главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Аргентина. Электронная еврейская энциклопедия

Аргентина

КЕЭ, том 1 + Доп. 2, кол. 191–197 + 69–75
Опубликовано: 1995
Обновлено: 01.09.2004

АРГЕНТИ́НА, федеративная республика в Южной Америке. После захвата Португалии Испанией (1581), часть португальских марранов эмигрировала в Аргентину, являвшуюся испанской колонией. Число этих эмигрантов, как и степень их связи с иудаизмом, неизвестны. Немногочисленные отрывочные и не всегда достоверные данные свидетельствуют о существовании в Аргентине тайных иудаистов в 17–18 вв. Конституция 1853 г. гарантировала полную религиозную свободу жителям Аргентины. Еврейские эмигранты из Западной Европы стали прибывать в Аргентину в 40-х гг. 19 в., но первые сведения о еврейских общинах относятся лишь к шестидесятым годам. Шаги правительства Аргентины по привлечению в страну евреев-эмигрантов из России, последовавшие после еврейских погромов в России в 1881 г., привели к значительному росту в конце 1880-х гг. еврейской эмиграции из Восточной Европы, в основном из Российской империи. Приток еврейских иммигрантов возрос после создания Еврейского колонизационного общества (ЕКО). Подавляющее большинство их составляли ашкеназы; некоторое количество сефардов прибыло из Османской империи и Северной Африки. Значительное число еврейских переселенцев осело в столице Аргентины Буэнос-Айресе. Наибольшее число евреев иммигрировало в 1906 г. и 1912 г. (по 13 тыс. человек в год). К 1914 г. еврейство Аргентины уже создало разветвленную сеть собственных организаций: религиозных, образовательных, благотворительных, культурных и политических.

Одним из аспектов истории аргентинского еврейства, отличающих ее от истории евреев в других странах диаспоры, является наличие в Аргентине еврейских сельскохозяйственных поселений (колоний). Организация их началась в 1888 г. В 1889 г. было основано первое еврейское сельскохозяйственное поселение Мойзесвилль под покровительством Альянса. В том же году В. Левенталем был выработан и представлен барону М. де Гиршу долгосрочный план развития еврейских сельскохозяйственных поселений. Барон де Гирш одобрил план, видя в нем возможность трудоустройства евреев — эмигрантов из России. В 1891 г. прибыла первая партия поселенцев из России. В 1892 г. русское правительство изъявило свое согласие на проект, надеясь, что в течение 25 лет 3 млн. 250 тыс. евреев покинут Россию. Но план не осуществился, так как аргентинский парламент не разрешил продажу крупных земельных наделов и поэтому пришлось отказаться от массовой организации еврейских сельскохозяйственных поселений.

Ко времени смерти барона де Гирша (1896) ЕКО владело 302 736 га земли в районах Буэнос-Айрес, Энтре-Риос и Санта-Фе. В поселениях, организованных на этих землях, осело 910 семей (6 757 человек). Поселенческая деятельность успешно продолжалась в первой четверти 20 в., и к 1925 г. колонии занимали 617 468 га и насчитывали 20 382 человек. Однако в последующие годы начался их упадок. К 1964 г. осталось всего 782 семьи еврейских фермеров, обрабатывающих собственные земли. К этому времени общая площадь земли, находившейся во владении евреев, составляла приблизительно 450 тыс. га. Распад сельскохозяйственных поселений был вызван многими причинами: неблагоприятным расположением части из них; их крайней зависимостью от иностранных рынков; обычным для аргентинского сельского хозяйства экстенсивным методом, обусловленным большой протяженностью земельных наделов и связанной с этим низкой плотностью населения. Главным фактором, однако, была притягательная сила города.

Первый в Аргентине еврейский сельскохозяйственный кооператив был создан в 1900 г. В 1925 г. было положено начало организации Кооператив кооперативов (впоследствии Сельскохозяйственное братство). Она до сих пор является центральной организацией еврейского сельскохозяйственного кооперативного движения Аргентины, в котором участвуют 22 кооператива. Региональная федерация кооперативов с центром в Паране также примыкает к Сельскохозяйственному братству. В 1967 г. объем закупок, произведенных кооперативами, составил в истинном выражении 1 640 594 долларов, ими продано 50 598 тонн зерновых культур на сумму 2 676 705 долларов. Основные зерновые культуры, выращиваемые еврейскими сельскохозяйственными кооперативами, — пшеница (валовой сбор 1967 г. — 44 464 т), сорго (4468 т) и подсолнечник (1237 т). В 1965 г. количество фермеров, сбывающих свою продукцию через кооперативы, достигло 63% общего числа еврейских фермеров.

