главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Бегин Менахем. Электронная еврейская энциклопедия
Бегин Менахем

КЕЭ, том 1, кол. 309–310 + Доп. 2, кол. 133–139
Опубликовано: 1976
М. Бегин.

БЕ́ГИН Менахем (1913, Брест-Литовск, – 1992, Иерусалим), израильский политический и государственный деятель, глава правительства Израиля (1977–83), лауреат Нобелевской премии мира (1978).

Отец Бегина, Дов Зеев, занимал должность секретаря еврейской общины Брест-Литовска. Бегин получил воспитание в духе идеалов сионизма. Окончил юридический факультет Варшавского университета. Недолгое время был членом Ха-Шомер ха-ца‘ир, затем присоединился к движению Бетар. В 1931 г. был избран членом руководства польского Бетара, в 1936 г. назначен главой этой организации в Чехословакии, а в 1938 г. — главой Бетара Польши. Одновременно был членом центрального комитета движения сионистов-ревизионистов в Польше. В ответ на начавшиеся в Палестине в 1936 г. арабские беспорядки (см. Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Исторический очерк. Период британского мандата) Бегин потребовал предпринять самые радикальные меры и продолжал придерживаться этого взгляда вопреки мнению лидера ревизионистского движения В. Жаботинского, авторитет которого был непререкаем. В 1939 г., после учиненных арабами еврейских погромов в подмандатной Палестине, Бегин организовал массовую манифестацию протеста у британского посольства в Варшаве, за что был арестован польской полицией и провел несколько недель в заключении.

Когда нацистская Германия вторглась в Польшу, Бегин бежал в Вильнюс. Там в сентябре 1940 г. был арестован советскими властями, приговорен к восьми годам заключения за сионистскую деятельность и послан отбывать заключение в один из лагерей Печорлага. В конце 1941 г. по договоренности об освобождении польских граждан между И. Сталиным и главой польского правительства в изгнании В. Сикорским был выпущен из лагеря и в составе сформированной в Советском Союзе польской армии Андерса прибыл в 1942 г. в Палестину.

Выйдя из рядов польской армии, Бегин в декабре 1943 г. возглавил Иргун цваи леумми (Эцел). В январе 1944 г. Бегин провозгласил восстание Эцела против британского владычества в Эрец-Исраэль; под его руководством Эцел предпринял многочисленные нападения на британские военные и административные объекты. Британские власти ответили широкой волной репрессий. В поисках Бегина полиция и армия проводили массовые обыски, за выдачу было назначено огромное вознаграждение в пять тысяч палестинских фунтов. Все это время Бегин с семьей жил в Тель-Авиве по подложным документам, числясь учащимся ортодоксальной иешивы. Занятия в иешиве и тесное общение с религиозной средой повлияли на мироощущение Бегина, который навсегда сохранил глубокую симпатию к еврейской религиозной традиции.

Эцел резко осудил убийство в Каире члена британского кабинета лорда Мойна членами Лохамей херут Исраэль (Лехи) 6 ноября 1944 г., однако руководство ишува потребовало и от Лехи, и от Эцела немедленного прекращения вооруженной борьбы, опасаясь, что английские власти ответят репрессиями против всего ишува. Эцел ответил отказом, в ответ на это руководство ишува приняло решение о сотрудничестве с британскими властями в борьбе с организацией. Хагана задерживала членов Эцела и выдавала арестованных британским властям, что поставило ишув на грань гражданской войны, однако Бегин приложил все усилия для избежания братоубийства. Несмотря на действия Хаганы, Бегин приветствовал инициативу ряда ведущих членов Эцела об осуществлении совместных с Хаганой боевых акций против британской армии. Вооруженная борьба Эцела сыграла значительную роль в решении Британии покинуть Эрец-Исраэль.

