главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
английская литература. Электронная еврейская энциклопедия

английская литература

КЕЭ, том 1 + Доп. 2, кол. 130–133 + 56–62
Опубликовано: 1995
Обновлено: 16.04.2005

АНГЛИ́ЙСКАЯ ЛИТЕРАТУ́РА. В настоящей статье рассматриваются следующие аспекты: влияние Библии на английскую литературу, тип еврея в английской литературе и английские писатели еврейского происхождения.

Влияние Библии. Английская культура уже в период средневековья испытала влияние библейских сюжетов и библейского языка. Эпическая поэма «Потерянный рай» (1667) Джона Мильтона, знавшего иврит, как и его трагедия «Самсон-богатырь» (1671) изобилуют библейскими мотивами. В этот же период в Англии печатается целый ряд произведений, в основу которых положен сюжет из Библии или из древней израильской истории. Попытка Байрона изобразить первого убийцу героем в «Каине» (1821) была встречена бурей негодования и побудила Уильяма Блейка написать «Призрак Авеля» (1822). В «Еврейских мелодиях», включающих поэмы о дочери Ифтаха, о Санхериве и о вавилонском пленении, Байрон менее революционен.

Ряд выдающихся писателей 20 в. сохранил интерес к персонажам и сюжетам Ветхого завета. Среди них следует отметить Джорджа Бернарда Шоу и Дейвида Херберта Лоуренса.

Тип еврея в английской литературе. В средневековой английской литературе образы библейских евреев абстрагированы и представлены в свете общечеловеческих проблем. В повествовательных произведениях (балладах и пересказах) сюжеты Ветхого завета часто освещают духовные конфликты с позиций христианства; в мистериях древнееврейские персонажи олицетворяют различные нравственные качества или используются как типологические предвосхищения Иисуса.

Почти нет сомнения, что в выдающихся произведениях английского средневековья образ еврея писался не с натуры. Очевидно, что отрицательный образ еврея возник на основе христианской идеологии, насаждавшей теорию о народе-богоубийце (см. Антисемитизм). Отголоски различных средневековых народных россказней послужили основой драмы Кристофера Марло «Мальтийский еврей» (приблизительно 1589 г.) и трагедии Шекспира «Венецианский купец» (приблизительно 1596 г.). Однако еврей вызывал не только страх и ненависть. К этим чувствам зачастую примешивалось благоговение и даже восхищение.

Воображение средневековых авторов занимали и героические персонажи Ветхого завета. Иехуда Маккавей является одним из прославленных девяти героев древности. Примером еще одной христианской легенды, в которой налицо благоговейный трепет и восхищение, — это легенда о Вечном Жиде. Мильтоновский «Самсон-богатырь» — с одной стороны, героический библейский персонаж, с другой — образ самого поэта. Подобная проекция образа автора на образ еврея была использована много позднее Байроном и Колриджем (19 в.) и Джеймсом Джойсом в изображении сложной, сугубо реалистической и в то же время глубоко символичной фигуры Леопольда Блума в одном из важнейших произведений художественной прозы 20 в. «Улиссе» (1922).

Неизменно отрицательными даны в средневековой английской литературе образы современных евреев. Героем повествовательной английской прозы и народных баллад 13 в. является Вечный Жид, отвергший Иисуса и потому заслуживающий самых жестоких гонений. В популярных комических представлениях того времени типичным персонажем выступает ненавистный еврей-ростовщик. В поэзии и прозе широко представлены мотивы кровавого навета (так, историки литературы насчитывают не менее 27 произведений, тема которых — мученичество Хьюго из Линкольна /см. Кровавый навет/).

После изгнания евреев из Англии (1290) еврейские персонажи остаются в литературе, иллюстрируя расхожие представления о порочности еврейского нрава. В одну из версий поэмы Дж. Гауэра «Confessio amantis» (1390) входит «Повесть о язычнике и иудее»; автор утверждает преимущество наивного язычества перед сознательным еврейским отказом от принятия крещения; еврею приписываются коварство и племенная солидарность, которая несовместима со справедливостью. В «Кентерберийских рассказах» Дж. Чосера (1386–1400) антиеврейская направленность традиционного сюжета о мальчике, убитом жестокими иноверцами, быть может, несколько смягчается иронией автора по отношению к изысканной и лицемерной даме — рассказчице этой истории.