В 1897 г. в Аргентине возникли первые сионистские организации в сельскохозяйственных поселениях, а также в столице. С тех пор сионистская ориентация является преобладающей среди еврейского населения страны. Наряду с сионистскими организациями существовали также бундовские, коммунистические и анархистские группы. В некоторых профсоюзах, где было представлено более или менее значительное число еврейских рабочих, Бунд пытался создать автономные еврейские секции, которые он определял как секции говорящих на языке идиш. Классовые и политические разногласия, глубокие социальные различия между иммигрантами из Восточной и Западной Европы, а также проявление личного честолюбия ряда лидеров еврейства Аргентины, в течение некоторого времени препятствовали созданию в стране центральных еврейских организаций. Первой из них был основанный в 1915 г. Центральный комитет помощи евреям — жертвам войны. В 1916 г. по инициативе сионистов и при участии всех других еврейских организаций, кроме крайних левых, был созван конгресс аргентинского еврейства. Конгресс принял решение требовать по окончании мировой войны признания независимости евреев в Эрец-Исраэль и предоставления евреям каждой страны диаспоры всей полноты прав граждан данной страны. В 1917 г. несколько десятков молодых аргентинских евреев вступили добровольцами в ряды Еврейского легиона.

После большевистского переворота 1917 г. в России правительство Аргентины стало всерьез опасаться роста революционной активности в стране. Поскольку обыватель слабо отличал евреев — выходцев из России от русских, то антиреволюционные настроения сразу приняли антиеврейскую направленность. Всеобщая забастовка 1919 г. послужила поводом для крупнейшей антисемитской провокации. Власти распространили слух, что сформировано «тайное правительство» во главе с евреем П. Вальдом, якобы ставшим «диктатором-президентом», а забастовка изображалась как предпринятая этим правительством попытка «большевистской революции». Последовавшие за этими слухами многодневные погромы вошли в историю евреев Аргентины под названием «Трагическая неделя». Руководители еврейских организаций опубликовали воззвание к народу страны. Делегация евреев была принята президентом Аргентины, который выразил порицание погромщикам и одновременно недовольство тем, что делегация говорила от имени евреев Аргентины как некой общности.

Растущий антагонизм по отношению к евреям привел в 1920-е гг. к существенному усложнению процедуры допуска их в страну в качестве иммигрантов. В ноябре 1921 г. и в августе 1924 г. ЕКО заключило особые соглашения с департаментом иммиграции, однако подчас евреи бывали вынуждены пытаться иммигрировать в Аргентину нелегально (при одной из таких попыток несколько человек утонули во время переправы через реку Уругвай). Тем не менее, в 1920-е гг. в Аргентину прибыло около 79 тыс. евреев. Экономическое положение иммигрантов, прибывших в страну в конце 19 в. – начале 20 в., продолжало улучшаться. Было создано 15 кредитных товариществ. Увеличилось число благотворительных учреждений. Большого расцвета достигла пресса, литература и театр на идиш. Евреи — уроженцы Аргентины, для которых родным языком стал испанский, создали в 1926 г. собственную организацию Сосиедад эбраика Архентина (Аргентинское еврейское общество — АЕО).

После революции 1930 г. в Аргентине наступил период политических волнений, в которых существенную роль сыграли и антисемитские организации. Начиная с 1933 г. они стали пользоваться поддержкой германских дипломатических учреждений и аргентинского филиала германской нацистской партии. В 1939 г. была создана Организация самозащиты аргентинских евреев (ОСАЕ), объединившая в своих рядах как ашкеназов, так и сефардов. Продолжалась интенсивная культурная деятельность. В 1934 г. был основан комитет для централизации всей системы еврейского образования. Ряд новых организаций, как культурных, так и религиозных, основали еврейские иммигранты из Центральной Европы.

28 июля 1938 г. было опубликовано официальное сообщение, резко ограничивающее иммиграцию в Аргентину и предусматривающее жесткие меры борьбы с нелегальной иммиграцией. Правительство Аргентины, проводившее политику дружественного нейтралитета по отношению к нацистской Германии, до 1944 г. не разрешало еврейским беженцам, прибывавшим в порт Буэнос-Айреса, сойти на берег (в период 1938–44 гг. прибыло 35 судов с еврейскими эмигрантами). Большинство беженцев вернулись в Европу и только незначительная часть смогла получить убежище в Чили и на острове Кюрасао. В 1933 г. – начале 1945 г. в Аргентину прибыли 39 400 еврейских беженцев, из них 26 500 легально, несмотря на то, что дискриминация еврейских иммигрантов не только продолжалась, но в середине этого периода еще более усилилась.