Накануне эвакуации британских войск и администрации в конце 1947 г. Бегин обратился к руководству ишува с требованием провозгласить государственную независимость и сформировать национальное правительство. После провозглашения Государства Израиль Бегин объявил о роспуске Эцела; по инициативе Бегина между Эцелом и временным правительством еврейского государства было достигнуто соглашение, согласно которому отряды Эцела общей численностью в десять тысяч бойцов были включены в состав формирующейся израильской армии по всей территории страны (Эцел считал, что это соглашение не распространяется на Иерусалим, который тогда официально не считался частью еврейского государства, и действовал в городе независимо; см. Планы раздела Палестины). 20 июня 1948 г. к берегам Израиля в районе поселения Кфар-Виткин подошло снаряженное Эцелом судно «Альталена» с грузом оружия из Европы; руководство Эцела было готово передать большую часть груза Армии Обороны Израиля, оставив за собой лишь пятую часть, которая была необходима для отрядов, сражавшихся в Иерусалиме. Однако израильское правительство во главе с Д. Бен-Гурионом не приняло это условие и потребовало передать ему весь груз. Эцел отказался, и Бен-Гурион отдал приказ обстрелять и потопить «Альталену». Корабль, на который поднялся Бегин, был потоплен у тель-авивского берега. Эта акция грозила взрывом гражданской войны, однако во взволнованной речи, переданной радиостанцией Эцела, Бегин призвал своих сторонников во что бы то ни стало избежать братоубийства.

Бегин не присоединился к официальному руководству ревизионистского движения. В октябре 1948 г. он основал партию Херут и в качестве ее лидера стал членом Кнесета 1-го созыва, где партия получила 14 мест. Успех на выборах сделал Бегина признанным вождем всего ревизионистского движения. Идеологической платформой Херута была «ревизионистская» концепция В. Жаботинского, учеником и последователем которого считал себя Бегин: принцип «хад нес» (буквально `только одно знамя`), то есть единая национальная цель в отличие от двуединого характера сионистско-социалистического движения и абсолютный приоритет национальных и государственных интересов над «классовыми»; создание либерального общества со свободной экономикой при минимальном вмешательстве государства в общественную и экономическую жизнь; распространение суверенитета еврейского государства на всю историческую территорию Эрец-Исраэль («по обоим берегам Иордана»); установление отношений с арабскими соседями с позиции военно-политической силы еврейского государства. Бегин последовательно выступал против каких-либо контактов между Израилем и Германией.

В Кнесетах первого–восьмого созывов Бегин был выдающимся лидером оппозиции. Он последовательно выступал за строгое соблюдение законности и демократические свободы и проявил себя ответственным оппозиционером, готовым поддержать правительство в вопросах национального значения. Тем не менее, когда 7 января 1951 г. Бен-Гурион вынес на обсуждение Кнесета вопрос о получении Израилем немецких репараций за экспроприированное и разграбленное в период нацизма еврейское имущество, Бегин стал во главе бурной манифестации протеста; при попытке демонстрантов ворваться в здание Кнесета полиция пустила в ход слезоточивый газ, а демонстранты разбили камнями стекла в окнах здания; Бегин был на три месяца отстранен от участия в парламентских заседаниях.

Ораторские способности, принципиальность, политическая честность и личная скромность снискали Бегину славу выдающегося парламентария и политика и способствовали росту его личного влияния. Увеличилось также влияние его фракции на широкие круги общественности, что подорвало политический бойкот, который Бен-Гурион объявил Херуту. Этот бойкот выразился в концепции коалиции «от стены до стены, но без Херут и Маки [коммунистов, см. Коммунистическая партия Израиля]». В 1965 г., накануне выборов в Кнесет 6-го созыва, Бегину удалось объединить Херут и Либеральную партию (см. Либеральная партия в Израиле) в единый блок Гахал (см. Ликкуд). В 1967 г., в разгар кризиса, приведшего к Шестидневной войне, Бегин предложил, чтобы Бен-Гурион взял на себя руководство государством (предложение не было принято). В эти дни руководители Рафи совместно с Бегином планировали создание правительства национального единства с участием представителей Гахала. 1 июня 1967 г. такое правительство было сформировано, и его глава Л. Эшкол назначил Бегина министром без портфеля.