Поэма У. Ленгленда «Видение о Петре-пахаре» (1362) демонстрирует традиционную вражду к евреям, однако без их демонизации; солидарность ставится здесь не столько в вину евреям, сколько в пример и укор христианам.

Традиционный антииудаизм наложил отпечаток на литературный язык эпохи Возрождения; в повести Дж. Лили «Эвфуэс» (1578) выражение «хуже, чем еврей» носит уже характер идиомы. Популярность поставленной в 1592 г. пьесы К. Марло «Мальтийский еврей» способствовала установлению стереотипа уродливого «сатанинского еврея» и типичной коллизии — ненависть к христианам, любовь к дочери, страсть к деньгам и коварство оборачиваются против него самого. Развитием этого образа и сюжета стал знаменитый «Венецианский купец» У. Шекспира, поставленный несколькими годами позже. Однако шекспировский Шейлок более глубок и амбивалентен (хищник и одновременно жертва); автор как будто согласен с мнением еврея, что его ненависть к христианам вызвана их отношением к нему. «Сатанинский еврей» в разных воплощениях на века стал излюбленным персонажем английской литературы. Элементы этого образа есть в безнравственном Фейджине у Ч. Диккенса («Оливер Твист», 1838), жестоком Мелмоте у А. Троллопа («Как мы живем сейчас», 1874), гениальном музыканте Свенгали у Дж. дю Морье («Трилби», 1892), изворотливом Кинге у Айрис Мердок («Весьма достойное поражение», 1970). Марло и Шекспир ввели не только в английскую, но и в мировую литературу также образ привлекательной и умной молодой еврейки (как правило, это дочь «сатанинского еврея»; соответствующие сюжеты разрабатывались В. Скоттом, М. Ю. Лермонтовым, И. С. Тургеневым, Т. Г. Шевченко и многими другими; см. также Русская литература. Русская литература 1-ой половины 19 в. и др.). Карикатура на Шейлока — персонаж написанной в период реставрации Стюартов (1660) комедии Гренвилла «Венецианский еврей», над которым издевается даже непослушная дочь.

В 17 в., когда вновь началось проникновение евреев в Англию, художественная литература откликнулась на это неоднозначно. Если для Р. Бертона («Анатомия меланхолии», 1621) евреи — трудолюбивый народ, живущий в рассеянии, отчуждении от христианского мира, народ невежественный, но с похвальной ревностностью соблюдающий обычаи своей веры, то для Т. Брауна («Religio Medici», 1642) по-прежнему актуально обвинение евреев в жестоковыйности, не позволившей им принять учение Иисуса. Сюжеты о посещении лондонской синагоги в 1663 г. (неприятно поразившей гостя отсутствием благоговейной тишины во время богослужения) и о мессианском брожении среди английских евреев, связанном с Саббатаем Цви (1666), отражены в «Дневнике» С. Пипса. Дж. Мильтон в эпических поэмах «Потерянный рай» (1667), «Самсон-Богатырь» (1671) вернулся к традиции разработки ветхозаветных сюжетов. В то же время Дж. Драйден в поэме «Авессалом и Ахитофел» (1681) впервые использовал библейский сюжет лишь как декорацию для повествования о политической жизни современного ему Лондона.

Реформы 18 в., несколько улучшившие правовое положение евреев Британии, сопровождались яростными дискуссиями в печати. В них прозвучал и еврейский голос (анонимная «Жалоба сынов Израиля на религиозное законодательство», 1736). Этническая и религиозная обособленность евреев противоречила универсалистским тенденциям Просвещения; отчасти этим вызвано враждебно-ироническое отношение к евреям в «Роксане» Д. Дефо (1724), сатирах А. Попа, публицистике Дж. Свифта и С. Джонсона; пятитомный роман «Цецилия» Фанни Берни (1782) также содержит антиеврейские стереотипы, но оставляет место для «добрых исключений». Лишь в статьях и письмах О. Голдсмита проявляется терпимое отношение к еврейским согражданам; вполне объективно изложены главы о евреях эпохи ранних норманских королей в «Краткой истории Англии» Э. Берка. Т. Дж. Смоллетт пережил эволюцию в своем отношении к евреям: создав традиционные образы евреев-негодяев («Родерик Рэндом», 1748; «Приключения Перегрина Пикла», 1751), он, имевший опыт реабилитации шотландцев в английском общественном мнении, обратился затем и к положительному образу еврея («Приключения графа Фезома», 1753). Популярный английский писатель 18 в. Д. Дефо, начинал с негативных еврейских персонажей. Затем в романе «Робинзон Крузо» (1719) в лице Робинзона — сына «нового христианина» (Крузо — по-португальски «крещеный») представил идеальный образ — воплощение духа победной предприимчивости, несокрушимого оптимизма и гуманного рационализма.