Приход к власти Х. Д. Перона (1946) был встречен еврейским населением с чувством тревоги, которая была частично рассеяна конституцией 1949 г., запретившей расовую дискриминацию, и заявлениями Перона о поддержке его правительством прав евреев и права Государства Израиль на существование. Однако именно в эти годы Аргентина стала пристанищем для тысяч немецких военных преступников и коллаборационистов, бежавших из Европы, что превратило Буэнос-Айрес в международный центр нацистской, в том числе и антисемитской, активности, а еврейская иммиграция была окончательно прекращена. Свержение Перона (1955) сопровождалось ростом антисемитской деятельности крайне правого движения аргентинских националистов — акуара и ряда других организаций. Антисемитские настроения еще более усилились после поимки А. Эйхмана (1960) и его казни в Израиле (1962; см. Эйхмана процесс). Порицание антисемитизма сенатом Аргентины (1961) не было подкреплено законодательными мерами, и хотя в 1963–64 гг. антисемитские организации были объявлены вне закона, это не положило конец антисемитизму.

С приходом к власти военной хунты во главе с генералом Х. К. Онганиа (июнь 1966 г.) Аргентина была провозглашена (в так называемом Революционном статуте, принятом новым режимом и объявленном определяющим по отношению к конституции страны) «католическим государством, принадлежащим к западной цивилизации». Военные власти уволили многих евреев из государственных учреждений и отказались восстановить на работе профессоров-евреев, подавших в отставку (вместе с большей частью преподавательского состава) в знак протеста против отмены хунтой университетской автономии. После смещения Онганиа в июне 1970 г. ситуация не изменилась. Поэтому многие евреи приветствовали возвращение в страну генерала Перона и его избрание главой государства в сентябре 1973 г., несмотря на то, что некоторые организации, примыкавшие к основанной и возглавлявшейся им Хустисиалистской партии (особенно профсоюзные и молодежные), выступали с антисемитских позиций и провозглашали своей целью создание национал-социалистического (по их собственному объяснению, «национального, народного и христианского») государства.

Была воссоздана проперонистская Еврейская организация Аргентины, существовавшая в 1947–55 гг. После победы на выборах Перон оставил Х. Б. Гельбарда (1917–77), назначенного его предшественником Э. Кампорой (президент Аргентины в мае–сентябре 1973 г.), на посту министра экономики, допустил нескольких евреев в среднее звено центральной государственной администрации и публично заявил о своих симпатиях к еврейству и Государству Израиль, объяснив, что концепция «синархии» («совместной власти», то есть союза пяти мировых сил — иудаизма, коммунизма, капитализма, масонства и «псевдокатолических лож», — стремящихся нанести Аргентине ущерб и подчинить ее своему диктату; была выдвинута Пероном еще в 1940-х гг.) не может быть применена к местной еврейской общине. Это, однако, не улучшило отношение к евреям со стороны значительной части активистов правящей партии и ряда ее руководителей, например, ближайшего советника Перона Х. Лопеса Реги; министерство социального обеспечения, которое он возглавлял, открыто выпускало антисемитскую литературу.

В 1973 г. многие видные хустисиалисты демонстративно вступили в антисионистское и антиизраильское Аргентинское движение за освобождение Палестины, вновь созданное организациями проживающих в стране арабов при участии посольств мусульманских стран. Не прекращались юдофобские выступления в печати и насильственные действия против евреев (взрывы бомб в синагогах и помещениях еврейских организаций, поджоги, избиения).

Обстановка еще более ухудшилась после смерти Перона и вступления на пост президента его вдовы М. Э. Мартинес де Перон. В условиях охватившего страну экономического и политического кризиса, разгула террора евреи стали козлами отпущения и для правых экстремистов (Антикоммунистический альянс Аргентины, вооруженные формирования которого только в 1974 г. уничтожили несколько сот человек), и для левацких организаций, многие из которых пользовались поддержкой радикальных арабских режимов и сотрудничали с Организацией освобождения Палестины (ООП), и для значительной части перонистского руководства, ведущую роль в котором до своего ухода в отставку в июне 1975 г. играл Х. Лопес Рега. Газеты, в том числе и «респектабельные», а также государственное телевидение вели антисемитскую пропаганду, утверждая, в частности, что происходящее в стране является частью «великого масонского еврейско-марксистского заговора», нацеленного на ослабление Аргентины и отрыв от нее южных и западных (андских) провинций для создания в них еврейского государства (так называемый план Андиния, сфабрикованный известным аргентинским экономистом профессором В. Б. Альенде в 1972 г.). Раздавались и прямые призывы к погромам, а ультраправые группировки в своих листовках недвусмысленно рекомендовали убивать евреев. И в Буэнос-Айресе, и в провинции резко возросло число антисемитских инцидентов, связанных с применением насилия.