В день начала войны (5 июня 1967 г.) Бегин потребовал, чтобы правительство поручило Армии Обороны Израиля освободить Старый город Иерусалима, оккупированный Иорданией. (Вследствие вступления Иордании в войну предложение Бегина фактически было принято.) Бегин участвовал в формулировке законодательных актов об объединении и расширении Иерусалима, был инициатором решения правительства, согласно которому в отсутствие мирного договора с арабской стороной Армия Обороны Израиля будет оставаться вдоль линий прекращения огня. В апреле 1970 г. Бегин вышел в отставку с поста министра, когда правительство, возглавлявшееся Голдой Меир, приняло решение о готовности вести мирные переговоры с арабами на основе резолюции ООН №242, что означало согласие Израиля на компромисс в отношении занятых в ходе Шестидневной войны территорий, включая Иудею и Самарию.

В 1973 г. по инициативе А. Шарона был создан блок Ликкуд, в который кроме Гахала вошел Свободный центр во главе с Ш. Тамиром и ряд политических группировок, разделявших концепцию неделимости Эрец-Исраэль. В Кнесете 8-го созыва фракция Ликкуда насчитывала 39 человек (фракция правящего блока Ма‘арах — коалиции Израильской партии труда и Мапам — 51 человек). На выборах в Кнесет 9-го созыва (15 мая 1977 г.) Ликкуд под руководством Бегина превратился в первую по величине фракцию в Кнесете (43 места), и Бегин сформировал первое в истории Израиля правительство, во главе которого не стояла Израильская партия труда.

В широких кругах израильской общественности бытовало сформированное противниками Бегина представление, что его приход к власти не только подорвет шансы на заключение мира с арабами, но и приведет к новой войне; многие считали, что Бегин у власти — это угроза израильской демократии и конституционному строю. Многолетнее бессменное правление Израильской партии труда привело к частичному сращению верхушки социалистической партийной системы с общественным, экономическим и культурным истеблишментом. Поэтому победа на выборах Ликкуда, основную электоральную базу которого составляли социальные и политические группы, оказавшиеся на периферии израильского общества и не представленные в истеблишменте, была не только важным политическим событием, но и началом глубоких социальных изменений в израильском обществе и ощущалась многими как переход власти в руки чуждого элемента, как крах традиционных идеалов и «старого Израиля». Решающую роль в победе Ликкуда сыграла поддержка выходцев из восточных общин, видевших в Бегине народного лидера, глубоко понимавшего их проблемы. Несмотря на недоброжелательность части прессы, серьезные неудачи в экономической политике (см. ниже) и возвращение многих избирателей (в первую очередь, сторонников Демократического движения за перемены, см. Государство Израиль. Политическая жизнь, партии) к Ма‘араху, на выборах в Кнесет 10-го созыва (1981) Ликкуд увеличил свое представительство с 43 до 48 депутатов и продолжал оставаться самой большой парламентской фракцией (увеличение представительства Ликкуда частично произошло за счет партий правящей коалиции). Своей победой на выборах Ликкуд был во многом обязан авторитету и широкой популярности Бегина, использовавшего в ходе предвыборной кампании свой ораторский талант и личное влияние; во втором коалиционном правительстве, сформированном Бегином 5 августа 1981 г., политико-идеологическая линия Херута стала доминантной.

Бегин не подорвал демократический режим в стране; напротив, его крайняя педантичность в правовых вопросах, выразившаяся, в частности, в том, что юридический советник правительства (см. Государство Израиль. Судебная система) стал постоянным участником заседаний кабинета министров, рассматривалась многими как чрезмерный юридический формализм и не раз вызывала критику.