В 19 в. сдвиг отношения английского общества к евреям в сторону большей терпимости и понимания еврейских проблем широко отразился как в публицистике, так и в художественной литературе. Так, литературовед У. Хэзлитт и историк Т. Б. Маколей объясняли «пороки еврейского характера» тяжкими условиями бесправного существования народа, требовали политической эмансипации как необходимого этапа общественного прогресса и высмеивали требование обращения евреев в христианство как признак недостаточной уверенности в справедливости дела англиканской церкви.

В творчестве поэтов-романтиков начала века (С. Т. Колдридж, У. Вордсворт) изредка появляются яркие образы представителей еврейского простонародья, основывающиеся на непосредственных наблюдениях. В то же время романтически переосмысливается образ Вечного Жида: в поэмах Вордсворта и П. Б. Шелли подчеркивается не грех Агасфера, а его неприкаянность, муки изгнания и жестокость бессмертия; тот же подход отмечен и в нескольких романах 1-й половины 19 в. Дальнейшим развитием темы стала поэма Р. Бьюкенена «Вечный Жид: Рождественская песнь» (1893), где в роли Агасфера выступает Иисус, странствующий по миру в тщетной надежде убедиться, что его учение дало добрые всходы.

Сочувствие угнетенным евреям вдохновляло Дж. Г. Байрона, написавшего поэтический цикл «Еврейские мелодии» (1815) по темам Библии на музыку своего друга А. Натана (1790?–1864; см. Музыка. Участие евреев в музыкальной культуре других народов). Однако в поэме «Бронзовый век» (1823) Байрон гневно осуждает махинации еврейских банкиров.

В готических романах 1830-х гг. по-прежнему появляются «сатанинские евреи», но в драматургии этот образ уже вытеснен комическим персонажем в характерной одежде, со странным акцентом и с мелкой хитрецой. Узнаваемость образа приводит к тому, что в ряде пьес персонажи-англичане прикидываются евреями для достижения каких-либо целей (впервые этот прием использован Т. Дж. Смоллеттом в романе «Хемфри Клинкер», 1771). В некоторых пьесах появляются положительные персонажи-евреи. Историческая романистка Анна Радклиф пытается изобразить еврейских персонажей в соответствии с правдой эпохи, хотя это не во всем ей удается. Еще менее убедительны вымученные попытки создать образ современного идеального еврея (таков герой романа Мери Эджуорт «Харрингтон» /1816/, созданного, по признанию писательницы, как ответ на упреки, что в прежних ее романах заметна неприязнь к евреям).

На упрочение положения еврейских финансовых магнатов такой крупный мыслитель, как Т. Карлейль, и сатирик У. Теккерей ответили антиеврейскими обличениями. В то же время критик М. Арнолд призвал вспомнить об основах европейской, в том числе английской, культуры; в его книге «Культура и анархия» (1869) подробно развивается мысль о гебраизме и эллинизме как основных источниках цивилизации.

Однако в целом писатели 19 в., как и 18 в., продолжали изображать еврея либо крайне зловещим и порочным, либо идеалом добродетели. Все же в «Айвенго» (1819) Вальтер Скотт значительно отступает от стереотипного отрицательного изображения еврея, наделяя Исаака из Йорка привлекательными человеческими чертами. Уильям Мейкпис Теккерей, с другой стороны, всегда изображает евреев обманщиками и считает их подходящими объектами для сатиры.

