейских торговцев была изгнана из Бордо в результате происков христианских купцов, стремившихся избавиться от конкурентов.

После того, как в 1453 г. город вошел в состав Франции, откуда евреи были изгнаны еще в 1394 г., община Бордо прекратила свое существование, однако отдельные евреи, главным образом купцы, жили здесь и во 2-й половине 15 в.; их положение укрепилось в связи с указами (1472, 1474) Людовика XI о приглашении иностранных коммерсантов в Бордо и предоставлении им ряда привилегий. В конце 15 в. в городе и его окрестностях, главным образом в Перораде (испанская Пеньяорада, ныне пригород Бордо) начали селиться новые христиане, вначале из Испании, а позднее, в значительно большем числе — из Португалии; почти все они, формально будучи католиками, тайно исповедовали иудаизм (см. Марраны; Сефарды). Благодаря их коммерческой деятельности Бордо в короткий срок превратился в торговый центр мирового значения. Некоторые новые христиане заняли в городе высокое положение: например, Жан Миланж был прокурором местного парламента, Тома де Рам — генерал-лейтенантом (главой королевской администрации) сенешальства (округа) Бордо, Андре Говеа — одним из ведущих преподавателей Гиеньского колледжа (у него, в частности, учился французский философ и писатель М. де Монтень, мать которого, Антуанетта де Лопес, происходила из семьи бордоских марранов).

В августе 1550 г. по просьбе «португальцев» (то есть новых христиан) Бордо, доставленной в Париж А. Говеа, Генрих II предоставил им жалованную грамоту, разрешив, в частности, селиться в любом городе страны. Поскольку население Бордо враждебно относилось к новым христианам, догадываясь, что они сохранили приверженность иудаизму (другой причиной этой вражды была торговая конкуренция между еврейскими и христианскими купцами), в 1574 г. парламент Бордо принял постановление, запрещавшее дурно отзываться о «португальцах» и подтверждавшее, что они являются «добрыми католиками». В ноябре 1574 г. Генрих III подтвердил изданным в Лионе ордонансом жалованную грамоту от 1550 г. и предложил бордоскому парламенту зарегистрировать ее с тем, чтобы «португальская нация» могла воспользоваться предоставленными ей правами (согласно французским законам того времени, без такой регистрации грамота не имела в Бордо законной силы). Благодаря хлопотам купцов Диего Мендеса Диаса и Шимона (Симона) Ламейры (Меира) в апреле 1580 г. парламент зарегистрировал грамоту от 1550 г., однако это не привело к улучшению отношений между христианским населением Бордо и марранами: в 1596 г. властям пришлось защищать последних от обвинений в намерении сдать город осаждавшим его испанским войскам; в 1610 г. толпа воспрепятствовала аресту католика, убившего маррана. В 1604 г. администрации Гиени пришлось вновь издать распоряжение, запрещавшее «говорить дурное о португальских купцах или чинить им обиду», а в 1612 г. — подтвердить его.

Королевский указ (1615) об изгнании всех евреев из Франции не был распространен на марранов Бордо благодаря заступничеству местного парламента и муниципалитета; в 1625 г., во время войны между Францией и Испанией, эти же инстанции предотвратили конфискацию в порту Бордо судов с товаром, принадлежавших испанским и португальским марранам. После 1617 г. некоторые новые христиане получили права граждан Бордо, уплатив за это по 300 франков; однако для них (равно как и для протестантов) служба в городском ополчении заменялась денежным налогом. Согласно результатам переписи, проведенной в декабре 1636 г., в Бордо насчитывалось 36 семей новых христиан (167 человек) и 93 нищих «португальца»; пять глав семей были уроженцами города, а шесть приобрели права граждан путем натурализации. В 1656 г. Людовик XIV подтвердил жалованную грамоту от 1550 г. (это подтверждение было зарегистрировано бордоским парламентом в 1658 г.); в 1662 г. многие марраны стали гражданами Бордо. В ноябре 1684 г., в связи с войной между Францией и Нидерландами, власти изгнали из города 21 семью новых христиан (в основном бедняков) по подозрению в измене, однако в январе 1686 г. им разрешили вернуться.