Основой обоих правительств, сформированных Бегином, была коалиция между Ликкудом, Национальной религиозной партией (Мафдал) и остальными религиозными партиями. Это сотрудничество вызывалось политической необходимостью и вместе с тем соответствовало мировоззрению Бегина, который считал себя приверженцем еврейской религиозной традиции и даже религиозным евреем. Правительство Бегина выступило инициатором ряда законов, которые укрепляли статус ортодоксального иудаизма в Израиле (ср. Реформизм в иудаизме, Консервативный иудаизм), гарантировали право соблюдения ряда религиозных норм, например, произведение аутопсии (см. Аутопсия и диссекция) только с согласия семьи, запрет абортов по социальным причинам и т. п. (см. Государство Израиль. Исторический очерк. Правительство Бегина). Вес религиозных партий во втором правительстве Бегина, опиравшемся на узкую коалицию из 61 депутата, еще более возрос, и их влияние на законодательную инициативу правительства значительно усилилось.

Сформированное Бегином в 1977 г. коалиционное правительство выступило инициатором широких мероприятий в экономической, социальной и политической сферах. В экономической сфере были провозглашены новые принципы, так называемый экономический переворот октября 1977 г., конечной целью которого была полная либерализация израильской экономики, характеризовавшейся до того времени массивным государственным вмешательством и наличием многообразных централизованных инфраструктур социалистического типа. Однако «переворот» был слишком резким и привел к утрате контроля над экономикой; стремительный рост инфляции, достигшей в конце 1980 г. 130% в год, и признаки спада потребовали частичного возврата к политике государственного регулирования экономики; ломка традиционно сложившихся экономических структур оказалась болезненной и сопровождалась финансовыми и экономическими трудностями, которые сразу проявились в израильском хозяйстве, в особенности в аграрном секторе.

В социальной сфере Бегин был инициатором энергичной политики немедленного искоренения исторически сложившегося неравенства между выходцами из Европы и выходцами из восточных стран, в своем большинстве прибывшими в страну после образования государства и превратившимися в периферийную часть (так называемой второй Израиль) уже сформировавшегося к тому времени израильского общества. В центре этой политики стоял общенациональный проект комплексной государственной и общественной помощи некоторым поселениям и районам городов. Проект предполагал улучшение жилищных условий, развитие городской среды, социальных и культурных услуг, поднятие уровня дошкольного и школьного образования и помощь в получении высшего образования. Осуществление программы потребовало огромных затрат. Бегин обратился к мировому еврейству с призывом принять участие в финансировании проекта, и его призыв нашел широкий отклик.

С приходом к власти Бегин начал проводить активную внешнюю политику, преследовавшую определенные стратегические цели: достижение мира с Египтом, упрочение геополитического положения Израиля на Ближнем Востоке (Бегин понимал это как необходимость углубить военно-политическое сотрудничество с США и не допустить установления сирийского контроля над Ливаном), реализацию исторических прав Израиля на Иудею, Самарию и полосу Газы.

Бегин был инициатором переговоров с президентом Египта А. Садатом. Негласные переговоры с Египтом начались сразу же после сформирования правительства Ликкуда в 1977 г. Личный вклад Бегина в достижение мира с Египтом был решающим: он непосредственно руководил переговорами и участвовал в основных встречах.

Многие, в том числе ряд лидеров Израильской партии труда, считали, что уступки Египту, в первую очередь эвакуация израильских поселений, слишком велики, однако тот факт, что решение было принято Бегином, который был известен своим максимализмом, значительно уменьшил сопротивление этим уступкам. Достижение мира с Египтом потребовало от Бегина и личных жертв. Он сознательно преуменьшил свой вклад сравнительно с вкладом президента А. Садата, предоставив ему играть роль инициатора мирных переговоров («инициатива Садата»). Бегин и Садат были награждены в 1978 г. Нобелевской премией мира.