В «Оливере Твисте» Чарлз Диккенс рисует образ еврея Фейджина, развратителя малолетних и скупщика краденного, а в романе «Наш общий друг» — мистера Райя, еврея-благодетеля, покровителя слабых. В романе «Как мы теперь живем» (1875) Антони Троллоп обрисовывает чудовищно отрицательный облик еврея, но всего лишь год спустя Джордж Элиот в своем романе «Даниэль Деронда» (1876) создает благородного героя-еврея. Это одно из наиболее значительных произведений 19 в. на еврейскую тему в английской литературе, сыгравшее определенную роль в становлении идеологии еврейского национального движения (см. Сионизм).

Эта двойственность в изображении евреев доминирует и в более поздний период. Так, например, безродный чужак Свенгали, таинственный и мрачный колдун из романа Джорджа дю Морье «Трильби» (1894) — персонаж зловещий; но Альвар, персонаж романа Джорджа Мередита «Трагические комедианты» (1880) — образ романтический и обаятельный, фактически портрет Фердинанда Лассаля.

Наиболее теплые и детальные описания евреев можно найти в произведениях Роберта Браунинга, который изображал евреев в поэзии такими, какими Рембрандт рисовал их: благородными и привлекательными не только в библейский период, но и в средние века, и в новое время.

Пропагандистская направленность литературного творчества Дизраэли, включавшая апологетику еврейства, вызвала полемические нападки Теккерея — роман «Кодлингсби» (пародия на роман Дизраэли «Коннингсби», 1847). Среди писателей-евреев, как правило, описывавших еврейскую среду, выделялись Б. Фарджен (1838–1909), И. Зангвил, С. Гордон (1871–1927), Эйми Леви (1861–89), Джулия Франкау (1864–1916), Сесили Сиджвик (1855–1934). Быт английских евреев становится темой и для писателей-неевреев (например, «Мятежная царица» У. Безанта, 1893). Однако чаще персонажи-евреи выступают в произведениях английских писателей только во взаимоотношениях с христианской средой («Оливер Твист» Ч. Диккенса, 1838; «Лайла» Э. Булвер-Литтона, 1838; «Никогда не поздно исправиться» Ч. Рида, 1856; «Гипатия» Ч. Кингсли, 1854; «Нина Балатка» А. Троллопа, 1879; и др.), и хотя у различных писателей подход к теме неодинаков, мотивы гуманизма и терпимости встречаются в этих романах все чаще.

Традиции прошлого столетия продолжены в английской литературе 20 в. Антиеврейские тенденции заметны в поэзии Р. Киплинга, считавшего евреев носителями «азиатской» ментальности, и Т. С. Элиота, возродившего средневековый стереотип алчного еврея-ростовщика («Геронтион» и другие произведения); в драматургии Б. Шоу, отождествлявшего евреев с эксплуататорской мировой буржуазией; прозе Г. Дж. Уэллса, недовольного национальной обособленностью еврейского народа, и Г. К. Честертона, протестующего, наоборот, против проникновения евреев во все сферы деятельности других народов. В то же время для многих писателей Великобритании еврейские персонажи — органичная и необходимая часть английского и — шире — человеческого сообщества. Таков герой романа Дж. Джойса «Улисс» (1922) Леопольд Блум, неопределенность и противоречивость самосознания которого выражают сложность самовосприятия современного человека вообще; таковы персонажи-евреи серии романов Ч. П. Сноу «Чужие и братья» (1940–64), романа «Хранители мудрости» (1974) и многие другие. Обличению Катастрофы европейского еврейства посвящен роман Д. М. Томаса «Белый отель» (1981).

Период британского мандата в Палестине и возникновение Государства Израиль нашли свое отражение в английской литературе. Некоторые писатели были явными сторонниками сионизма, другие — крайне враждебны к евреям и симпатизировали арабам. Из многих книг о подмандатной Палестине наиболее выдающимся является роман Артура Кёстлера «Воры в ночи» (1946). В ряде романов и повестей освещена жизнь современного Израиля с различных точек зрения.

Английские писатели еврейского происхождения. С начала 19 в. значительная часть английских писателей еврейского происхождения посвящает свой талант разработке еврейской тематики. К ним можно отнести нескольких писательниц, наиболее известная из которых — Грейс Агилар — рьяная поборница иудаизма, написавшая первый англо-еврейский роман «Кедровая долина» (1850), романтическую историю о героизме испанских марранов. Примерно в это же время появляются первые еврейские детские писательницы на английском языке — сестры Селия (Мосс) Ливитус и Марион (Мосс) Хартог, авторы «Рассказов о еврейской истории».