Во 2-й половине 17 в. – начале 18 в. в Бордо продолжали переселяться марраны из Испании и Португалии; к 1718 г. в городе проживало около ста еврейских семей (приблизительно пятьсот человек), в том числе 70 очень состоятельных, представители которых осуществляли крупные коммерческие операции и оказывали финансовую помощь муниципалитету (например, предоставляли ему беспроцентные займы). Некоторые из вновь прибывших открыто исповедовали иудаизм (в 1656 г. — одна семья, в 1666 г. — две, в 1679 г. — девять, в 1686 г. — семнадцать). В конце 17 в. – начале 18 в. их примеру последовало большинство новых христиан Бордо; лишь некоторые семьи окончательно порвали с иудаизмом и ассимилировались. В феврале 1700 г. королевские власти ввели особый налог на «португальских купцов» (тем самым де-факто признав их выделение в особую общность). В 1706 г. они получили возможность молиться на иврите и не заключать браки в церкви, с 1710 г. «португальцев» стали хоронить только на особом участке кладбища ордена францисканцев.

Не позднее 1699 г. в Бордо возникла еврейская общинная организация Цдака, занимавшаяся сбором пожертвований (фактически внутреннего налога, величина которого зависела от материального состояния каждой семьи), использовавшихся для помощи беднякам и нуждающимся путешественникам, а также сефардским общинам Эрец-Исраэль; позднее из этих же средств выплачивалось жалование врачу, обслуживавшему бедняков, учителям талмуд-тора (основанной не позднее 1709 г.) и выборным должностным лицам. В мае 1710 г. Цдака была преобразована в Насьон (по-французски — `нация`), то есть общину, руководящий совет которой вводил внутренние налоги и взыскивал их, представлял евреев города перед властями (его уполномоченный постоянно находился в Париже при королевском дворе), контролировал синагоги и микве (располагавшиеся в частных домах), убой ритуальный; с 1711 г. браки между евреями заключались только с согласия синдика (главы общины) или одного из его заместителей. Неподчинение совету каралось изгнанием из общины. Начали действовать также специализированные организации — Хевра (или Эрмандад, по-испански `братство`), проводившая церемонии обрезания, бракосочетания и похорон, Гмилут хасадим (братство могильщиков; см. Хевра каддиша), Биккур-холим и др. С 1719 г. община имела своего раввина (он нанимался руководящим советом и был ему подотчетен), с 1724 г. — отдельное кладбище (погребения на нем производились с 1725 г.). С 1727 г. «португальцы» окончательно перестали крестить своих детей, начали открыто проводить обряд обрезания, соблюдать субботу (закрывая в этот день свои торговые предприятия) и отмечать еврейские праздники. В жалованной грамоте, предоставленной Людовиком XV «португальским купцам» в июне 1723 г. (по уплате ими ста тысяч ливров), они впервые были официально признаны евреями. Тем не менее, в 1731 г. глава королевской администрации Бордо выступил против распространения на местную общину особого «налога на покровительство», который платили ашкеназы в г. Мец, а в 1734 г. официально известил ее, что публичное отправление еврейских обрядов по-прежнему не разрешается. Даже в 1753 г. тот факт, что евреи Бордо имели семь синагог (в частных домах), был расценен в официальных донесении как скандал. Лишь 14 декабря 1760 г. Людовик XV утвердил статут Насьон, тем самым признав еврейскую общину Бордо де-юре.

В 1-й половине 18 в. в Бордо начали переселяться так называемые авиньонские евреи (из графства Венессен, принадлежавшего папе римскому; см. Авиньон; Прованс), а также ашкеназы из северо-восточных районов Франции (в значительно меньшем числе). В отличие от «португальцев» (то есть сефардов), большей частью богатых коммерсантов, занимавшихся главным образом крупными торговыми и финансовыми операциями, вновь прибывшие были по преимуществу бедны и зарабатывали на жизнь мелкой торговлей тканями и одеждой, как новой, так и поношенной. В 1722 г. в городе проживали 22 семьи «авиньонцев»; к 1734 г. общая численность еврейского насления Бордо достигла примерно двух тысяч человек (350 семей). В январе 1734 г. последовал указ об изгнании авиньонских евреев и ашкеназов из всей Гиени, включая Бордо; несмотря на то, что указ неоднократно возобновлялся (в 1739,1740 и 1749 гг.), многим семьям удалось под разными предлогами или при помощи влиятельных покровителей остаться в городе или вернуться в него спустя непродолжительное время. Согласно переписи 1752 г., в Бордо проживало 1598 сефардов (327 семей) и 348 авиньонских евреев (81 семья), из которых лишь три находились в городе на законном основании, а остальные могли в любой момент быть изгнаны и не имели права заниматься некоторыми видами торговли и ремесел. «Авиньонцев» и ашкеназов не принимали в Насьон.