После возвращения военных к власти в марте 1976 г. леворадикальные организации были разгромлены; Антикоммунистический альянс Аргентины прекратил свою деятельность. Президент Х. Р. Видела, министр иностранных дел и другие видные деятели военного режима публично осудили антисемитизм; их поддержали католическая церковь и ведущие органы печати страны. Власти закрыли издательства «Милисия», «Одаль» и «Оксиденте», специализировавшиеся на публикации юдофобской литературы, приостановили выпуск журнала «Кабильдо», который называли «точной копией “Штюрмера”». В октябре 1977 г. был опубликован проект закона, направленного против разжигания расовой и религиозной ненависти. Все это, однако, не привело к прекращению антисемитских выпадов в печати (серия издевательских карикатур на тему Катастрофы в журнале «Умор» и т. п.) и нападений на евреев. В ходе ожесточенной борьбы между правительством и вооруженными левацкими группировками (так называемыми городскими партизанами) сотни евреев, главным образом молодых, были похищены военными и большей частью бесследно исчезли. Впоследствии, в середине 1980-х гг., выяснилось, что из 30 тыс. десапаресидос (без вести пропавших в годы правления военного режима) 5% составили евреи (1,5 тыс. человек), причем в тайных тюрьмах, где зачастую в широком ходу была нацистская символика, с ними обращались хуже, чем с неевреями.

В апреле 1977 г. последовал арест редактора крупной газеты «Опиньон» Х.(Я.) Тимермана по обвинению в связях с еврейским финансистом Д. Грейвером (незадолго до этого погибшим в авиакатастрофе), который якобы оказывал помощь группировке городских партизан «Монтонерос»; в ноябре того же года Х. Тимерман был лишен гражданских прав, а его имущество конфисковано. Несмотря на то, что верховный суд Аргентины дважды признал Х. Тимермана невиновным, он оставался в тюрьме (где неоднократно подвергался пыткам) до сентября 1979 г., когда протесты аргентинских и международных еврейских и правозащитных организаций вынудили военных освободить его (сразу после этого Х. Тимерман репатриировался с семьей в Израиль, где в 1981 г. выпустил книгу «Заключенный без имени, камера без номера», в которой подробно рассказал о пережитом в застенке). «Дело Грейвера-Тимермана» было широко использовано антисемитской пропагандой, возвестившей о существовании «еврейско-марксистско-монтонерского заговора».

С началом войны между Аргентиной и Великобританией из-за Фолклендских островов (апрель–июнь 1982 г.) Делегация еврейских ассоциаций Аргентины (см. ниже) выступила с заявлением в поддержку правительства; многие евреи сражались в рядах аргентинской армии (в это время в ней впервые был введен институт военных раввинов). Летом и осенью 1982 г., в связи с Ливанской войной и ослаблением военного режима, руководители которого заявили о своем намерении передать власть демократически избранному гражданскому правительству, в Аргентине вновь участились антисемитские инциденты (нападения на евреев, акты вандализма): только в сентябре–октябре было зарегистрировано 53 таких случая. В ходе избирательной кампании по выборам президента и Национального конгресса (1983) Хустисиалистская партия и близкие к ней организации неоднократно допускали антисемитские выпады; с грубыми нападками на евреев, перемежавшимися с похвалами Гитлеру, выступил бывший ректор Национального университета в Буэнос-Айресе А. Отталанго. Активную антиизраильскую и антисионистскую агитацию вели арабские ассоциации. В ряде мест были осквернены еврейские кладбища, разгромлены дома евреев и помещения еврейских организаций; в городе Комодоро-Ривадавия (на юге страны) произошел настоящий погром, в ходе которого вооруженные бандиты разрушали принадлежавшие евреям магазины, врывались в синагоги и частные дома. Подводя итог этим событиям, популярный аргентинский журнал отметил: «В Аргентине евреем быть опасно».