Бенджамин Фарджен, североафриканский писатель сефардского происхождения, изображал быт лондонского еврейства, особенно жизнь простонародья в лондонском квартале Ист-Энд. Именно в Ист-Энде происходит действие наиболее знаменитых романов И. Зангвиля, который до сих пор остается столпом английской еврейской литературы, в том числе и детской еврейской литературы. Особенно популярны его сборники рассказов о гетто — «Дети гетто» (1892), «Трагедии гетто» (1893), «Повелитель нищих» (1894) и «Мечтатели гетто» (1899). Тема смешанных браков стала чрезвычайно популярной среди еврейских писателей.

С особенной сентиментальностью и настойчивостью этот мотив проявляется в произведениях Луиса Голдинга, который в своих романах «Магнолия стрит» (1932) и «Думингтон» предлагает разрешить «еврейский вопрос» путем массовых смешанных браков. Выдающимся еврейским поэтом 20 в. был Айзек Розенберг, который с болью и нежностью писал о страданиях солдат, сражающихся на полях Первой мировой войны. Изак Голлер был страстным еврейским поэтом с ярко выраженными сионистскими симпатиями. В 1931 он начал публикацию серии пьес на библейские темы (например «Сон в ночь на Пурим»), которые были долгое время популярны среди еврейских подростков.

Среди других писателей следует отметить также биографа и историка Филипа Гведала и М. Дж. Ланда. Многие еврейские писатели стали знаменитыми литературоведами и критиками. Среди них Дейвид Дайхес и Джордж Стайнер. Джозеф Лефтвич, Дж. М. Кохен и Джейкоб Сонтаг были известными редакторами, создателями антологий и переводчиками. Самым влиятельным среди писателей еврейского происхождения был Б. Дизраэли.

Под влиянием мировых событий еврейская тематика отошла на задний план (а иногда и вовсе отсутствует) в произведениях писателей-евреев З. Л. Сассуна (1886–1967), прозаика Аниты Брукнер, драматурга Х. Пинтера. Произведения прозаика А. Кёстлера и философа и публициста И. Берлина приобретают мировое значение, не связанное с их еврейскими корнями.

В середине 20 в., после Катастрофы в Европе и ее последствий, с одной стороны, и рождения и укрепления Государства Израиль, с другой, проблема существования евреев предстала в новом свете. Ведущими фигурами драматургии послевоенного периода были Хэролд Пинтер, Питер Шафер и Арнолд Уэскер. В конце 50-х гг., вслед за публикацией романа Бриана Гланвиля «Банкроты» (1958), резко критикующего семейную и общественную жизнь евреев, появилась так называемая «новая волна» англо-еврейских писателей. К этой группе писателей можно отнести Дэна Джейкобсона и Бернарда Копса, которые задались целью сорвать маску лицемерия и самодовольства с английского еврейства. Другие писатели сохранили верность старым ценностям и идеалам. Шестидневная война заставила многих еврейских писателей в Англии осознать общность судьбы всего еврейского народа.

В 1970-х гг. в творчестве английских писателей еврейского происхождения проявился растущий интерес к темам еврейской истории и традиции, в том числе к Библии. Д. Джейкобсон (родился в 1929 г.), уроженец Южной Африки, живущий в Англии 30 лет, в книге «Поругание Тамар» (1970) и пьесе «Пещеры Адуллама» (1972) обратился к эпохе царя Давида. Д. Косов (1919–2005) написал исторический роман «Голоса Масады» (1978). Исторический роман Б. Литвинова «Другое время, другой голос» (1971) посвящен Саббатаю Цви. Действие детективного романа Л. Дэвидсона (родился в 1922 г., в 1968 г. поселился в Израиле) «Газель Смита» (1971) разворачивается на фоне израильской жизни. Дэвидсон стал первым англоязычным писателем, завоевавшим премию израильского правительства имени З. Шазара, присуждаемую писателям-олим. В 1969 г. в Израиле поселилась родившаяся в Германии Карен Гершон (1923–93), чьи стихи о Иерусалиме составляют главную часть ее стихотворного сборника «Наследие и встречи: стихотворения 1966–1971 гг.» (1972).