Готовность Бегина к уступкам не распространялась на историческую территорию Эрец-Исраэль. Началось интенсивное еврейское заселение Иудеи, Самарии и полосы Газы. За время пребывания Бегина у власти численность еврейского населения там утроилась – с 7,1 тыс. человек в конце 1976 г. до 23,7 тыс. по переписи 1983 г.; в начале 1980-х гг. были начаты широкие строительные проекты; объекты, сданные в эксплуатацию в 1984-85 гг., позволили вновь утроить еврейское население Иудеи, Самарии и полосы Газы (по оценке поселенческих движений – 60 тыс. человек на 1985 г.); всего за этот период было создано более 100 поселений (см. Государство Израиль. Еврейские поселения на контролируемых территориях). Эта политика вызывала недовольство стран Запада, часто выражавшееся в политическом и экономическом давлении на Израиль, и острые политические дискуссии в стране, в частности, по вопросу об арабской автономии в Иудее, Самарии и полосе Газы. Мирный договор между Израилем и Египтом (Кемп-Дейвидский договор) предусматривал, что Израиль вступит в переговоры с представителями арабского населения этих территорий (ООП не признавалась партнером в переговорах), чтобы достичь соглашения о местном самоуправлении. Пятилетний период арабской автономии должен был стать подготовительным этапом к переговорам об окончательном статусе Иудеи, Самарии и полосы Газы; Кемп-Дейвидское соглашение признавало за представителями арабского населения право потребовать самоопределения. Бегин разъяснил свою позицию: если на переговорах арабы выступят с требованием самоопределения, Израиль, со своей стороны, потребует суверенитета над Иудеей, Самарией и полосой Газы. По-видимому, чтобы подчеркнуть, что территориальные уступки Египту не могут служить прецедентом, Кнесет по инициативе Бегина в декабре 1981 г. принял решение о распространении израильского закона на Голанские высоты, вызвавшее недовольство США (см. ниже).

На усиление сирийского вмешательства в Ливане Бегин ответил активизацией израильской поддержки ливанских христиан. По распоряжению Бегина израильские самолеты сбили сирийские вертолеты, атаковавшие позиции христиан в Захле. Когда в ответ на эту акцию сирийцы разместили в юго-восточном Ливане противовоздушные ракеты, Бегин заявил, что если сирийцы не отведут их оттуда, Израиль немедленно уничтожит их; атака на сирийские ракетные установки не состоялась, так как США обязались добиться отвода ракет политическим путем. В июне 1981 г. Бегин, исполнявший тогда также обязанности министра обороны, приказал израильским ВВС уничтожить готовый к пуску иракский ядерный реактор возле Багдада; эта беспрецедентная операция израильских ВВС вызвала критику со стороны части оппозиции и острую реакцию западных стран, в частности США (см. ниже); впоследствии, однако, события в Персидском заливе (1990-91 гг.) заставили большинство критиков – в первую очередь в США — пересмотреть свои взгляды.

В июле 1981 г. Бегин приказал бомбить штаб-квартиры террористических организаций в Бейруте, а в июне 1982 г., в ответ на покушение на израильского посла в Лондоне Ш. Аргова, правительство Бегина приняло решение о проведении операции под девизом «Мир Галилее» (см. Ливанская война). Объявленная правительством цель операции – уничтожение плацдарма террористической деятельности в радиусе около 30 км от израильской границы — встретила полную поддержку оппозиции, однако, когда военные действия приняли более широкий характер и израильские силы вышли к шоссе Бейрут – Дамаск, а затем блокировали Бейрут и начали интенсивный артиллерийский обстрел восточной части города, где, по оценкам, сосредоточилось около 10 тыс. террористов, в стране произошла политическая поляризация и прокатилась волна многотысячных митингов протеста против войны, особенно усилившихся после резни, учиненной ливанскими христианами в лагерях палестинских беженцев Сабра и Шатила (см. Ливанская война. Резня в Сабре и Шатиле и комиссия Кахана). Оппозиция обвиняла Бегина в том, что он впервые в истории Израиля использовал армию для достижения политических целей, ввергнув страну в войну, которая, по его собственному заявлению, не была неизбежной.