После победы на президентских выборах Р. Альфонсина (в должности с декабря 1983 г.), кандидата Гражданского радикального союза (единственной крупной политической партии Аргентины, последовательно отвергавшей антисемитизм) несколько евреев вошли в правительство страны (Б. Гриншпун — министр экономики, М. Садоски — министр науки и техники, писатель М. Агинис — заместитель министра, впоследствии министр культуры). А. Гасс был избран в сенат, где возглавил комитет по иностранным делам, М. Штубрин и С. Ярославски — в палату депутатов; О. Шуберофф стал ректором Национального университета в Буэнос-Айресе. Раввин М. Мейер и профессор Г. Климовски вошли в правительственный Комитет по розыску пропавших без вести. В 1985 г. Р. Альфонсин внес на рассмотрение Национального конгресса закон, запрещающий дискриминацию во всех ее видах и разжигание национальной, расовой и религиозной розни; он был отвергнут, но три года спустя предложен вновь и утвержден в августе 1988 г. Этот акт мог бы стать юридической основой для ликвидации расистских и националистических организаций (согласно одной из его статей, членство в них и распространение литературы соответствующего содержания может караться тюремным заключением сроком до трех лет), однако многие положения закона фактически не выполнялись.

Правительство Гражданского радикального союза впервые в истории Аргентины приняло меры по выявлению и задержанию скрывающихся в стране нацистских военных преступников: в ноябре 1985 г. был арестован В. Кучман (умер в тюрьме, куда был помещен на время рассмотрения вопроса о его депортации), в ноябре 1987 г. — Й. Швамбергер (в 1988 г. лишен аргентинского гражданства, в мае 1990 г. выслан в ФРГ, где предстал перед судом), в декабре 1988 г. — Я. Хоттентот.

В годы пребывания Р. Альфонсина на посту президента оппозиционные (главным образом правые) силы активно использовали антисемитизм в качестве орудия борьбы против правительства, которое они называли «радикальной синагогой». Раздавались утверждения о том, что Р. Альфонсина привели к власти евреи, дабы с его помощью установить свой контроль над страной; когда он предложил перенести столицу из Буэнос-Айреса на юг страны, это было истолковано как начало осуществления «плана Андиния». Под юдофобскими лозунгами выступали организаторы двух неудавшихся попыток государственного переворота, предпринятых в 1987 г. и 1988 г., — полковники А. Рико и М. А. Сейнельдин, фанатичные католики и поклонники Гитлера (Сейнельдин «прославился» высказыванием: «Я не видал ни зеленых лошадей, ни порядочных евреев»).

С антисемитскими нападками на правительство выступили и некоторые деятели католической церкви (высшие иерархи которой как раз в это время начали налаживать диалог с еврейскими организациями): в марте 1987 г. бывший архиепископ города Ла-Плата заявил в интервью, что высшие эшелоны власти «полны евреев», а в октябре того же года священник М. Бельтран, выступая с проповедью в провинции Кордоба, осудил «еврейское засилье в правительстве и университетах». Антиеврейские настроения сохранялись и в перонистском движении, хотя официально руководство Хустисиалистской партии пыталось отмежеваться от них; крайне антисемитские позиции заняла, в частности, молодежная перонистская организация «Алерта насьональ», лидер которой А. Бьондини позднее, в конце 1980-х гг., принял активное участие в создании неонацистской Национальной рабочей партии.

Во второй половине 1980-х гг. в Аргентине вновь участились случаи осквернения еврейских кладбищ, акты вандализма, направленные против еврейских организаций, нападения на синагоги (властям пришлось даже выставить возле них полицейские посты). Произошло несколько похищений и убийств богатых еврейских бизнесменов. В ноябре 1987 г. (через день после ареста Й. Швамбергера) в сефардской синагоге Буэнос-Айреса взорвалась бомба; в ответ Делегация еврейских ассоциаций Аргентины провела на одной из центральных площадей города массовый митинг, в котором приняли участие и многие неевреи — политические деятели, профсоюзные лидеры, католические священники.

Избрание президентом страны хустисиалиста К. Менема (1989), выходца из эмигрировавшей в Аргентину семьи сирийских арабов-мусульман, поддерживавшего, несмотря на переход в католичество, тесные связи с местной арабской общиной, вызвало определенное беспокойство в еврейской среде, однако уже первые шаги нового главы государства показали, что ему чужды антисемитские предрассудки. В сформированный им кабинет вошли несколько евреев (М. Иконикофф — министр планирования, Э. Каплан — директор протокольного отдела, К. Корах — советник президента); Н. Перл стал губернатором провинции Чубут. Евреев начали назначать на высокие посты во всех государственных органах (исключение составили военно-дипломатический корпус и высшие судебные инстанции). В мае 1990 г. К. Менем принял участие в организованном еврейской общиной Буэнос-Айреса и проходившем в одной из синагог столицы митинге протеста против осквернения еврейского кладбища во французском городе Карпантра (см. Прованс).