В 1750-х гг. отношения между «португальцами» и другими группами евреев Бордо резко ухудшились. В 1751 г. раввин И. Эйбеншюц (в 1741–50 гг. — раввин Меца) постановил, что вино, изготовленное в Бордо, не является кашерным (см. Кашрут) и не может использоваться в ритуальных целях, даже при наличии удостоверения, выданного местным раввином. Поскольку тем самым он поставил под сомнение еврейское происхождение «португальцев» и авторитет их законоучителей, а также лишил Насьон важного источника доходов (с каждой бочки вина, проданной евреям Германии и северо-восточной Франции, руководству «португальской» общины отчислялось по четыре ливра), это не могло не усилить противоречий между сефардами и ашкеназами в самом Бордо. В 1759 г. шесть семей авиньонских евреев получили жалованные грамоты на право жительства в Бордо и создали собственную общину. Это побудило «португальцев», стремившихся сохранить свой особый статус и опасавшихся конкуренции со стороны новых переселенцев, включить в разработанный в 1760 г. статут Насьон положение, гласившее, что руководство общины имеет право принимать (не менее чем 75% голосов) решения об изгнании из города любого еврея, не имеющего законного права на жительство (после ознакомления с его материальным положением и источниками доходов), а также извещать вновь прибывших евреев о том, что они могут оставаться в Бордо лишь три дня, выдавая им по три ливра на дорогу. После того, как король утвердил этот статут (см. выше), 152 человек, главным образом авиньонские евреи, были при активном участии руководства «португальской» общины изгнаны из города (сентябрь 1761 г.).

В 1776 г. благодаря усилиям Жакоба Родригеса Перейра (см. Перейра, семья), агента «португальских» евреев Бордо в Париже, им была дарована жалованная грамота, содержавшая подтверждение всех прежних привилегий членов общины, включая право на жительство и ведение торговли во всех частях Франции. После этого некоторые сефарды из Бордо получили дворянство, а с ним — и возможность приобретать земли, находящиеся в феодальном владении. С возобновлением в 1787 г. Нантского эдикта (допускавшего возможность отправления на территории страны не только римско-католического, но и иных культов) евреи Бордо, как и всей Франции, обрели свободу вероисповедания. С апреля 1788 г. два представителя бордоских сефардов — Аврахам Фуртадо (1756–1817) и Давид Градис — участвовали в работе комитета, неофициально созданного К. Г. де Ламуаньон де Малешербом для рассмотрения вопроса об эмансипации евреев, и внесли предложение включить в будущий закон о равноправии все старинные привилегии «португальцев», закрепив за ними право на создание самостоятельной общинной организации. Это предложение, в котором проводилось различие между гражданским статусом сефардов и других групп французского еврейства, вызвало отпор со стороны представителей ашкеназов, и в июле 1788 г. комитет прекратил свою работу, не приняв никаких решений.

В начале 1789 г. члены «португальской» общины Бордо, в отличие от всех остальных евреев Франции, активно участвовали в подготовке к созыву Генеральных штатов; Д. Градис стал членом коллегии выборщиков от третьего сословия, и ему не хватило лишь несколько голосов для того, чтобы войти в число депутатов. Когда в декабре 1789 г. Учредительное собрание, сформированное депутатами Генеральных штатов от третьего сословия, отложило рассмотрение вопроса о гражданских правах евреев, сефардская община Бордо направила в Париж депутацию, в которую вошли Аврахам Родригес, Д. Градис, А. Фуртадо, С. Лопес-Дюбек и другие (всего семь человек). Она представила Собранию петицию, где доказывалось, что бордоские «португальцы» — в отличие от ашкеназов северо-восточной Франции — фактически являются полноправными гражданами страны со времени получения жалованной грамоты от 1550 г., а отказ подтвердить их статус был бы безосновательным. Благодаря поддержке этой петиции некоторыми влиятельными политиками (например, Ш. М. Талейраном) Учредительное собрание издало 28 января 1790 г. декрет, гласивший, что «все евреи, известные во Франции как португальские, испанские и авиньонские евреи... пользуются правами граждан». В сентябре 1791 г. такой же статус обрели и жившие в Бордо ашкеназы. В декабре 1790 г. А. Фуртадо и С. Лопес-Дюбек были избраны в муниципальный совет Бордо; позднее С. Лопес-Дюбек и его сын Камилл Лопес-Дюбек занимали судейские должности. Подавляющее большинство евреев города поддерживало жирондистов (Бордо являлся их главным оплотом), за что в период якобинского террора Жан Мендес был казнен, А. Фуртадо, поддерживавший тесные личные контакты с вождями жирондистов, — изгнан, а многие другие представители сефардской общины брошены в тюрьму и оштрафованы на чрезвычайно крупные суммы (что фактически означало конфискацию имущества).