Бегин стремился к углублению военно-политического сотрудничества с США. Во время визита Бегина в Вашингтон в сентябре 1981 г. было достигнуто согласие о «стратегическом сотрудничестве», по которому Израиль должен был стать частью глобальной оборонной системы США, В подписанном спустя два месяца меморандуме упоминался Советский Союз как общий противник США и Израиля, что вызвало резкую критику оппозиции, считавшей это упоминание неуместной провокацией по отношению к Советскому Союзу. Тем временем США сделали ряд шагов в направлении укрепления отношений с Египтом и Саудовской Аравией, частично – за счет интересов Израиля. Осенью 1981 г. Израилю не удалось блокировать в Конгрессе решение президента о поставке Саудовской Аравии оснащенных по последнему слову техники самолетов слежения и раннего предупреждения «Айвакс», а американская и египетская армии провели совместные военные маневры в восточном Египте. В ответ на уничтожение иракского ядерного реактора США задержали на два месяца поставку купленных Израилем военных самолетов. В ноябре 1981 г., когда США выступили в поддержку плана короля Саудовской Аравии Фахда по урегулированию ближневосточного конфликта (так называемой программы из восьми пунктов), напряженность в израильско-американских отношениях возросла. Когда в ответ на принятие Кнесетом Закона о Голанах США заморозили американо-израильский меморандум, Бегин денонсировал его в резкой беседе с американским послом. В сентябре 1982 г. правительство Бегина категорически отвергло так называемый план Рейгана по урегулированию арабо-израильского конфликта (см. Государство Израиль. Исторический очерк. Война в Ливане и ее последствия).

Постоянно возраставшее число жертв среди израильских военнослужащих в Ливане и раскол в израильском обществе по вопросу о войне оказали тяжелое моральное воздействие на Бегина. После смерти жены Ализы (ноябрь 1982 г.), с которой Бегин прожил всю жизнь, он фактически отошел от руководства правительством и в августе 1983 г. подал в отставку. Остаток жизни он прожил в своей иерусалимской квартире как частное лицо, подчеркнуто избегая публичных встреч. Несмотря на это, в широких кругах израильского общества Бегин не потерял популярности. В соответствии с завещанием Бегина, его похороны были проведены без государственных почестей; в траурном шествии, однако, приняли участие тысячи человек, съехавшихся со всех концов страны. Бегин похоронен на Масличной горе рядом с женой и по соседству с могилами казненных англичанами членов Эцела.

Бегин — автор многочисленных статей на политические и идеологические темы, а также трех книг — «Ха-меред» («Восстание», 1950, мемуары о подпольной борьбе Эцела против английских властей; русский перевод, Т.-А., 1976), «Бе-лейлот леваним» («Белыми ночами», 1953, воспоминания о советских лагерях; русский перевод, Т.-А., 1978, Иер.—М., 1991; М., 1993), «Ба-махтерет: ктавим ве-те‘удот» («В подполье: сочинения и документы», в 4 томах, 1959–61). Жизни Бегина и его политической деятельности посвящен ряд исторических исследований как на иврите, так и на других языках.

Бегин Биньямин Зеев (родился в 1943 г., Тель-Авив), сын Менахема Бегина. Учился в Еврейском университете в Иерусалиме и в университете штата Колорадо, доктор геологии. В 1988–99 гг. — член Кнесета от партии Ликкуд, один из ведущих деятелей движения. В 1996-97 гг. был министром по делам науки.

 СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ > Общественно-политическая и религиозная жизнь
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 
См. также:
 
⇒ Бен-Гурион Давид 
⇒ Шарет Моше 
⇒ Эшкол Леви 
⇒ Аллон Иг’ал 
⇒ Меир Голда 
⇒ Рабин Ицхак 
⇒ Шамир Ицхак 
⇒ Перес Шим‘он 
⇒ Нетанияху Биньямин 
⇒ Барак Эхуд 
⇒ Шарон Ариэль 
⇒ Ольмерт Эхуд
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Башмет Юрий Беер-Товия следующая статья по алфавиту