После попытки очередного военного мятежа в декабре 1990 г. полковник Сейнельдин (см. выше) был арестован и предан суду. В феврале 1992 г. К. Менем предоставил в распоряжение исследователей материалы из государственных архивов, касающиеся пребывания в Аргентине нацистских преступников (как вскоре выяснилось, эти материалы практически не содержали новой информации). Вместе с тем, власти, в сущности, не вели борьбу с антисемитской пропагандой. В 1992 г. в провинции Буэнос-Айрес было осквернено несколько еврейских кладбищ; в провинции Кордоба обстрелу подвергся автобус с еврейскими детьми. В июле 1994 г. в результате взрыва заминированной автомашины в Буэнос-Айресе было разрушено здание, где располагался ряд еврейских организаций; погибло около ста человек (виновники этого преступления обнаружены не были; предполагается, что его совершили мусульманские фундаменталисты, действовавшие по заданию спецслужб Ирана). В последнее время объектами ксенофобии и насильственных акций в Аргентине, особенно в Буэнос-Айресе, все чаще становятся не евреи, а китайские и корейские иммигранты.

В начале 1970-х гг. в Аргентине жили 250–270 тыс. евреев; в середине 1980-х гг. – около 225 тыс.; в 1990 г. в Аргентине насчитывалось около 211 тыс. евреев (0,6% всего населения), 80% которых были сконцентрированы в Буэнос-Айресе и его пригородах. Основными причинами уменьшения численности еврейского населения страны в 1970–80-х гг. явились естественная убыль и эмиграция, принявшая особенно значительные масштабы в период экономической и политической нестабильности в середине 1970-х гг. и в годы правления военной хунты (1976–83). Значительная часть евреев, покинувших Аргентину, репатриировалась в Израиль (в 1972–82 гг. — 17 972 человека, в 1984–89 гг. — 6 672 человека), остальные — в США, Испанию и Венесуэлу.

Согласно результатам исследования, проведенного в Буэнос-Айресе в 1986 г. и охватившего 9530 семей учащихся еврейских школ, 94% евреев столицы Аргентины были уроженцами страны, большинство остальных — выходцами из других латиноамериканских государств. Среди семей, участвовавших в опросе, 79% были ашкеназскими, 21% — сефардскими; 1% отцов и 3,5% матерей составили неевреи. Среднестатистическая семья состояла из родителей и двоих детей; лишь в 10% семей было четыре ребенка или более. Среднее образование имели 2/3 опрошенных мужчин и 3/4 женщин, высшее — 28% мужчин (главным образом в области медицины или экономики и финансов, реже — техническое) и 25% женщин (как правило, медицинское или гуманитарное). 39,6% мужчин и 35,6% женщин окончили начальную еврейскую школу, 8% мужчин и 12,5% женщин — среднюю. 50% мужчин были заняты в торговле, 22,5% — в финансовой сфере или в обслуживании, 16% — в промышленности; 36% из них составляли владельцы торговых или промышленных предприятий, а всего свыше 2/3 не являлись наемными работниками. 60% женщин составили домохозяйки, среди остальных преобладали конторские служащие и учителя. По данным другого опроса, проведенного в 1986–87 гг. в небольшой общине города Сальта, из 319 семей, принявших в нем участие, 53,1% оказались чисто еврейскими, 30% смешанными, в 11,5% один из супругов был потомком от смешанного брака, другой — неевреем; лишь в пяти случаях (1,6%) супруг-нееврей принял иудаизм.

В 1970-х – начале 1990-х гг. в Аргентине существовали многочисленные еврейские организации и религиозные общины всех направлений — ортодоксальные (ашкеназские и сефардские; см. Ортодоксальный иудаизм), консервативные (см. Консервативный иудаизм), реформистские (см. Реформизм в иудаизме); власти, даже при военном режиме, не чинили никаких препятствий их деятельности. Основное представительное объединение евреев страны — Делегация еврейских ассоциаций Аргентины, основанная в 1933 г. и базирующаяся в Буэнос-Айресе; важную роль играет также образованный в 1952 г. Комитет общин Аргентины (Ва‘ад ха-кехиллот). Значительным влиянием пользуется, несмотря на уменьшение числа ее сторонников в 1980-е гг., Сионистская организация Аргентины. В Буэнос-Айресе большинство еврейских учреждений и организаций (кроме чисто сефардских) находится под эгидой Еврейского аргентинского общества взаимной помощи (ЕАОВП; известно также как Кехилла — `община` на иврите), развившегося из созданной в середине 1980-х гг. ашкеназской хевра каддиша. Ведется поиск новых организационных форм: в 1992 г. в Буэнос-Айресе была учреждена крупная благотворительная и культурная ассоциация «Фундасьон цдака».