В 1806 г. еврейское население Бордо насчитывало 2131 человек (1651 сефардов, 336 ашкеназов и 144 авиньонских еврея). Во всех группах преобладали финансисты и коммерсанты, но первая была наиболее зажиточна; ни один еврей Бордо не занимался ростовщичеством. В городе работало девять синагог (все — в частных домах), различные еврейские благотворительные учреждения; еврейские дети учились в общих школах. В 1806–1807 гг. А. Фуртадо и Ицхак Родригес представляли Бордо на Собрании еврейских нотаблей (см. Синедрион французский); первый, возглавив фракцию неортодоксальных делегатов, был избран его председателем, второй — секретарем. Действие декрета Наполеона I от 17 марта 1808 г., предусматривавшего ряд ограничительных антиеврейских мер, на Бордо не распространялось. С введением во Франции системы консисторий (декабрь 1808 г.) Бордо стал местом пребывания одной из них; под ее юрисдикцией находились евреи десяти департаментов юго-западной Франции, всего 3713 человек В марте 1809 г. собрание нотаблей бордоской консистории избрало ее главным раввином А. Фуртадо (занимал эту должность до падения Наполеона I в 1814 г., когда был назначен членом временного муниципалитета Бордо, а затем заместителем мэра города). В феврале 1810 г. власти разрешили построить в городе синагогу (освящена в мае 1812 г.; снесена в 1872 г.). В 1830 г. два еврея — К. Лопес-Дюбек и Жозеф Родригес — входили в муниципалитет Бордо; в 1848 г. К. Лопес-Дюбек стал депутатом Национального собрания Франции от департамента Жиронда. Важную роль в промышленности, железнодорожном строительстве и банковской системе страны играли в 1830–60-х гг. уроженцы Бордо братья Эмиль Жакоб и Изак Перейра (см. Перейра, семья). Во 2-й половине 19 в. многие евреи Бордо избирались в местные органы власти и торговую палату города. Адриен Леон был в 1870-х гг. депутатом Национального собрания Франции, Давид Рейналь занимал в начале 1880-х гг. пост министра общественных работ.

В начале 20 в. в Бордо проживало 2,3 тыс. (по другим данным — 1,9 тыс.) евреев; действовали два еврейских благотворительных общества и две женские организации, работали синагога (с 1882 г.) и еврейская школа для мальчиков (с 1867 г.). Даже в период дела Дрейфуса в городе почти не наблюдалось проявлений антисемитизма. В 1910–30-х гг. в связи с уменьшением экономического значения Бордо численность еврейского населения города постепенно сокращалась. В мае–июне 1940 г., после вторжения германских войск во Францию, тысячи евреев устремились в Бордо, надеясь покинуть страну через этот портовый город. Находившиеся здесь консульства нескольких стран, особенно Португалии, выдавали им въездные визы. Часть беженцев осела в Бордо: в июне 1941 г. в городе насчитывалось 5177 евреев, в том числе лишь 1198 уроженцев юго-западной Франции. Согласно условиям заключенного в июне 1940 г. франко-германского перемирия (фактически капитуляции Франции) Бордо оказался на территории, оккупированной Германией. Город стал одним из центров деятельности гестапо и военной полиции. В 1941–44 гг. две трети евреев, находившихся в то время в Бордо, как местных уроженцев, так и беженцев, были депортированы из города в лагеря смерти; почти все депортированные погибли (в память о них в Бордо установлен памятник). В январе 1944 г. французские нацисты разгромили и разграбили городскую синагогу. После войны уцелевшие евреи Бордо восстановили сначала сефардскую, а затем и ашкеназскую общину; во 2-й половине 1950-х гг. вновь начала функционировать синагога (ныне — самая большая сефардская синагога во Франции). В 1960–80-х гг. численность еврейского насления города быстро увеличивалась, в основном за счет притока иммигрантов из Северной Африки: в 1960 г. в Бордо проживало около трех тысяч евреев, в 1969 — около 5,5 тыс., в 1990 г. (по данным Еврейского университета в Иерусалиме — около восьми тысяч. В городе работают главный раввинат, общинный центр, ряд еврейских организаций.

 ДИАСПОРА > Общины
Версия для печати
 
На бета-сайте
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Борд оф депьютиз Борейшо Менахем следующая статья по алфавиту