Наряду с новым, часто личным отношением к Израилю англо-еврейские писатели проявляли глубокий интерес к прошлому евреев в Англии. Роман Герды Чарлз «Вальс судьбы» (1971) вдохновлен жизнью поэта А. Розенберга (см. выше). М. Эдельман (1911–75), автор биографии Д. Бен-Гуриона (1964) и нескольких политических и других романов, нарисовал в книге «Дизраэли влюбленный» (1972) портрет этого государственного деятеля в юности. Живое описание уклада жизни аристократических еврейских семей 19 в. содержится в романе Х. Берманта «Родство» (1971). Э. Литвинов в романе «Путешествие по малой планете» (1972, русский перевод 1978 г., издательство «Библиотека-Алия», Иер.) описал детство в Ист-Энде в 1930-х гг. Старому, уходящему поколению Ист-Энда посвящена пьеса А. Уэскера «Старики» (1973). В своей автобиографии («Два мира: еврейское детство в Эдинбурге», 1956; «Третий мир», 1971) Д. Дайхес (1912–2005) описал бунт против еврейской ортодоксии, воплощенной в образе горячо любимого отца, и опыт жизни в США. Расовым проблемам Южной Африки посвящена книга Д. Джейкобсона «Свидетельство любви» (1960). Из Канады переехали в Англию писатели Н. Левин и М. Ричлер (родился в 1931 г.; см. Канада), автор нескольких романов на еврейские темы, в том числе «Сын маленького героя» (1955), «Ученичество Дудди Кравица» (1959), «Самоуверенный» (1968) и др.

В 1980–90-х гг. многие английские писатели-евреи под влиянием своих американских собратьев (см. Соединенных Штатов Америки литература) расширили тематику своих произведений, включив в нее историю европейского еврейства и современного Государства Израиль. Это характерно для романов, опубликованных в 1980-х гг. такими писателями, как Элейн Файнстайн, Х. Джейкобсон (родился в 1942 г.), Э. Литвинов (см. выше), Бернс Рубенс (родился в 1927 г.), К. Синклер (родился в 1948 г.) и др.

Широкую известность приобрело творчество К. Синклера и Х. Джейкобсона. В 1983 г. К. Синклер был признан одним из 20 «лучших молодых английских прозаиков» (роман «Библио-сексуальность», 1973; сборник рассказов «Золотые сердца», 1979; «Клопы», 1982; критико-библиографическое исследование «Братья Зингер», 1982). Роман Х. Джейкобсона «Любопытный» (1984) был удостоен специальной премии газеты «Гардиан» за прозаические произведения. С 1984 г. Институт иудаистики (научно-исследовательское отделение Всемирного еврейского конгресса в Лондоне) организует регулярные встречи еврейских писателей, пишущих на английском языке (в первой встрече в 1984 г. участвовали израильский писатель А. Аппельфельд и литературный критик Дж. Стейнер).

В отличие от представителей англо-еврейской литературы, в творчестве которых находит явное выражение еврейское самосознание, многие английские писатели-евреи не отражают в своих произведениях специфически еврейские интересы и заботы. Типичны в этом отношении роман Аниты Брукнер (см. выше) «Отель дю Лак» (1984, отмеченный в год своей публикации престижной литературной премией) и постмодернистский роман Г. Джосиповича (родился в 1940 г.) «Беседы в другой комнате» (1984). Однако в своем позднейшем творчестве Анита Брукнер обращается к еврейской тематике (например, «Семья и друзья», 1985). Критические статьи Джосиповича обнаруживают глубокий интерес к еврейской литературе. Два романа Джосиповича — «Большой стакан» (1991) и «В саду отеля» (1993) — посвящены еврейскому пониманию искусства и продолжающемуся диалогу европейцев с еврейской историей. Джосиповичу принадлежит также сочинение «Книга Бога: ответ Библии» (1988). Он написал предисловие к английскому переводу книги А. Аппельфельда «Отступление» (1985).