В Аргентине работает Центральный совет еврейских общин по вопросам образования; в его ведении — несколько десятков детских садов, начальных и средних школ (большей частью дневных, среди которых наиболее престижными считаются технические училища ОРТа), а также разные курсы, кружки и т. п. По приблизительной оценке, в первой половине 1980-х гг. 69% еврейских детей страны так или иначе получали еврейское образование, но лишь немногим более 50% посещали общинные учебные заведения, в том числе 36% — дневные; из каждых ста первоклассников, поступавших в еврейскую школу, к шестому классу в ней оставалось лишь тридцать пять. В начале 1990-х гг. в еврейских школах обучалось около двадцати тысяч детей. Во второй половине 1970-х гг. Сионистская организация Аргентины при поддержке Тель-Авивского университета и Кехиллы открыла в Буэнос-Айресе Высший педагогический институт Михлелет Шазар (назван в честь Ш. З. Шазара) и Центр еврейских исследований. В апреле 1973 г. в столице Аргентины начала работать ортодоксальная раввинская семинария (первая в Южной Америке), в 1982 г. — консервативная семинария.

В конце 1980-х – начале 1990-х гг. значительно активизировалась культурная деятельность аргентинского еврейства. Появился целый ряд новых общественно-политических журналов: «Мегамот» (издатель — ЕАОВП), «Колоквио» (Латиноамериканский еврейский конгресс), «Индисе» (Центр социальных исследований при Делегации еврейских ассоциаций), «Контроверсия» (публикуется при поддержке Всемирной сионистской организации). Продолжает выходить газета на идиш «Ди пресе» (основана в 1918 г.), хотя из-за сокращения числа читателей она испытывает серьезные финансовые трудности. На испанском языке регулярно издаются: «Мундо исраэлита», «Хуэва пресенсия» (еженедельно), «Комунидадес», «Нуэва Сион» (раз в три недели), ежемесячники «Ла лус» (сефардский), «Ла вое худиа» (ортодоксальный), «Семанарио исраэлита» (орган выходцев из Германии; печатается также на немецком языке). По радио транслируется несколько постоянных программ, предназначенных для евреев. С 1990 г. в Буэнос-Айресе начала работать школа еврейской журналистики. В стране ежегодно проходят месячники еврейской книги. Издательство «Милла», созданное Кехиллой во второй половине 1980-х гг., за первые шесть лет работы выпустило около 100 названий книг. В августе 1988 г. под эгидой Кехиллы в Буэнос-Айресе прошли две международные конференции латиноамериканских еврейских писателей (одна из них — в рамках конгресса Латиноамериканской ассоциации еврейских исследований). В 1992 г. столица Аргентины стала местом проведения конгресса «Сфарад–92», приуроченного к 500-летию открытия Америки Х. Колумбом и посвященного роли сефардов в ее истории.

Экономический и политический кризисы, охватившие Аргентину в конце 1990-х – начале 2000 г., тяжело отразились на положении еврейской общины. Банкротство в 1998 г. двух крупных банков «Патрисиос» и «Майо», принадлежавших евреям, в которых хранили средства граждане-евреи, а также еврейские общины и организации, вызвало очень тяжелые последствия для аргентинских евреев. Так, в 2001 г. жизненный уровень 44 тыс. евреев Аргентины находился ниже черты бедности. Среди самодеятельного еврейского населения безработные составляли 30% (в среднем в Аргентине этот показатель не превышал в этот период 22%), 300 семей аргентинских евреев оказались бездомными. Во много раз возросло число семей, получающих помощь от еврейских общинных организаций, которые несмотря на финансовую поддержку еврейских организаций США, Израиля, Канады находятся в трудном положении. Еврейская община Аргентины потеряла 26 млн. долларов в результате банкротства двух крупных банков. Кризис привел к резкому увеличению числа евреев, репатриирующихся в Израиль или эмигрирующих в другие страны (США, Канаду, Испанию). Так, в 2000 г. в Израиль прибыли 1053 аргентинских еврея, в 2001 г. — 1375, в 2002 г. — 5931, в первой половине 2003 г. — 642. Численность еврейского населения продолжала уменьшаться в конце 1990-х гг. и к началу 2000 г. и составляла около 195 тыс. человек.

В 1949 г. Аргентина признала Государство Израиль и установила с ним дипломатические отношения. После Шестидневной войны Аргентина была одной из тех стран Латинской Америки, которые наиболее энергично выступали против советских и арабских требований освобождения Израилем занятых территорий без предварительных условий. В то же время Аргентина упорно настаивала на интернационализации Иерусалима. Между обеими странами был заключен ряд торговых договоров. Торговый баланс поначалу склонялся в пользу Аргентины, экспортирующей в Израиль значительное количество мяса. В 1974 г. импорт в Израиль составил в денежном отношении 25,3 млн. долларов; экспорт из Израиля — 3,5 млн. долларов. В 1957 г. было подписано соглашение о культурном обмене. В течение 1960-х – начале 1970-х гг. успешно развивалось и техническое сотрудничество.

В 1970–1980-х гг. отношения между Израилем и Аргентиной в основном были ровными; правительства последней, как гражданские, так и военные, стремились придерживаться сбалансированного подхода к ближневосточному конфликту и развивать связи как с Израилем, так и с арабскими государствами. Активную антиизраильскую и проарабскую пропаганду вели главным образом оппозиционные силы: например, во время пребывания у власти Р. Альфонсина перонисты требовали разрешить ООП открыть в Аргентине свое официальное представительство, однако их лидер К. Менем, став президентом, такого разрешения ООП не дал. В 1975 г. представитель Аргентины на Генеральной Ассамблее ООН воздержался при голосовании по резолюции, приравнявшей сионизм к расизму (в 1990 г. палата депутатов Национального конгресса осудила эту резолюцию, а в декабре 1991 г. аргентинская делегация в ООН голосовала за ее отмену).

Постоянно увеличивался объем торговли между Аргентиной и Израилем. К 1980 г. резко возрос объем израильского экспорта в Аргентину и составил 33,2 млн. долларов, импорт из Аргентины также значительно увеличился и составил 42,7 млн. долларов. В 1990 г. торговый баланс изменился в пользу Израиля. Экспорт в Аргентину составил 78,6 млн. долларов, импорт из Аргентины — 66,7 млн. долларов. Экономические отношения между двумя странами достигли пика в 1999 г.: экспорт в Аргентину вырос до 100,8 млн. долларов, импорт из Аргентины — до 71,7 млн. долларов. Однако в связи с тяжелым экономическим кризисом в Аргентине объем торговли между двумя странами в 2000 г. сократился: экспорт в Аргентину составил 99,6 млн. долларов, импорт из Аргентины — 69,7 млн. долларов.

В 1988 г. Буэнос-Айрес и Тель-Авив стали городами-побратимами. Отношения между двумя странами еще более улучшились после прихода к власти К. Менема. В декабре 1989 г. в Аргентине побывал с визитом президент Израиля Х. Герцог (см. И. Герцог). В первой половине 1990 г. Израиль посетили министр иностранных дел Аргентины Д. Кавальо (он, в частности, сообщил о том, что его страна прекращает сотрудничество с Ираком и Египтом в разработке ракетной техники) и аргентинская парламентская делегация. Аргентина стала единственным латиноамериканским государством, присоединившимся во время войны в Персидском заливе к антииракской коалиции (в район боевых действий были направлены два аргентинских фрегата). В ноябре 1990 г., в разгар кувейтского кризиса, в Израиле побывала делегация представителей крупнейших политических партий Аргентины, в которую входил Э. Менем — брат К. Менема. В октябре 1991 г. К. Менем стал первым президентом Аргентины, посетившим Израиль с официальным визитом.

В марте 1992 г. около израильского посольства в Буэнос-Айресе была взорвана заминированная автомашина; 29 человек, в том числе много детей из расположенной поблизости школы, погибли, 240 получили ранения. В знак протеста против этого террористического акта десятки тысяч аргентинцев, включая К. Менема, Р. Альфонсина, министров правительства, представителей почти всех политических партий, профсоюзов, интеллигенции, приняли участие в процессии, проследовавшей мимо места взрыва.

 ДИАСПОРА > Регионы и страны
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 
Еврейские эмигранты из Польши на судне «Алькантара» по пути в Аргентину. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.–Т.-А., 2001.

Еврейские эмигранты из Польши на судне «Алькантара» по пути в Аргентину. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.–Т.-А., 2001.
 
В хедере (Буэнос-Айрес), 1955. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.–Т.-А, 2001.

В хедере (Буэнос-Айрес), 1955. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.–Т.-А, 2001.
 
Памятная марка, выпущенная в честь 75-летия еврейской сельскохозяйственной колонизации Аргентины. 1964 г. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.—Т.-А., 2001.

Памятная марка, выпущенная в честь 75-летия еврейской сельскохозяйственной колонизации Аргентины. 1964 г. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.—Т.-А., 2001.
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Арбетер ринг Аргов Саша следующая статья по алфавиту