Пьесы англо-еврейского драматурга С. Полякова регулярно идут на сценах театров Лондона и Нью-Йорка. Продолжают работать драматурги старшего поколения Б. Копс (родился в 1926 г., пьеса «Эзра», 1980) и А. Уэскер (пьеса «Купец», 1977). Пьесы Х. Пинтера (см. выше), опубликованы в 1977–81 гг., получили положительные отзывы критики. П. Шаффер (родился в 1926 г.), автор пьесы «Амадей» (1980), написал и поставил пьесу «Ионадав» (1985), основанную на романе Д. Джейкобсона «Поругание Тамар». Д. Джейкобсон опубликовал также серию автобиографических рассказов «Снова и снова» (1980) и роман «Богобоязненный». Поэт Д. Абс (родился в 1923 г.) продолжал публиковать сборники стихов и воспоминания.

Для англо-еврейской литературы характерно противопоставление еврейских персонажей английскому окружению, достигающее комического эффекта. Типичны в этом отношении романы Х. Джейкобсона «Тот, кто подходит сзади» (1983) и «Любопытный» (см. выше). В книгах «Образец человека» (1992) и «Корни-шморни: путешествия среди евреев» Х. Джейкобсон анализирует присущие ему самому еврейские черты.

Ф. Рафаэль (родился в 1931 г.) в романе «Небо и земля» (1985) исследует англо-еврейские отношения в политическом контексте английского аморального консерватизма. Изображение жизни евреев, принадлежащих к английскому среднему классу, в частности, отмечающее их отношение к Государству Израиль, содержится в трилогии Розмэри Фридмен: «Доказательства любви» (1982), «Роза Иерихона» (1984) и «Жить в мире» (1986). Проза Р. Фридмен свидетельствует, что семейная сага продолжает оставаться популярной формой самовыражения англо-еврейских писателей. Другие примеры этого жанра — роман Х. Берманта (родился в 1929 г.) «Патриарх: еврейская семейная сага» (1981), трилогия М. Моско «Миндаль и изюм» (1979–81), первый роман Джудит Саммерс «Дорогая сестра» (1985). Э. Литвинов в книге «Падает тень» (1983), используя форму детективного романа, исследует еврейский характер современного Израиля и отношение еврейского государства к Катастрофе европейского еврейства. Дж. Стейнер опубликовал беллетристическую книгу «Доказательства и три басни» (1992). Внимание критики привлекли также «День искупления» (1991) А. Альвареса и автобиографический роман Х. Пинтера «Карлики» (1990; написан в основном в 1950-х гг.). В драматургии Х. Пинтера и С. Беркова (родился в 1937 г.) изображена среда, из которой они вышли — еврейская беднота лондонского Ист-Энда (комедия С. Беркова «Кветч» и др.). В романах С. Лувиша, писателя, выросшего в Иерусалиме и участвовавшего в Шестидневной войне, представлена умышленно гротескная, «иконоборческая» картина Государства Израиль («Терапия Аврахама Блока», 1985; «Смерть Мойше-ганева», 1986; «Город Блока», 1988; «Последний козырь Аврахама Блока», 1990; «Глушитель», 1991). Роман К. Синклера «Кровавые наветы» (1985) также использует факты израильской истории, особенно Ливанской войны. К. Синклер считает себя еврейским писателем в «национальном смысле». Действие его романов «Блюз диаспоры: взгляд на Израиль» (1987), «Косметические эффекты» (1989) и «Augustus Rex» (1992) разворачивается в Восточной Европе, Америке и Израиле; таким образом он преодолевает своеобразный провинциализм англо-еврейской литературы.

Элейн Файнстайн в своих романах демонстрирует глубокий интерес к истории европейского еврейства («Дети Розы», 1975; «Экстаз доктора Мириам Гарднер», 1976; «Хозяин тени», 1978; «Оставшиеся в живых», 1982; «Граница», 1984). Роман Бернис Рубенс «Братья» (1983) также обращается к современной еврейской истории.

Традиции англо-еврейской литературы продолжают писатели молодого поколения: Дженни Диски («Как мать», 1988), У. Селф («Петух и бык», 1992), Дж. Уилсон («Шум», 1993), а также драматурги Дайана Сэмюэлс, Джулия Паскаль и Г. Костик.

 ДИАСПОРА > Политическая власть. Взаимоотношения общества и евреев
Версия для печати
 
На бета-сайте
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту ангелы Англия следующая статья по алфавиту